Кот Егор
680013, Хабаровск, ул. Ленинградская, 25
+7 (4212) 32 24 15
680013, Хабаровск, ул. Ленинградская, 25
+7 (4212) 32 24 15

Почему пеструшка перестала нести золотые яички

Петух Петя расхаживал по двору гордый и счастливый. Как же, курица Пеструшка села высиживать цыплят!

Бабушка запретила Андрею и Гале совать нос в курятник. Она лично сама носила Пеструшке желтое отборное пшено и воду в блюдечке, на дне которого были нарисованы ягоды земляники.

Гале очень хотелось увидеть, как цыплята будут выклевываться из яичек, и она все-таки заглядывала иногда в курятник. В курятнике разливался полумрак, только через щелку в крыше проглядывал туда всего один луч солнца и желтой полоской ложился на солому. Пеструшка неподвижно сидела в фанерном ящике, и оттуда высовывалась одна ее спина. Больше пока ничего не было видно. Но Галя все равно несколько раз в день подбегала к курятнику и смотрела.

Петух Петя сразу начинал сердиться, хлопать крыльями, что-то бормотать, и Галя убегала. А потом и бабушка заметила, как внучка крадется к курятнику, и поругала ее:

— Не пугай курицу. А то она соскочит и перестанет греть яички. Вот цыплята и не выведутся!

После этого Галя решила вывести своих собственных цыплят. Она взяла в кладовке два яйца, положила их в Андрееву счастливую рыбацкую кепку, а кепку засунула за трубу в летней кухне. «Здесь тоже тепло, — решила Галя.— Может, даже потеплей, чем под курицей, и мои цыплята выведутся быстрей, чем у Пеструшки».

Теперь она уже не бегала к курятнику, а сидела в летней кухне, дожидаясь, когда оттуда уйдет бабушка, чтобы взглянуть на яички. «Вот все удивятся, — думала Галя, — когда я поведу своих цыплят на прогулку». И она представляла, как в теплое солнечное утро она наденет свое новое платье, которое ей сшила мама перед тем как уехала в отпуск. И выйдет в этом платье из кухни, а за ней два пушистых цыпленка. Что-то скажет бабушка! Что-то скажет дед! Как закукарекает от удивления петух Петя! А она, ни на кого не глядя, пройдет с цыплятами через двор и будет напевать:

Сшила мама дочке 
Платьице с цветочками, 
Мячики на платьице 
Друг за другом катятся.
Мама платье шила,
Мама говорила:
— Мячики пусть катятся,
Да не рвется платьице,
Пусть на радость дочке
Здесь цветут цветочки.
Чтоб росла счастливая,
Только не ленивая!

Так с песенкой она уведет цыплят на улицу, на зеленую травку. Но пока это была великая тайна. А жизнь шла своим чередом.

Кот Егор привыкал к новому житью-бытью, к деревенским запахам, шорохам и звукам. Вот зашелестело за окном — это пробежал по дедову саду пахучий ветерок с лугов. А если застучат копыта, загрохочут поленья, а потом кто-то мекнет, значит, коза Марта забралась на свою сараюшку, прыгнула оттуда на поленницу и рассыпала дрова.

Пытался Егор поразить новых хозяев своими талантами: кувыркался, становился на задние лапы, но даже его знаменитый «кувырок» никого не удивил. Андрюшка не ахал, бабушка не всплескивала руками, дед не восклицал: «Вы посмотрите, что это за кот! » Наверное, здесь, у деда с бабкой, коты ценились только тогда, когда они ловили мышей…

Однажды под вечер, когда Егор лежал на перилах крылечка ( теперь он со всеми познакомился и освоился), в гости к Люксу и всей компании заглянула Марта. Люкс дремал на крыльце, а петух Петя важно ходил, охраняя курятник.

Марта забралась на доски в своем дворе и через забор, осмотрев всех, объявила:

— Слышали новость? А я вчера дала почти полтора стакана молока! И если бы эта Пустобрешка все время не лаяла и не раздражала меня, я бы могла дать и побольше.

Люкс и Егор приняли эту новость одобрительно, только Петя сразу обиделся. Как так — Пеструшка высиживает цыплят, и все, кто что-нибудь соображает, должны говорить только об этом важном событии. А коза хвастается своим молоком! Но упрекать Марту петух не стал, он решил посрамить ее другим:

— А вы знаете, наша Пеструшка несла раньше золотые яички, — заявил он.

— Хе-хе, — не поверила Марта. — Я работаю уже у второй хозяйки, много лазила по огородам, но ни разу не слышала, чтобы курицы несли золотые яйца.

— А вот и несла! — стоял на своем Петя. — Радио надо слушать. Про это недавно была интересная передача.

— Да ну?! — воскликнул с карниза воробей. Он только что прилетел с охоты на мошек и сейчас на карнизе крыши чистил перед сном перышки.

— Передавали, — заявил Петя. — Сначала играла музыка, а потом стали рассказывать. Говорили, значит, так:

«Жили-были старик со старушкой, и была у них курица Пеструшка…»

— Смотри-ка ты! — удивился Люкс. — Это ведь радио про нашего деда и бабку говорило.

