Кот Егор
680013, Хабаровск, ул. Ленинградская, 25
+7 (4212) 32 24 15
680013, Хабаровск, ул. Ленинградская, 25
+7 (4212) 32 24 15

Как ворона завела собственных собак

Пес Черныш еще в переулке нашел след знакомой коровы, радостно гавкнул и, принюхиваясь, вывел Люкса и Марту на Луковую поляну.

«Вот где благодать-то! — удивилась Марта. — И чего это я пасусь на своей улице? Много ли там травки найдешь у заборов... А здесь, где ни нагнись, трава сама в рот просится».

Она совсем не думала отставать от старого и молодого пса, но уж так получилось. Поначалу она стала замедлять шаг, когда видела особенно сочные стебельки и листья. Потом, чуть в стороне, коза разглядела такую аппетитную траву, что не удержалась — побежала туда. А еще чуть подальше трава показалась ей совсем чудесной и пропустить ее, не общипать она просто не могла.

Черныш, взяв след, бежал и бежал вперед. За ним, не отставая, трусил Люкс.

Андрюшка с Колькой увидели собак, как только вышли из переулка. Черныш и Люкс бежали уже за Луковой поляной. Андрюшка решил взять псов с собой и начал свистеть.

Конечно, чуткий Черныш услышал свист, и как ни торопился — пришлось остановиться. Это ведь звал молодой хозяин! Мальчишки догнали собак. Андрей приказал Чернышу: «Ищи!» А чего было искать — Черныш и так шел по следу. И теперь они, уже вчетвером, направились к дубу на лесной опушке.

Давно Люкс не выходил за переулок, давно не бегал по лугам. А когда-то он знал тут каждую тропинку, каждое гнездо жаворонка под кочкой. От приятных воспоминаний у старого пса прибавилось сил. И он бежал, ловя запахи то мышиной норки, то цапли, которая недавно топталась в стороне у подсыхающей лужи, а сейчас улетела на болото считать лягушек. След коровы и теленочка он тоже чуял, но Черныш держал его надежно, и старый пес не мешал молодому.

С тех пор как старая ворона объявила себя коршуном, молоденький бурундучок боялся бегать на вершину дуба. Но сегодня вороны дома не было. Она летала сначала в поселок, пригнала оттуда свою собственную корову и увела ее зачем-то в лес. Теперь ворона вернется не скоро, и бурундуки носились сверху вниз по стволу дерева.

Про то, что корова, которая любила пастись у их дуба, принадлежит теперь тетке вороне, бурундуки догадались сами. Ведь ворона встречает корову на лугу, летает за ней в поселок, гоняет ее в лес. И сейчас, бегая по дереву и посвистывая, бурундуки говорили как раз об этом. И вдруг с ветки у вороньего гнезда молоденький бурундучок сразу и услышал, и унюхал... собак! В ту же минуту он заметил, что к дубу приближаются два лохматых чудовища — две собаки, а за ними торопливо шагают люди.

Перепугавшись, бурундучок хотел тут же забиться в дупло, но вспомнил про пожилого бурундука и в ужасе пискнул:

— Дед! Спасайся, дед! Собаки ведут к нам охотников!

Ровно через две с половиной секунды пожилой бурундук спрятался в своем дупле, а молоденький, поборов страх, забрался на самую вершину дуба. Конечно, ему было ух как жутко, но в то же время очень хотелось посмотреть, зачем сюда пришли и собаки, и люди.

Черныш тоже почуял запах бурундуков и, гавкнув, предложил Люксу их погонять.

— Некогда, — откликнулся старый пес. — Дело у нас.

— Ну я хоть немножко полаю?!

— Ладно, — разрешил Люкс, — только недолго.

И Черныш, задрав голову вверх, залился веселым лаем.

От восторга и от ужаса, что на него лает настоящая, ужасно свирепая собака, бурундучок прыгнул на другую ветку и стал оттуда наблюдать за Чернышом. Но собачий долг позвал молодого пса вперед, дальше по следу знакомой коровы. Сначала дело, а забавы потом — учил его не раз мудрый пес Люкс. И Черныш, оставив бурундучка, побежал в чащу леса.

— Смотри, Андрюшка, коровий след! — воскликнул Колька, когда они углубились в лес.

— Ну, — ответил своим любимым словом Андрей. — А вот и след теленка. Молодец, Черныш, ищи, ищи!

Чернышу была приятна похвала молодого хозяина, и он помахал ему хвостом: не волнуйся, мол, не подведу!

