680013, Хабаровск, ул. Ленинградская, 25
+7 (4212) 32 24 15
680013, Хабаровск, ул. Ленинградская, 25
+7 (4212) 32 24 15

Как искали Галю

Дед сидел в саду и читал. Хохлатка и Белушка забрались в тень у летней кухни и дремали, засунув головы под крылья. Рядом с ними выбил в пыли лунку петух Петя и сидел там нахохлившись. Изредка он скреб лапами пыль, взбивал ее крыльями, обсыпая свои рыжие перья. Ведь только так петухи и курицы купаются. Пеструшка сидела в курятнике. Раскрыв клюв, она часто дышала и ждала, когда начнут выклевываться цыплята. Андрей с Колькой убежали на речку купаться. Галя с девочками ушла рвать дикий лук на Луковую поляну. Несмотря на жару, она носилась там по зеленому раздолью с маленьким пучочком лука в руке, весело подпрыгивала и звонко распевала:

Лук пророс щетинкой, 
И сейчас похоже, 
Будто это спинку 
Ощетинил ежик!

Егор от жары забрался в лопухи за домом и дремал там в зеленой тени.

Не бегалось сегодня и маленькому щенку Чернышу. Он спал в конуре, смешно высунув розовый кончик языка. А Люкс, положив морду на лапы, лежал под крылечком и слушал, как в березовой роще кукует кукушка. Он ее часто слышал, когда ходил на охоту.

— Ку-ку! Ку-ку! — куковала кукушка.

— Кукушка, кукушка, сколько мне лет? — спрашивал Люкс и прислушивался к голосу пернатой вещуньи.

Он ведь не знал, сколько ему лет, а узнать хотелось. Может быть, тогда хозяева устроили бы ему день рождения и подарили какой-нибудь подарок. Подарили же Гале куклу Нюню. Правда, кукла Люксу не нужна, а вот новый ошейник не помешал бы.

— Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку! — куковала кукушка.

А Люкс считать не умел и поэтому горевал: «Ох, много, очень много мне лет!»

Возле его носа вились надоедливые мухи. И жара их не брала! Они вились и жужжали. Жужжали и разговаривали:

— Жу-жу-жу!.. А вы знаете, бабка вынесла целую миску костей. Жирные такие кости. Мозговые косточки с хрящиком. Жу-жу-жу... Люкс спит, и Черныш спит, и кот Егор спит-похрапывает, а кости сейчас грызет воробей! Тот самый воробей, что не пустил весной в скворечник скворцов. Ох, и разбойник воробей, и как он костями не подавится. Он же сейчас все кости сгрызет и Люксу не оставит. Это уж-ж-жасно!

Встряхнулся Люкс, помотал головой, отгоняя мух, поморгал глазами. Тихо во дворе, и никаких костей не видно. Обманули мухи! Нельзя им верить. Опять положил пес морду на лапы. А мухи по-прежнему вьются, думать мешают, жужжат:

— Жу-жу-жу!.. Это что же на свете творится! Городской кот деда с бабкой съел, знакомую корову задрал, а сейчас к соседкиной козе-молочнице подбирается. И ее сожрет, одни рога выплюнет. Кто будет соседке молоко носить?

Вскочил Люкс, смотрит — дед из огорода с книжкой идет, видимо, обедать. Кот в лопухах спит, как и спал. Опять обманули мухи!

Снова задремал Люкс.

— Жу-жу-жу!.. — надоедают мухи. — Маленький пес еще дурачок, а Люкс совсем старый стал, не пошел с Галей на Луковую поляну. А с Галей-то — беда. Не пришла домой. Заблудилась, что ли, в высокой траве. Вон и Андрюшка с речки вернулся. По крылечку на одной ноге скачет, из правого уха воду выливает. А Гали-то нет! А на дворе — вечер... Жу-жу-жу.

Проснулся Люкс, смотрит — вечер наступил. Андрей, правда, по крылечку на одной ноге прыгает, видно, нырял много, а Галиного голоска не слышно.

