Кот Егор
680013, Хабаровск, ул. Ленинградская, 25
+7 (4212) 32 24 15
680013, Хабаровск, ул. Ленинградская, 25
+7 (4212) 32 24 15

Тревожный вечер

Ах, какое выдалось в тот день хорошее утро. Солнышко взошло ясное и доброе.

Воробей еще сладко спал, когда кто-то защекотал его перышки: «Вставай, лежебока...»

Воробей открыл глаза и увидел, как в щелку скворечника заглядывает солнышко, щекочет его теплыми лучами и улыбается. Воробей встряхнулся и выглянул во двор. Пес Люкс уже выбрался из своей конуры, сидел на задних лапах и сладко зевал. Черныш с озабоченным видом ходил возле летней кухни и принюхивался: почуял, что бабушка варит что-то вкусное.

Сегодня Черныш был веселый, а вчера бродил с опущенным хвостом и обвисшими ушами. И все во дворе говорили друг другу: «Пожалуйста, не трогайте Черныша, не волнуйте. Его какая-то муха укусила». «Да, да, — подтверждал петух Петя. — Я сам ее видел и чуть не клюнул!» Петя то и дело подходил к молодому псу и напоминал: «Ты мне, Черныш, покажи, какая тебя муха укусила. Я ее тут же поймаю. Поймаю и съем!»

«Ко-ко-кой у нас Петя! Ко-ко-кой смелый!» — квохтали по углам куры. Но это было вчера. Вчера вообще день выдался неудачный: прилетала ворона, разбилось зеркало, к тому же муха укусила Черныша...

А солнышко уже немного поднялось над зелеными лугами, и вспыхнули на стебельках, засверкали, заискрились капельки росы.

Дядька пастух, который как раз вывел за поселок совхозных коров, сказал козлу Козлу:

— Эх, и трава! Сам бы жевал, да коровам надо!

Козел Козел тряхнул бородкой и ответил на это одним словом:

— Ме-еэ!

Но пастух его понял и успокоил:

— И тебе. Ты у нас тоже рогатый скот.

Слова его очень понравились козлу. Да и пастух ему нравился.

Правда, еще прошлым летом, когда козла Козла приняли в стадо, он побаивался кнута, который носил с собой пастух. Но потом убедился, что пастух никого этим кнутом не лупит, а только щелкает им для порядка. С тех пор он всегда ходил рядом с пастухом, и тот называл его при всех своим помощником. И когда коза Марта напомнила, что она работает у соседки молочницей, козел скромно, но со значением ответил: «А я подпаском!..»

Поднялось солнышко над поселком и сыпануло сквозь листву черемухи во двор знакомой коровы целую стаю солнечных зайчиков. Они забегали и по земле, и по крылечку, и по ведрам на завалинке, и по спине теленочка знакомой коровы.

Корова смотрела, как ее теленочек пытается их слизнуть с шелковистой шерстки, и радовалась. Сегодня ее хозяйка Петровна впервые решила отпустить корову на луга вместе с теленочком. Пусть пощиплет сочную луговую травку. Пусть поносится на свободе.

— Ты уж, моя коровушка, моя ведерница, глаз с него не спускай, — приговаривала Петровна, открывая калитку, — Он ведь еще несмышленыш. Смотри, чтобы не забежал куда...

— На луга? — спросил как всегда пес Люкс, когда они проходили мимо.

— На луга, сосед, — отозвалась корова.

— И сынка с собой взяла? Гляди, какой он у тебя стал. Прямо не по дням, а по часам растет.

— Он у меня молодец, — отозвалась очень довольная словами Люкса корова. — А ты когда заглянешь на луга, Люкс? Очень уж там хорошо сейчас.

— Да вот, отлежусь немного, что-то у меня ноги побаливают, и прибегу, — пообещал пес.

Чуть подальше корова увидела, как навстречу, по середине улицы, во весь мах несется коза Марта, а вслед ей со всех дворов отчаянно лают и тявкают собаки.

