680013, Хабаровск, ул. Ленинградская, 25
+7 (4212) 32 24 15
680013, Хабаровск, ул. Ленинградская, 25
+7 (4212) 32 24 15

Как тянули репку

Обиделась недавно свёкла на бабку полудницу. Раньше она никогда мимо нее просто так не проходила. Обязательно остановится, поговорит, землю порыхлит, скажет: «Красавица ты моя». А теперь ей почему-то репка больше нравится. Растёт репка, правда, быстрее. Но вот спроси хоть у кого: кто красивее — свёкла или репка? Каждый ответит: конечно, свёкла. Уж на что чеснок ворчун — и он так думает.

А вон и Акуля. Неужели опять к репке направилась? И, правда, к репке.

Подошла к ней Акуля, постояла, посмотрела, как репка растёт, и решила: пора, пора её убирать. И надо всё сделать так, как было в сказке. А в сказке: «Дедка — за репку». Это значит — дед Юрий становится первым и тянет репку. Только пусть не старается, всё равно ничего у него не получится, если не позовёт на помощь её, Акулю, — она же здесь бабка.

А уж Акуля окликнет Барбоску. Хорошо бы, конечно, Жучку. Но собак с красивым именем Жучка на улице нет. Придётся Жучку заменить Барбоской. Барбоска позовёт внучку Лиду. Внучка — кота Нестора Ивановича, а уж он — Мышку-Норушку.

Со всеми поговорила Акулина: сначала с Барбоской и котом Нестором, потом с Лидой.

Услышав такой хороший план, все посмотрели на дедку. Ну, на деда Юрия. Что он скажет?

— Да вроде должно получиться, — сказал дед.

И вот в один прекрасный день, а самые важные события происходят всегда в прекрасные дни, собрались все в огороде.

— Видишь, видишь, — прошептала укропу свёкла, — опять они репкой любуются.

— Могли бы и ко мне подойти, — вздохнул укроп. — От этой репы никакого запаха, а ты понюхай, как я пахну.

— Укропом пахнешь, укропом, — успокоила его свёкла. Когда все собрались возле репки, выстроились так: дедка, конечно, ухватился за репку, бабка полудница — за дедку, внучка — за Акулю, Барбоска — за внучку... Кот Нестор совсем уже собрался присоединиться к ним, да вдруг кинулся бежать куда-то по грядке.

Смотрят все друг на друга, не могут понять, в чём дело. Куда это он?

— На свою ферму побежал, — объяснила всем Акуля.

Но Нестор, не добежав до фермы, вдруг зашипел и кинулся с кем-то драться. Оказывается, он встретился с котом Тимохой.

Вообще-то они с Тимохой жили мирно. Но если уж Тимоха направлялся к компостному ящику, где у Нестора была ферма, тут без драки не обходилось. Правда, Тимоха понимал, что мыши здесь не его и приходить сюда на охоту лучше, когда Нестор во дворе на крылечке нежится, воробьями любуется. И Тимоха на этот раз первый отступил.

Но не думайте, что Нестор Иванович побежал к своей ферме из-за Тимохи. Когда все собрались возле репки и подошла его очередь помочь её вытягивать, он вдруг услышал... Да, да, такой хороший был у кота слух... Он услышал, как по картофельной грядке крадётся Мышка-Норушка. «Вот ты где! — обрадовался кот. — Я считаю, пересчитываю своих норушек. И с конца считал, и с середины, а одной не хватает».

А Мышка-Норушка сидела под шапкой-невидимкой. Дрожала как осиновый листок, когда кто-нибудь рядом топтался. Сколько бы она там просидела — неизвестно, если бы Кирюша не вылил рядом целую кастрюлю воды. Просачивалась вода потихоньку, просачивалась и намочила мышке хвостик. А чего хорошего, когда у тебя хвостик сырой. Выбралась мышка из-под шапки-невидимки и направилась через двор, через огород, в старый валенок, который валялся в самой последней борозде.

Вернулся Нестор к своей компании, построились все как надо: дедка Юрий — за репку, бабка Акуля — за дедку, внучка Лида — за бабку, Барбоска — за внучку, кот Нестор — за Барбоску. Тянут-потянут, вытянуть не могут.

— Да, ребята, не хватает нам мышки, — вздохнул дед. Тут подошёл к ним Кирюша и спросил: во что такое они играют? Стали ему объяснять. Долго объясняли, потому что все старались. Даже Барбоска лаял, и Нестор один раз мяукнул. Наконец, полудница сказала:

— Мышки нам не хватает. Хочешь быть мышкой?

— Конечно, хочу, — обрадовал всех Кирюша.

Опять выстроились как положено, а Кирюша вместо мышки стал в самом конце.

— Ну, раз-два, взяли! — скомандовал дед. — Тянем-потянем!

И вытянули наконец репку!!!

Здесь я не зря поставил три восклицательных знака, хотя можно было и четыре — так уж обрадовались все, когда вытянули репку.

Всё так. Но вот на улице нашей в этот день произошло необычное событие. Потерялся бабушкин Серенький Козлик. Да-да, тот самый, которого бабушка не пустила на дискотеку.

В общем, расскажем всё по порядку. Паслись козы на своём любимом месте возле скамейки деда Юрия. Там хорошо: и тень в жаркий день от тополя и осины, и травка какая-то особенная. А бабушка, хозяйка коз, стояла на другой стороне улицы и рассказывала тётке Сидоровой, хозяйке свиньи Хавроньи, про своего непослушного козлика, который чуть на дискотеку не убежал.