Подскочил к Люксу Черныш, давай вокруг носиться, мокрым носом тычется в лохматый бок. Петух Петя по двору с Хохлаткой и Белушкой прогуливается. Кота Егора в лопухах не видно, то ли деду ужинать помогает, то ли по саду побродить пошел. А Гали нет...

— Петро, — позвал пес петуха, — ты не видел, вернулась Галя с Луковой поляны?

— Да что-то не замечал, — ответил петух. — Хохлатка, а ты не приметила?

— Не видела, не видела, не видела! — затараторила Хохлатка.

— А ты, Белушка?

— Ко-ко-когда мне смотреть!..

— Беда мне с вами! — рассердился Петя. — Жаль, Пеструшка занята. Она бы уж не проглядела.

— Плохо дело, — понурился Люкс.

— А что такое?

— Понимаешь, Петя, мухи мне нажужжали, что Галя заблудилась.

— Не может быть! — петух взлетел на поленницу и крикнул: — Эй, воробей! Не спишь еще? Слетай-ка, друг, на Луковую поляну, посмотри там Галю.

— Верно, воробей, — попросил и Люкс. — Слетай, не в службу, а в дружбу. Галя у нас потерялась.

— Чи-чи-чиво там! — отозвался воробей. — Это пустяк.

Вспорхнул воробей и полетел через улицу. За улицей Колькин дом. Ходит Колька по огороду, грызет редиску. Не разобрал Колька, что летит Андрюшкин воробей, запустил в него огрызком редиски, да не докинул.

— Ну, подожди, — чирикнул ему воробей. — Придешь к нам, я тебе задам!

За Колькиным огородом еще огород. Бродит по задам огорода козел Козел, молоденькую капусту ощипывает. Спикировал с высоты на него воробей, испугать захотел, да как во всю воробьиную мочь чирикнет:

— Привет, Козел!

А козел Козел рогом не повел и спокойно отвечает:

— Приветик! Ты куда это, птаха?

— Дела! — крикнул воробей и — дальше. Еще одну улицу перелетел воробей и устал. Сел на какую-то палку передохнуть, отдышался, огляделся. «Батюшки! Да это же я на огородное чучело сел!» И точно. Стоит в огороде чучело в соломенной шляпе. На перекладине, на которую воробей сел, старая рубаха с одной пуговицей болтается. И говорит ему огородное чучело жалобным голосом:

— Что же это ты, воробей! Или совести у тебя нет? Я тут огород от вашего брата стерегу, а ты прямо на меня сел! Спасибо, хоть не на голову. Нехорошо это, воробей. Не по-товарищески. Брысь отсюдова, а то я разревусь!

Испугался воробей, вспорхнул и — дальше.

А тут уже село кончилось, кочки внизу, как нестриженые головы, торчат, между ними лужи. Потом луг начался. А вот и Луковая поляна.

На Луковой поляне росло несколько старых дуплистых талин, жил жаворонок да компания веселых кузнечиков. Жаворонок сейчас в вечернем небе вился и звенел, как колокольчик. Кузнечики в траве трещали, и больше никого на Луковой поляне не было.

Для верности облетел воробей по кругу всю поляну — нет Гали. Отдохнул он на тропинке, сил набрался и пустился в обратный путь. Потому что уже солнце садилось, а воробьи в темноте не летают, да и друзья его дома ждут.

Той же дорогой вернулся воробей домой. Смотрит, у калитки собрались все знакомые. Люкс на улице сидит, с его хвостом щенок-несмышленыш забавляется. Кот Егор на калитку забрался, Петя — на поленницу. Коза Марта подошла, и знакомая корова только что с пастбища вернулась.

— В чужом огороде она! — убеждала всех коза Марта. — Где ж ей еще быть! Забралась и объедает салат.

— Ну, что вы! Как вы можете так говорить! — сказала знакомая корова. — Галя не коза, чтобы лазить по чужим огородам.

— Попрошу без намеков, — рассердилась Марта. — Я ведь все-таки даю два стакана молока.

— Полтора! — уточнил Петя. — И вообще, ты, коза, не то говоришь.

Тут как раз прилетел воробей.