Событие это повторялось каждое утро. Коза Марта услышала где-то, что вместо зарядки по утрам хорошо бегать. Бег придает бодрость и даже возвращает молодость. Но как только она принималась трусить по улице, за ней сразу увязывались все собаки. Первой выскакивала Пустобрешка. Следом с лаем бросались другие. Даже Черныш, хотя он и знал, что Марта делает физзарядку, не мог удержаться и бросался, повизгивая от восторга, за козой-спортсменкой.

Пока Марта добегала до конца улицы, собаки поднимали такой лай, что бедная коза не знала, как ей теперь вернуться домой. Она пережидала где-нибудь в бурьяне, пока собаки успокоятся, а потом, крадучись, пробиралась до своего двора и пряталась в сараюшке, которую она называла дачей. И, конечно, никакой пользы от такой зарядки не было. Во всяком случае, никто не замечал, чтобы Марта молодела.

Теперь Марта действовала по-другому. Сначала она не спеша проходила в конец улицы. И это собак не тревожило. Кому интересно лаять на козу, которая бредет себе не торопясь. Разве какой несмышленыш щенок тявкнет из подворотни. Но такого щенка уважающие себя псы никогда не поддерживали.

Дойдя до конца улицы, спортсменка взбрыкивала задними копытами, бодала рогами воздух и во всю прыть припускала по дороге. Ошарашенные собаки сначала и рта не могли раскрыть от такой наглости. Потом они, конечно, поднимали запоздалый лай, даже выскакивали из дворов, но Марта уже подбегала к своей ограде, перемахивала через нее и оказывалась в безопасности.

Вот и сейчас она пронеслась, не успев мекнуть, мимо знакомой коровы и ее теленочка.

Так, совсем неплохо начался этот день...

Перед самым обедом Черныш, совершенно случайно, пришлепнул хвостом какую-то надоедливую муху. Все решили, что это именно она вчера его укусила, и стали радоваться. Теперь не надо было гадать, какая муха испортила настроение молодому псу. Но дорадоваться им не дал петух. Он прибежал из сада и рассказал, как только что поймал и расправился с той самой мухой, которая укусила Черныша. Весть была приятная, но непонятная. Все знали, что Черныша укусила одна муха, а теперь получалось, что кусали две!

Петя сразу расстроился. Он ожидал, что все начнут его хвалить, а тут, оказывается, Черныш сам пришлепнул какую-то муху. Обидно, конечно, и петух стал наседать на пса:

— Ты не стесняйся, Черныш, признайся. Ну, ошибся ты. Ну, не разобрал, сколько было мух. Тебя кусали две, а показалось, что всего одна. Что же тут такого. С кем не бывает!..

— Ко-конечно, ко-конечно, — поддержали Петю молодые куры.

— Ве-верно, — мекнула из дверей своей сараюшки Марта. — Я вот тоже недавно дала два стакана молока. А хозяйке показалось, что полтора. И я не стесняюсь, признаюсь: да, я дала два стакана. И тебя, Черныш, кусали две мухи, не могли же тебя кусать полторы!

— Полторы, полторы, — стали повторять бестолковые куры.

Черныш вертел лохматой головой, слушал то одного, то другого, вконец запутался и сказал:

— Да, ребята. Виноват я. Не рассмотрел. Меня и правда укусили полторы мухи...

Куры, коза Марта, Черныш и особенно петух Петя хотели было опять обрадоваться, однако из тени за конурой высунулся мудрый пес Люкс и заявил:

— Нет, друзья, все-таки две. Что-то я ни разу не видел, чтобы летали полторы мухи.

Вот тут-то все окончательно обрадовались, потому что на самом деле никто из них не видел, чтобы летали полторы мухи.

Из кухни донесся звон кастрюлек и чашек. Это бабушка готовила обед и курицам, и деду, и псам, и Андрюшке, и воробью.

Так что и середина дня прошла вполне благополучно.

После обеда как-то сам собой зашел разговор о коте Егоре: как он там в городе живет и что поделывает... Об этом у каждого имелось свое мнение.

— Охотится, — заявил Черныш, — мышей и хорьков гоняет.

— Позвольте, — возразила Марта. — В городе, как я считаю, мыши и хорьки не водятся.

