680013, Хабаровск, ул. Ленинградская, 25
+7 (4212) 32 24 15
680013, Хабаровск, ул. Ленинградская, 25
+7 (4212) 32 24 15

Козел Козел и щенок Черныш

До сих пор большое стадо с фермы ходило на луга по соседней улице. На этот раз пастухи решили перегнать коров на новое пастбище, и вот рано утром мимо дома деда и бабки потянулись коровы.

Собака Пустобрешка охрипла от лая. Стадо было большое, и она торопилась облаять каждую корову. Но коровы шли спокойно, и ни одна из них даже не взглянула в сторону Пустобрешки. Это ее очень обижало, и она гавкала из последних сил. Наконец из переулка показались последние коровы, и Пустобрешка сама себе сказала: «Умру, но долаю!» Она принялась лаять с новой силой, и все-таки долаять ей не удалось. Голос ее сорвался, а из горла вместо грозного «гав-гав» послышалось тихое «хы-хы». Потом вообще Пустобрешка не смогла издать ни звука.

А в конце стада важно шагал бродяга козел. Наверное, он был ничей. Потому что ни один житель поселка не признавался, что козел принадлежит ему. Никто также не видел, чтобы кто-нибудь загонял этого козла к себе во двор. А что его гнали из дворов и огородов — видели многие. Не числился он и в списках стада. Там вообще не было козлов. Но этот козел не раз бродил по двору фермы, где жил крупный рогатый скот. Правда, туда он попадал не через ворота, как другие животные, а перепрыгивал через забор.

По утрам, когда стадо шло на пастбище, козел, если не просыпал, обязательно пристраивался к нему. Он гордо шагал вслед за коровами, и весь его вид говорил — посмотрите, я вам не так себе, а может быть, тоже отношусь к крупному рогатому скоту.

Проводив стадо за околицу, козел отставал и начинал искать, где забор пониже, чтобы перескочить в чужой огород.

Посмотреть на стадо собрались почти все приятели Люкса. Раньше они только слышали, как за садами и огородами, на другой улице мычат по утрам коровы, а сейчас эти коровы шли здесь. Люкс вышел за калитку. Там как раз стояла знакомая корова. Петя заскочил на поленницу, коза Марта забралась на бочку у забора, Егор запрыгнул на перила крылечка. Им перед важными породистыми коровами было неудобно за лай Пустобрешки. Но что они могли поделать!

Тут Пустобрешка потеряла голос, и, замыкая стадо, мимо двора прошествовал козел. Взглянув на собравшихся у калитки, он потряс рогами и крикнул:

— Э-ге-гей! Привет, единоличники! — и, тряхнув бородкой, добавил: — Хе-хе!

Никто из друзей не нашелся что ответить. Да и что скажешь, приходилось терпеть. Только Марта, вздохнув, сказала:

— Надоели мне разные упреки. Уволюсь я, пожалуй, у хозяйки и уйду на ферму.

—Ну что ты, Марта, — заметил Люкс. — Ты и так на хорошей работе.

— Конечно, — согласилась Марта, — работа не пыльная. Но все-таки расспрошу при случае козла, какие у них там условия.

Знакомой корове тоже вдруг захотелось шагать утром с большим дружным стадом, не оглядываться на лающих собак и, может быть, стать коровой-рекордсменкой. Она вздохнула и, задумавшись, побрела к переулку.

В конце переулка на нее чуть не свалился тот самый козел. Под носом у коровы он перескочил через плетень и припустил со всех ног по дороге. Вслед ему летели комья земли и сердитые крики.

Козел уже успел нашкодить. В чужом огороде он ощипал молоденькую капусту, за что и был изгнан хозяевами.

Из переулка козел свернул на улицу. И пока он опять дошел до дома деда и бабушки, успел просунуть голову в чей-то палисадник и погрызть там цветы. У колодца, где беседовали Петровна и хозяйка козы Марты, он напился из ведра Петровны, а в ведро Мартиной хозяйки посмотрелся как в зеркало. Собственное изображение козлу понравилось, и он пошагал дальше.

Люкс, кот Егор, Петя с Хохлаткой и Белушкой и воробей в это время завтракали. Люкс грыз кость и тихо жаловался:

— Дед с бабкой думают, что я люблю кости, на самом деле я люблю, как и они, мясо.

Егор лакал молоко. Козе Марте досталась охапка травы... Козел увидел все это, горестно мекнул и сказал:

— Ну и живете вы здесь, как пузыри!

— А что, — отозвалась из-за забора Марта, — так и живем. А вас, кстати, как зовут?

Марта любила узнавать чужие имена и сравнивать их со своим.

— Меня? — козел подумал немного и сказал: — А так и зовут — Козел!

— Как «Козел»? — не поняла Марта. — Мы видим, что вы козел. Но у вас должно быть имя...