— Наконец-то! — обрадовался Люкс. — Ну, что там?

— Ни-чи-чиво нет. Я всю поляну облетел.

— Беда, — совсем поник Люкс. — Надо что-то делать. Приятели задумались, а по улице с лугов уже шло стадо.

Степенные коровы важно мычали. Это они торопились предупредить доярок, чтобы готовили ведра. Напаслись коровы вдоволь, и молока будет много.

А позади стада — и как он успел, ведь только что лазил по огородам — шагал Козел.

— А, единоличники! Привет! — мекнул он и завернул к калитке.

Компания молчала, и Козел понял, что случилась какая-то беда.

— Что это вы, ребята? — сочувственно спросил он. — Может, хозяева кого отлупили?

— Девочка у нас потерялась. За луком бегала, — объяснил Люкс.

— С косичками? — поинтересовался козел Козел. Люкс кивнул.

— В новом платьице с цветочками?

— С цветочками, — подтвердила корова.

— Видел я, видел, как она по переулку бежала. Может, и не заметил бы, да она очень уж хорошую песню про меня пела. Как же это она пела? Вот ведь вылетело из головы. Это все из-за ушей. Уши у меня большие. Вот из них все и вылетает! Нет, все-таки вспомнил!

Козел с бородой, 
Погонись за мной! 
Не погонишься,
Не воротишься!

Я бы погнался, чего не погнаться, да занят был.

— А обратно? — с надеждой в голосе спросил Люкс. — Обратно она шла?

— А вот обратно не видел. Меня, понимаешь, одна хозяйка попросила капусту прополоть. Отказать я не мог. Прополол у одной, а там вторая зовет...

— Что же делать будем? — спросил у всех Люкс.

Опять задумались друзья, и только Егор, нарушив общее молчание, сказал:

— Эх, телефончик бы мне!

— Телефончик? — заинтересовался Козел. — А что это такое?

Егор потянулся, снисходительно посмотрел на Козла и ответил:

— Телефончик — это техника.

— Техника! — недовольно потряс бородой козел Козел. — У меня ваша техника вот где сидит!

И он нагнул голову так, чтобы все могли рассмотреть его рога. На рогах у Козла болтался моток колючей проволоки, какой обтягивают заборы. Видно, где-то запутался в нее Козел, лазая по огородам, а отцепиться не мог.

— Да зачем тебе телефончик? — недоумевал Люкс.

— Я бы позвонил куда-нибудь и спросил, нет ли там Гали? Если бы там не оказалось, я бы еще куда-нибудь позвонил. По телефону с кем хочешь разговаривать можно.

Все внимательно слушали Егора и поражались его знаниям. А Марта сказала Козлу:

— Учтите, здесь собралось очень приличное общество. Егор, например, приехал к нам из города. Зачем ты, Егор, приехал?

— На каникулы, — подсказал кот.

— Вот, вот. На каникулы. И в технике Егор разбирается

— Не верю я в технику, — не сдавался козел Козел — Вот трактор — тоже техника, а попробуй с ним пободайся как поддаст, что будь здоров!

А Галя все не шла. Напрасно знакомая корова смотрела в сторону переулка, зря Егор принюхивался и прислушивался — девочка не показывалась.

— Ребята! — вдруг нарушил молчание Козел. — А не пойти ли нам на розыски? Воробей хоть и летал на Луковую поляну, так он через огороды, а мы пойдем по дороге, может, и разыщем ее, а?

Предложение Козла всем понравилось. Знакомая корова и коза Марта побежали скорей по домам, чтобы хозяйки подоили их до темноты. Петух Петя стал загонять Хохлатку и Белушку в курятник — пусть спят. Егор тоже сбегал в дом, помог деду поужинать и вернулся за калитку, где поджидали остальных Люкс, Черныш и Козел.

— А меня, дед, возьмешь? — в который раз спрашивал у Люкса Черныш. Ему не верилось, что он наконец-то выйдет за поселок. Ведь так можно всю жизнь во дворе просидеть, белого света не увидеть.

Люкс успокаивал щенка, тот радостно повизгивал и от нетерпения носился то к дому Марты, то к воротам Петровны.