— Как это не водятся? А в огородах!

— В огородах? — переспросила Марта. — А есть там огороды?

На это Черныш уверенно заявил, что если они в поселке есть, то в городе и подавно. Только в поселке маленькие огороды, а город большой — значит, и огороды там большие.

Марта помолчала, подумала, что бы возразить Чернышу, но потом решила: «Раз там огороды большие, значит, и салат должен бо-ольшой расти». Это ее успокоило, и спорить она не стала.

— А может, Егор там, в школу ходит, как Галя с Андрюшкой, — высказал свое мнение воробей.

— Ну, в школу, я думаю, ему ходить ни к чему, — опять вмешалась Марта. — Он ведь и так образованный.

— Я не понимаю тебя, Марта! — разгорячился петух Петя. — Андрюшка у нас вон какой грамотный. Ему даже очки выдавали! А он все равно в школу ходит. И Люкс с ним бегал. А Люкс у нас — голова!

— И я в школе был! — обрадовался Черныш. — В Андрюшкиной парте сидел. И ничего — глупей не стал.

— А вдруг он нам по телефону звонил, — высказал свое мнение Петя. — А у нас же нет телефона. Вот мы и не слышим.

От такого предположения приятели загрустили, и тогда Люкс в раздумье сказал, что вряд ли кот звонил, а вот что письма он сюда пишет, это точно.

Марта, конечно, возразила, что она, мол, ни разу не слышала, чтобы Чернышу или кому-нибудь еще приходили письма от Егора.

— Все письма из города дед получает, — вздохнул Люкс. — Там, конечно, и наши были. А дед их и почитывает. Ему ведь тоже интересно, как там поживает кот Егор.

— Верно! — всполошился петух Петя. — Я сам видел, как дед сидел на крылечке и читал письмо. А потом он позвал бабушку, чтобы шла послушать.

— Ну и что же дед прочитал? — заинтересовался Черныш.

— А ничего не прочитал. Бабушка ему сказала: «Иди сюда, на кухню. Здесь и прочитай. Я сейчас картошку чищу». Да если бы я знал, что это письмо от Егора, я бы следом за дедом припустил. На кухню мне можно.

— Побывать бы в городе надо. Я бы сбегал, да ноги у меня теперь не те, — вздохнул Люкс.

Марта обвела всех глазами, мекнула, чтобы приятели поняли, что она хочет сказать что-то значительное, и когда и псы, и петух заинтересовались, напомнила, что прошлой осенью козел Козел в город собирался. Пусть бы он и сходил, сдержал свое слово.

— Некогда ему сейчас, он же подпаском работает, — справедливо заметил пес Люкс и добавил: — А дело это ответственное — от стада никуда.

— Никак нельзя, — подтвердил и Черныш. — Мы вот с Люксом ночью дом сторожим. Так разве куда-нибудь сбегаешь? И не мечтай! Другой раз так охота, что просто беда. Бывает, залает где-нибудь собака. Интересно же посмотреть, на кого она там разошлась. Но не побежишь. Полаешь, чтобы ее поддержать, — и все...

Задумались приятели, замолчали. Всем, конечно, интересно было узнать, как там поживает их друг — городской житель кот Егор. Но никто ничего придумать не мог. И тут воробей, который доклевывал после кур закатившиеся в разные щелки зерна, неожиданно даже для себя принял важное решение. Он подскочил от восторга и тут же взлетел на поленницу.

— Ребята! — чирикнул он оттуда. — Чи-чи-во тут раздумывать. Я сегодня же отправлюсь в город и повидаю Егора!

Заявление воробья всех просто ошеломило. Коза Марта уставилась на него своими выпуклыми глазами и даже мекнуть не могла от изумления. Молодые куры, ничего не поняв, кинулись бежать. Черныш стал задумчиво чесать задней лапой за ухом. Петух взмахнул крыльями, заложил их за спину и начал расхаживать по двору. После того как первое замешательство прошло, все посмотрели на Люкса, ожидая, что он на это скажет.