Всех заинтересовал этот разговор. Люкс отложил кость, Егор поднял голову над блюдцем. Петух Петя тоже прислушался.

— Козлом зовут, — ответил козел. — Козел, и все.

— Не может быть, — не поверила Марта.

— А вот и может. Залезу я, например, в чужой огород, а хозяйка кричит: «А, Козел пожаловал! Заходи, Козел, потопчи мои грядки!» Вот так... — и он нахально уставился на Марту.

— Удивительно, — сказала Марта. — Вот меня, например, зовут Марта. Это очень хорошее заграничное имя. Нашего петуха зовут Петя. А это Люкс, а это Егор.

— А я Козел, — гордо ответил козел. — Привет! У меня дела, — и Козел зашагал по улице.

Новый знакомый чем-то понравился Люксу, и он крикнул вслед:

— Эй, Козел, ты заходи как-нибудь, полаем!

— А я не лаю, я мекаю!

— Почему же ты мекаешь?

— А если бы тебя не пускали в огород, ты бы разве не мекал?! — пожаловался издали Козел.

— Грубоват, — осудила нового знакомого Марта.

— По-моему, свой парень, — чирикнул воробей.

Во время этого разговора раздался треск мотоцикла, и во двор въехал молодой хозяин. Люкс, виляя хвостом, подбежал к нему, чтобы поздороваться.

— Ну, Люкс, — сказал хозяин, — принес я тебе ученика. Смотри за ним, воспитывай, — и хозяин вынул из коляски мотоцикла маленького черного щенка.

Щенок оказался мохнатым и добродушным. Он вилял хвостиком, тыкался мордой в ладони хозяина и весело поскуливал.

На крылечко вышел дед, из окошка высунулась Галя, откуда-то с улицы прискакал Андрюшка.

— Папка, что привез? — крикнул Андрей.

— Да вот охотничью собаку...

— Да разве это собака, — засмеялся Андрюша. — Она же ростом с рукавичку.

— Рукавичка! Рукавичка! — закричала Галя. — Я буду звать его Рукавичкой.

— Рукавичкой не годится, — не согласился Андрей. — Это же охотничий пес. Давайте лучше называть его Черныш.

Так и назвали щенка Черныш.

Всем это имя понравилось. Одна Марта подумала: «Какой ужасный вкус у этих соседей. Столько на свете прекрасных иностранных имен. Можно было назвать Рексом, Султаном, Джеком, а они назвали Чернышом! Хотели даже Рукавичкой! Просто смешно!..»

Люкс сначала обрадовался щенку, а потом загрустил. Он вспомнил, как ходил на охоту с хозяином, теперь же подрастет этот щенок, и хозяин будет брать его. Раньше главным сторожем дома был он, Люкс, а через некоторое время станет этот неуклюжий смешной песик. Значит, пришла старость, и больше Люкс никому не нужен. Что ж, может, они и правы, я даже не мог найти сбежавшего рака...

Люкс забрал недогрызенную кость и ушел в свою конуру. Там он лег на сухую подстилку и тихо заплакал.

А по двору, задрав хвостик, носился щенок. Лаять он еще не умел и только радостно повизгивал. Ему хотелось с кем-нибудь поиграть, и он наскакивал на Хохлатку и Белушку. Те, кудахча, отбегали в сторону, а потом опять возвращались к зерну.

Когда гоняться за курицами надоело, щенок нашел себе очень интересное занятие. Он вытянул из-под крылечка резиновый сапог и стал таскать его по двору. Почему-то это не понравилось деду. Дед отобрал у него сапог и поставил на завалинку. Тогда Черныш заметил Егора и полез к нему по ступенькам крылечка.

Ступеньки 
были 
высокие, 
но Черныш
упорно 
карабкался 
и карабкался
вверх.

Когда ему до крылечка осталось преодолеть всего одну ступеньку, Егор соскочил с перил и ушел в дом. Щенок заскулил и кубарем скатился обратно. Он посидел немного, зализывая ушибленные бока, и, повизгивая, направился к Люксу.

По морде Люкса все еще катились тихие слезы. Но он одним глазом наблюдал за щенком. Вот Черныш приковылял к нему и лизнул в самый кончик носа, а потом забрался в конуру и улегся рядом. Старому псу стало приятно. Теплый щенок жался к его боку, копошился и наконец, затих.

Но долго лежать на одном месте щенок не мог. Скоро он забрался на спину Люкса, скатился по голове и вывалился из конуры. Оттуда он стал налетать на Люкса. Ему, малышу, хотелось играть. И, к удивлению всего двора, старый пес выбрался из конуры, и скоро они — старый и молодой — уже катались по земле и носились друг за другом.

Все это видел молодой хозяин, и он сказал:

— Молодец, Люкс. Обучай Черныша всяким собачьим премудростям. Ты ведь у меня все понимаешь.


Возврат к списку