Так они шли и шли по коровьему следу. Огибал он болотце или густой кустарник, и мальчишки с собаками обходили их. Тянулся след прямо, и они двигались прямо.

— Да куда же она забралась, — ворчал Андрей.

— Вот непутевая, — поддерживал друга Колька. — А что если там волки! — вдруг остановился он, вглядываясь в заросли.

— Чудак, — засмеялся Андрюшка, — что она, по-твоему, в гости к волкам каждый день бегает!

— Не должна... — согласился верный друг Колька.

...А на поляне возле Круглого озера корова уже кормила лосенка. Заяц дремал в кустах, а старая ворона сидела на дереве, на страже. Вдруг она услышала голоса мальчишек, разглядела собак и громко закаркала, подавая свой вороний сигнал: «Тревога!» Заяц Тишка тут же вскочил и помчался что есть духу за озеро в густой лес.

Сделал он это вовремя. Через какую-то минуту на поляну выбежали собаки, а за ними показались Андрюшка с Колькой.

Черныш остановился принюхиваясь. Он уже почуял незнакомый запах лосенка и хотел зарычать. Хороню, что Ушастика увидел и Андрюшка. Он крикнул на Черныша: «Цыц!» и шепнул Кольке:

— Смотри, олененок!..

— Где? Где? — подался вперед Колька.

— Да вон, сосет корову.

— Побежали, отгоним, — предложил Колька.

Но Андрюшка уже догадался, что корова не зря несколько дней подряд уходила из дому и допоздна пропадала в лесу.

— Наверно, он мамку потерял, — сказал Андрей.

— Что будем делать? — спросил Колька.

— Подождем, пока олененок напьется, и погоним их всех домой, — решил Андрей.

Так они и сделали. Когда Ушастик напился коровьего молочка, мальчишки выломали хворостинки и погнали потихоньку корову, ее теленочка и лосенка в поселок.

По дороге домой мальчишки спорили, кого это такого они гонят, лосенка или изюбренка. А потом, глядя на его уши, решили звать олененка Ушастиком. И правильно решили, потому что и заяц Тишка, и старая ворона уже давно его так называли.

Лосенок за последние дни окреп, и хотя не быстро, но зато сам шагал за коровой и теленочком.

Над ними все время летала старая ворона. Она то обгоняла процессию, то поджидала ее на дереве, а потом опять летела вперед, изредка покаркивая.

— Кар, кар! Красота!

Местные сороки видели это и тут же разнесли по лесу новость. И скоро все окрестные зверюшки и птицы знали, что старая ворона совсем разбогатела. Мало того, что у нее завелась собственная корова, так теперь она где-то достала лосенка и двух собак.

— У вороны корова, — стрекотали сороки, — у вороны собственный лосенок и две собаки!..

— Дед, а дед, — сказал молоденький бурундучок пожилому бурундуку, когда услышал от сорок удивительную новость. — Так то прибегали Воронины собаки! Вот почему они меня не съели!

Пожилой бурундук с ним согласился.

Тут на опушку вывалилась вся толпа: корова, теленок, лосенок, Люкс, Черныш, Колька и Андрей, а в свое гнездо опустилась усталая ворона.

— Тетка, — тут же спросил ее молоденький бурундучок, — а правда, что это твои собаки?

— Мои, мои, — заверила его ворона.

— А зачем они тебе, тетка?

— Как зачем? Лаять — вот зачем, — непонятно ответила ворона.

На лугу к шествию присоединился козел Козел.

— Привет, Люкс, привет, Черныш, поклон, кума! — поприветствовал он псов и корову. — Где это вы такого ушастого разыскали?

— Соседка корова его нашла. От беды спасла, — ответил Люкс. — Наверно, лосиха-то, мать лосенка, погибла...

— Да, видно, так, — подтвердила знакомая корова. — Теперь я его вместе со своим ненаглядным сыночком воспитывать буду.

— Я, однако, провожу вас до дому, — предложил козел Козел. — Дядька пастух простит. Работаем мы без выходных. Не часто я со своей службы убегаю, могу и отгул взять...

— Да уж проводи, проводи, — согласилась корова. На Луковой поляне друзей встретила коза Марта.

— А я тут от вас отстала, — начала она оправдываться, косясь на лосенка. — Травку пощипала, глядь-поглядь, а вас и след простыл.

— Ничего, — успокоил ее добродушный Люкс, — видишь, все обошлось...

— И хорошо, и отлично, — затрясла головой Марта. — А это кто такой с вами длинноногий?

— Сынок мой приемный, лосенок, — объяснила знакомая корова. — Как он тебе нравится, Марта?