Люкс, понимая, что без его совета не обойдется, задумался, даже глаза прикрыл. И когда уже всем показалось, что пес уснул, когда Черныш хотел гавкнуть у Люкса под ухом, чтобы разбудить его, пес, наконец, сказал:

— Долетишь ли? Не заблудишься?

Воробей и сам уже начал немного сомневаться. Дорога-то неблизкая. Мало ли что может по пути случиться. Но слова Люкса раззадорили его.

— А, чи-чиво там! — воскликнул он. — Од-нова живем!

И чтобы не передумать, тут же добавил:

— Ну, я полетел. До свидания, ребята!

— Да ты погоди, погоди, — остановил его Люкс. — Вечер скоро. Что же ты на ночь глядя полетишь? Слышал, как наша бабка говорила: «Утро вечера мудренее». Вот поутру и отправляйся.

Петух Петя не любил темноты. По ночам у него начиналась куриная слепота. Он тоже напомнил воробью, что по пути его застанет ночь, надо будет искать ночлег, а где его в темноте найдешь?..

В общем, отговорили воробья. И он пораньше улегся спать в своем скворечнике, чтобы завтра чуть свет отправиться в путь.

Тут и вечер подошел. Замычали, сначала по переулку, а потом на соседней улице, коровы. Значит, скоро должен прибежать козел Козел. Он по вечерам, проводив стадо, заглядывал хоть ненадолго к своим друзьям.

Став подпаском, беспризорный когда-то козел Козел, конечно, остепенился. Но появлялся он перед двором приятелей не обязательно с улицы. Мог козел неожиданно выскочить из бабушкиного огорода, или, перемахнув Мартин забор, громко мекнуть всей честной компании: «Здрасте!»

На этот раз козел выскочил из огорода на другой стороне улицы.

— Ты откуда это? — удивилась Марта, когда козел подбежал.

— С чучелом бодался! — радостно сообщил козел Козел. — Надоело оно мне, понимаешь. С прошлого лета еще надоело. Стоит там, воробьев пугает. Я думаю — испугает нашего воробья, опять, бедный, заикаться начнет. А где он сейчас?

Всем, понятно, хотелось рассказать козлу Козлу интересную новость. Куры заквохтали, что спит воробей, спит... Марта объяснила, куда воробей собрался. Петух Петя добавил, что решил он кота Егора проведать. Еле-еле козел Козел разобрался в чем дело. А когда понял, даже вздохнул:

— Я же сам хотел в город сбегать. Да некогда...

И он принялся объяснять, сколько у него забот на пастбище. То какая-нибудь корова размечтается, про все забудет и к болоту, в самую трясину направится. Только отгонишь ее, чтобы там не завязла, глядишь, две другие коровы бодаться начали.

— А я и сам бодаться люблю. Ох и люблю! — затряс рогами козел. — Ну, налечу, бодну какую-нибудь в бок, а сам бежать. Да и за дядькой пастухом смотри да смотри.

— Что, тоже бодаться любит? — спросил петух Петя.

— Не-е. Не бодучий он. За ним поглядывать надо, чтобы весь хлеб не съел. У него в котомке хлеб лежит. Как только он ту котомку развязывать начнет — я к нему. Подбегу — он и мне кусок отрежет, да еще солью посыплет. А не успей я вовремя, он ведь весь хлеб сам умнет.

Марта тут же похвасталась, что и ей хозяйка по утрам кусочек хлеба с солью выносит.

— Ты там на лугах знакомую корову с теленочком сегодня не встречал? — спросил у козла Люкс. — Пора бы им уже прийти...

— Нет, не встречал, — ответил козел. — Я сегодня даже на опушку бегал, где она всегда жару пережидает. Стадо спать улеглось. Дядька пастух тоже вздремнул. Ну, я и припустил туда, хотел знакомую корову проведать. Всю опушку обежал, а ее нет.

Это была первая тревожная весть о знакомой корове и ее теленочке.

Тут и солнышко повисло над самой землей. Тени со двора вышли. Самая длинная тень от скворечника легла на дорогу. Поближе тень с крышей и трубой — от дома. А тень от поленницы, на которую как раз заскочил петух Петя, на тротуаре оказалась. Давно пора знакомой корове вернуться, а ее нет.