— А сама-то, — напомнила тётя Сидорова, — когда девчонкой была, разве на танцы не бегала? — Ой, бегала, — созналась хозяйка козлика. — Так то я, а то козлик.

— А он у тебя ничего, росленький... Ой, да где же он? Только что травку щипал — и враз исчез!

Смотрит бабушка — и правда нет козлика. Удивилась она, подумала, что, может, он за тополь зашёл или под скамейку забрался.

Побежали женщины к скамейке. Всё осмотрели. Пасутся неподалёку козы, а козлика нет.

— Да куда же он делся? — удивляется бабушка.

— Не-е! Ме-е! — трясут хвостиками козы. Видно, что не знают и они.

Заторопилась бабушка к своему дому. Может, уже там во дворе козлик. Только не оказалось козлика во дворе, и калитка на запор закрыта.

— Ты чего, кума, бегаешь, как спортсменка? — спрашивают у бабушки соседки.

— Козлик у меня потерялся. Прямо на глазах исчез. Слушали соседки, удивлялись, а потом одна воскликнула:

— Да вон же он идёт по дорожке!

Посмотрели все на дорожку. Видят, и правда шагает козлик домой, как будто ничего и не случилось.

— Вот я ему сейчас задам! — воскликнула хозяйка Серенького Козлика и стала искать прутик.

— Батюшки! — закричали соседки. — Опять исчез! Смотрит бабушка — снова нет козлика, будто не он только что по улице вышагивал.

Так и не показался больше в этот день бродяга-козлик. Оставила бабушка ему свежей травки, чистой водички в тазике, даже калитку на запор не закрыла: а вдруг ночью придёт.

Чуть свет поднялась бабушка. Смотрит — травку кто-то съел, воду из тазика выпил, а козлика нет. Вот ведь беда какая...

Выпустила бабушка коз на прогулку, а сама пошла их братца искать. И в палисадниках у соседей смотрела, и за поленницами дров, и в чужие огороды заглядывала — нет нигде.

Если бы, как в сказке, напали на козлика серые волки, то обязательно оставили бы они рожки да ножки, но ни рожки, ни ножки нигде не валялись. Даже окурков не видно. Нынешние волки о здоровье перестали заботиться: табак курят.

Так, осматривая улицу, дошла бабушка до тётки Сидоровой и сразу почувствовала — что-то там произошло. Свинья Хавронья сердито хрюкает. Хозяйка поросят во двор загоняет и сама себе говорит:

— Ну, теперь, кажется, все. Ровно пять штук.

А бабушке объяснила, что утром выпустила она к свинье поросяток, а потом слышит, что Хавронья отчего-то сердится. Вышла — а одного поросёнка нет! Только что все пять возле мамки своей суетились и вдруг один куда-то пропал.

— Вот и мой козлик так же...

— Что творится-то, что творится, — поддержала её тётка Сидорова. — Когда я выпускала поросят, не было здесь козлика, а второй раз вышла — поросёнка нет, а козлик стоит, будто его кто нарисовал.

— Да где же он?

— Вон — возле скамейки деда Юрия.

И правда, не съели козлика серые волки — щиплет он травку возле тополя, будто и не терялся.

— Он! — обрадовалась бабушка. — Побегу потрогаю.

— А вот и мой пятый откуда-то взялся! — воскликнула тётка Сидорова.

Пересчитала поросят — ровно пять! Стала она разглаживать землю возле Хавроньи и нащупала шапку. Так-то её не видно, а под руками — вот она! — шапка. Взяла её осторожно тётенька Сидорова, накрыла ею поросёнка, чтобы он опять не убежал, а он исчез. Отодвинула шапку в сторону — поросёнок тут, возле своей мамы.

«Так это же шапка-невидимка! — догадалась Сидориха. — Что-то про неё дед Юрий ребятишкам рассказывал. А я ещё подумала: «Мало ли что он выдумает». Схватила она шапку и направилась в огород.

Шагает хозяйка Хавроньи Сидоровны по огороду и видит — лежит кабачок. Греется на солнышке, никому не мешает. Накрыла его шапкой — и кабачок исчез. Жалко стало тётке Сидоровой кабачок. Убрала она шапку, полюбовалась кабачком, который опять появился, и пошагала в самый конец огорода, где когда-то лешак Спиридон жил. Потом лешак ушёл в Заячий лесок, где и сейчас обитает. А называется лесок так потому, что зайцев там раньше водилось, как сейчас воробьев. Но это ещё когда дед Юрий маленький был, ростом такой, как сейчас Акуля.

Решила тётка Сидорова выбросить шапку-невидимку за ограду. Там, рядом с оградой, кочка красовалась, торчит из травы, как чья-нибудь голова, еще кого-нибудь напугает. Перелезла через ограду тётенька, надела на кочку шапку — и та сразу исчезла. Будто её и не было.

«Вот и хорошо! — обрадовалась тетя Сидорова. — Я давно собиралась выкопать эту кочку, да лопаты под рукой не было ».

Отряхнула она руки и пошла домой.

А козлик? А что козлик! Пасётся он, как и раньше пасся. Если хотите увидеть его — приезжайте, посмотрите. Можете даже погладить. Только не курите рядом — он дыма не любит.


Возврат к списку