— Ничего, ничего, — затопала рядом с коровой Марта. — Ушки бы только поострей, как у меня, ножки бы покороче, и рожки бы ему.

— Я вижу, Марта, ты хочешь, чтобы он на нас, козлов, походил, а это ведь не козел, а лосенок, — сказал козел Козел. — А рога у него вырастут, да такие рожищи будут, что ты ахнешь!

У самого переулка свою коровушку и теленка встретила Петровна. Она уже не первый раз за этот день выходила сюда посмотреть, не гонит ли Андрюша ее ведерницу. С утра Петровна собиралась как следует отругать корову, но теперь, увидев, что и корова, и ее теленочек целы, подобрела.

— Ой, спасибо тебе, Андрюшенька, ой, спасибо! — за-при-читала она. — И тебе, Коля, спасибо.

И вдруг Петровна увидела лосенка.

— Батюшки, да это кто же такой будет?! — воскликнула она.

— Ушастик, — ответил Андрей.

— Олененок беспризорный, — добавил Колька.

И мальчишки начали рассказывать Петровне, что они увидели на берегу озера.

— Так вот куда моя коровушка ходила! Так вот кто у нее молочко выпивал! — удивилась Петровна.

— Вы, тетенька, если не хотите с олененком возиться, то мы с Колькой его возьмем. Вырастет, а потом в лес отпустим, — сказал Андрей.

— Что ты, что ты, Андрюшенька, — ответила Петровна. — У вас и молочка нет. А мы с коровушкой как-нибудь его воспитаем. Есть у нас теленочек, будет и олененочек.

Прошло уже много дней, как бабушка получила письмо от своего городского внука. Давно надо бы написать ответ, да все некогда. То с дедом картошку пололи, то у Петровны корова терялась, а потом объявилась вместе с лосенком. Вчера совсем устроилась бабушка писать: стол вытерла, газету постелила, тетрадку приготовила, деда за конвертом на почту послала. А тут Галя из лагеря вернулась. На радостях бабушка и про письмо забыла.

Галя, как приехала, Люкса погладила, с Чернышом поиграла. Потом обежала огород, редиску сорвала, в сад заглянула узнать — скоро ли вишни поспеют. В доме пол подмела и помыла. И все рассказывала, рассказывала, как ей в лагере жилось.

Тут подошло время кур кормить. Насыпала им Галя зерна, сбежались куры, петух Петя вокруг них похаживает, а воробей не летит, будто и не видит корма. Ну, если бы он где-нибудь был, тогда понятно, а то сидит воробей на скворечнике, прихорашивается, а вниз спорхнуть не хочет.

— Что это, бабушка, воробей наш совсем одичал? Не летит обедать... — спросила Галя.

— Да прилетит, — ответила бабушка, — отвык он от тебя.

А воробей вовсе не отвык и не одичал. Просто обижался на Галю за то, что она не узнала его, когда он прилетал в лагерь. Две минуты обижался воробей, пять минут обижался, а на шестой минуте увидел, что курицы зерно доклевывают, забыл про обиду, и фыр! — слетел со скворечника на землю.

А вот сегодня у бабушки выдался свободный день. На кухне помощница Галя управлялась, можно было и написать письмо. Раскрыла бабушка тетрадку и задумалась, а Галя напевала песенку про знакомую корову и ее теленочка: Чок, чок, чок, чок —

Убежал на луг бычок. 
Головою крутит Зорька: 
— Му-у! Куда девался Борька? 
Мы видали, но молчок — 
Пусть побегает бычок.

Вот, оказывается, какое красивое имя было у Петровниной коровы — Зорька ее звали. А мы с вами не знали. Да что говорить про нас, если не знал и Люкс со своими друзьями. Для них она была просто знакомая корова.

А теленочка Петровна только вчера назвала Борькой. Тоже неплохое имя. Одна коза Марта, как всегда, осталась недовольной.

Но, как известно, всем не угодишь...

Думала, думала бабушка, а потом принялась не спеша писать.

Рассказала она внукам все домашние новости.

Длинное получилось письмо, а заканчивала его бабушка так:

«Приезжайте в гости — все сами увидите. Вишни у нас спеть начали. С Андреем на рыбалку сходите. Ушастика и Борьку попасете. И кота Егора с собой захватите. Пусть, как в прошлом году, у нас с дедом погостит. Можете даже папу и маму с собой взять. Приезжайте!..»

А что, может быть, и приедут. Лето большое, до осени еще далеко.


Возврат к списку