— И про Пеструшку, — подтвердил Петя. — Но вы меня не перебивайте. Значит, так… «Была у них курица Пеструшка. Снесла курица яичко, да не простое, а золотое…

Дед бил-бил — не разбил. Бабка била-била — не разбила. Положили на полочку. А мышка бежала…»

— Какая мышка?— подал голос Егор. — Все мне говорят про мышей. Поймай, Егор, мышь, поймай. А где эти мыши? Что-то я нигде их не вижу. Может, мышей просто выдумали, и все…

— Бывают мыши, — остановил Егора Люкс. — Ты уж мне поверь. И к нам они иногда забегают. А ты, Петя, продолжай. Что там эта мышка натворила?

— А ничего, — сказал Петя, — Значит, бежала мышка, хвостиком махнула и свалилась!

 — Кто свалился? — не поняла коза.

 — Да мышка же! — рассердился Петя. — Мышка свалилась, а золотое яичко так и лежит на полочке. Дед, значит, плачет, бабка плачет, а Пеструшка кудахчет: «Не плачь, дед, не плачь, бабка, я вам снесу яичко не золотое, а простое! » Вот как дело-то было.

— А почему дед с бабкой плакали? — не поняла коза. — Мышку им, что ли, жалко стало? Да оно и понятно, свалилась мышка с полки, ушиблась. Я раз тоже свалилась с сараюшки, до сих пор бока болят…

— Совсем не мышку, — сказал Петя. — Из-за яичка они плакали, что оно золотое. И никак не разбивалось. С тех пор Пеструшка несет яички не золотые, а простые. А сейчас вот цыплят высиживает. Ты, коза, чем глупые вопросы задавать, сказала бы своей Пустобрешке, чтобы она поменьше лаяла, не пугала Пеструшку.

— Я уже предупреждала, что меня лучше называть не козой, а Мартой, — обиделась коза. — Можно, конечно, иногда звать козочкой, но Мартой все-таки культурнее. Что же касается Пустобрешки, то я ей говорила, да разве она послушает. Вот и сейчас лает.

В Мартином дворе с самого утра заливалась лаем Пустобрешка… Но к этому уже все стали привыкать. Брешет, и пусть себе брешет. Вот только разговаривать мешает.

— Здравствуй, Люкс! Привет всей компании! — послышалось из-за калитки.

Все обернулись и увидели знакомую корову. Она возвращалась с зеленых лугов и заглянула на минутку к друзьям.

— Здравствуй, соседка! — за всех ответил Люкс. — Как там на лугах?

— Хорошо на лугах, и комары сегодня не очень надоедали. А я ведь, Люкс, к тебе по делу.

Сказав это, корова застеснялась. Она на днях сделала открытие, но все не решалась сообщить о нем Люксу.

— По делу? Ну, что ж, говори.

— Да видишь ли, может, как-нибудь потом, без свидетелей…

— Чего там, говори, здесь все свои.

— Помнишь, Люкс, мы с тобой толковали, что люди произошли от обезьяны. Не все, конечно, а некоторые…

— Как же, помню, — отозвался Люкс.

— Так вот, — вздохнула корова. — Может, тебе будет неприятно, но ваш Андрей произошел от обезьяны.

— Андрюшка?! — Люкс даже приподнялся. — Наш Андрюшка?

— Да, Люкс, ваш Андрей. А недавно сама видела, как он лазил по нашей черемухе. Добрался до самой вершины. Представляешь?!

Люкс взволнованно заходил по двору. Петух Петя опустил голову. Даже на минуту в соседнем дворе замолчала Пустобрешка. И в этой тишине корова продолжала:

— Тогда на вашу черемуху забрался наш городской гость, а за ним следом вскарабкался Андрей.

— Братцы! — радостно зачирикал воробей. Да ведь Андрюша лазил не просто так. Он спасал Егора!

— А ведь верно! — просиял Люкс.

Он приободрился и стал сразу выглядеть моложе. Обрадовался и петух Петя. Он вскочил на поленницу и закукарекал.

— Ой, как хорошо! — замычала корова. — А я-то думала, а я-то…

Тут петух Петя решил, что наступило самое время сказать корове о самом главном, и он сообщил:

— А Пеструшка высиживает цыплят!

— Поздравляю тебя, Петя! — сказала корова. — Ты уж за ней присматривай, чтобы все было хорошо.

— А я и так! — выпятил грудь Петя. — Ты ж меня, соседка, знаешь!

— Кстати, а как депо с тем раком, который исчез? — поинтересовалась Марта.

— Не нашли, — отозвался Люкс.

— Нет его в доме, я все облазил, — подтвердил Егор.

Коза сорвала какой-то листочек, пожевала его, помолчала, а потом загадочно спросила:

— А не там ли он, где и мышка, которая с полки свалилась?

— То есть где?— насторожился Петя.

— В подполье, — сказала коза. — Об этом стоит подумать.

Все посмотрели на Егора. Лазить по подпольям полагалось ему.

— Осмотрю подполье, — пообещал Егор, польщенный общим вниманием.

— А я пойду, загляну к Пеструшке, - сказал Петя. — А вдруг рак забрался в курятник? — и Петя убежал.

— Пойду и я, займусь по хозяйству, — заявила Марта и заторопилась за угол дома, куда ее хозяйка только что пронесла полный фартук лебеды.

Лебеда, конечно, не салат, но тоже довольно вкусная еда для тех, кто в этом разбирается.

Ушла и знакомая корова. А во дворе говорили сначала про рака, а потом про то, что Марте хорошо: она на должности — работает у соседки молочницей. Целых полтора стакана молока дает. За одни красивые рога работать молочницей никого не возьмут.



Возврат к списку