Бабушка из двора вышла на скамеечке посидеть. Смотрит — Петровна идет.

— Галя-то ваша дома? — спросила она у бабушки.

Бабушка разулыбалась и ответила, что Галя уехала в лагерь.

— А я хотела ее с собой позвать, — огорчилась Петровна. — Коровушка моя что-то с пастбища не вернулась. С теленочком она ушла, вот я и беспокоюсь.

И заспешила Петровна к переулку. Это была вторая тревожная весть про знакомую корову.

— Придется мне сегодня на скотный двор через забор перепрыгивать, — сказал козел Козел и вздохнул.

— Чего так? — поинтересовался Люкс. — Еще успеешь. Ворота там пока не закрыли.

— Успел бы, если бы сейчас пошел. Да как же идти! Надо на Луковую поляну сбегать — корову с теленочком посмотреть.

— Сбегай, — поддержал Люкс. — Посмотри, не случилось ли чего...

Только убежал козел Козел, сразу и солнце закатилось. Петя тут же принялся загонять кур в курятник.

— Ско-ко-корей! Ско-ко-корей! — приговаривал он.

— Куд-куда? Куд-куда? — делали вид, что не понимают, куры.

— В ку-курятник! В ку-курятник! — командовал Петя.

Время шло, но ни козел Козел, ни Петровна, ни корова с теленочком не появлялись.

Куры покудахтали, повозились и утихомирились.

Люкс, Черныш и коза Марта, не сговариваясь, вышли за ограду и улеглись там, чтобы видеть всех, кто покажется из переулка.

Когда уже ожидать стало невмоготу, пес Черныш соскочил и объявил, что он тоже пробежится до Луковой поляны и посмотрит.

Но как раз в это время из переулка выскочил козел Козел и рысью направился к приятелям.

— Не-е, не видать, — еще издали мекнул он.

— Плохо, ребята, ох плохо. Видно, случилось что-то... — произнес Люкс. — У тебя, Черныш, нюх хороший. Бери-ка след. Пойдем по нему потихоньку, поищем.

Марта вздохнула, а Черныш опустил лохматый нос к земле и, принюхиваясь, пробежал по кругу раз и другой.

— Петровны след есть, — доложил он. — А вот след знакомой коровы не могу взять. За день тут кто только не проходил, кто только не пробегал.

— И чего ходят, куда бегают? Сидели бы по дворам в тенечке, — высказалась Марта. — А то снуют целый день туда — сюда, сюда — туда.

В другое время козел Козел напомнил бы Марте, что и она частенько носится по улице, как ошалелая, но сейчас промолчал. А Люкс поучал молодого пса:

— Еще поищи, еще... От Петровниной калитки начни. А ты, козел Козел, беги на скотный двор, а то, неровен час, ворота закроют.

— Да ты что, Люкс. Я ведь и здесь подремать могу. Мне не привыкать, — даже обиделся козел. — Да и знакомая корова мне не чужая.

Наконец, когда совсем стемнело и загорелись звезды, из переулка донесся топот.

Навострив ухо, Черныш радостно сообщил, что идут все, кого они ждали, — и знакомая корова, и ее сынок, и хозяйка их Петровна.

— А Петровна даже хворостинку в руках держит, — разглядел козел. — Ну, я побежал, ребята, поздно уже...

— Пошли и мы, — предложил Люкс.

— А поговорить? — возмутилась Марта.

— Какие сейчас разговоры, — сказал Люкс. — Завтра, когда все узнаем, наговоримся...

— Где ты их встретила? — спросила бабушка у Петровны.

— Из лесу вышли. Это же надо куда забрели, — жаловалась Петровна. — А все телок. Вот я тебе задам, — погрозила она прутиком теленочку. — И молоко все высосал. Не пущу я тебя больше на зеленую травку.

Не знала Петровна, что зря она ругает теленочка. Вовсе и не он завел корову в лес, и не он выпил все молоко.


Возврат к списку