Наконец, когда на небе уже высыпали звезды, все собрались. Хозяйка Марты закрыла калитку на крючок, но Марта перемахнула через ограду.

— Вот это по-нашему! — похвалил ее Козел.

Он взял на себя командование отрядом. Хотели уже выступать в путь-дорогу, да обнаружили, что нет воробья.

— Да он спит, — догадался Люкс. — Воробьи рано укладываются.

Будить воробья не стали. Только вышли на середину дороги, петух Петя свалился в кювет.

— Как это тебя, Петро, угораздило? — заботливо спросил Козел.

— Что-то, братцы, я ничего не вижу.

— Вернись-ка ты, Петя, домой, — посоветовал Люкс.

— У тебя же куриная слепота.

— А ведь и верно, — поддержала корова. — Куры, они плохо видят ночью, потому-то с вечера на насест забираются.

— Да что я вам, курица, что ли! — петушился Петя.

Но идти в темноте он не мог, то и дело спотыкался, налетал то на Егора, то на Черныша, путался под ногами у Марты.

— Рядовой Петух! — скомандовал Козел. — Кру-гом марш!

Ничего не поделаешь, пришлось Пете возвращаться. Но он побежал не к своей калитке, а к дому Кольки. Тогда поручили Егору проводить Петуха до курятника. Кот в темноте видел лучше всех.

Улицу до переулка прошли без новых приключений. А в переулке, хотя днем здесь часто ходили Козел, корова, да и Люкс в молодые годы, отряд остановился. В темноте переулок казался совершенно незнакомым. Черныш рычал на кусты, Егор ко всему принюхивался, он ведь тоже впервые зашел так далеко от бабушкиного дома.

— Здесь, братцы, две дороги, — задумчиво сказал Козел. — Одна — ничего, сухая, правда, с ухабами, а на второй и ноги поломать можно. Надо бы идти, конечно, по хорошей. А вот какая из них хорошая, какая плохая, хоть хворостиной меня лупи — не вспомню.

— Днем-то тут все видно, — сказала корова. — Да я, признаться, когда здесь иду, больше на травку смотрю, а не на дорогу...

— Пошли по левой, — решил командир Козел. Прошли немного по левой дороге, слышат, кто-то топает навстречу. Что за прохожий? Остановились, а это свинья. Идет, похрюкивает.

— Послушай, тетка, скажи-ка ты нам, куда ведет эта дорога? — спросил Козел.

— А в лужу! — радостно ответила свинья. — Идите, идите, я только что оттуда — место свободно.

— Нам это не подходит, — обиделся Козел.

А Люкс спросил, не видела ли свинья, когда купалась в луже, маленькую девочку.

— Чудак, — хрюкнула свинья. — Я, когда в грязи лежу, ничего не замечаю. Вот заберись, поваляйся, увидишь, как это приятно.

Но в лужу друзья забираться не стали, а перешли на правую дорогу. По ней добрались до конца переулка. Впереди, над кочками, висел белесый туман. Через кочки на луг вела тропинка. Но где она, попробуй разберись в темноте. Прошлись немного вдоль кочек.

— Кажется, тут, — остановился Люкс.

— Как? — спросила из кочек лягушка.

— Да мы тут тропинку ищем, — ответила ей корова.

— Как? — спросила опять лягушка.

— Тропинку, говорю. Ты не знаешь, где тропинка? Нам нужно на Луковую поляну перейти. Девочку мы ищем.

Лягушка внимательно выслушала корову, еще раз спросила: «Как?» и бултыхнулась в воду.

 — Пойдем напрямик, — решил Козел. — А то мы эту тропинку всю ночь проищем.

Пошли друзья напрямик, кто как мог. Егор скакал с кочки на кочку. Корова и Козел повыше других, они кочки перешагивали. Черныш и Марта пробирались за Люксом между кочек.

Сначала кочки стояли на сухом месте, потом под ногами захлюпала вода, зачавкала тина. На луг выбрались мокрые и грязные. Отряхнулись. Потоптались на месте...

— Давайте покричим, — предложил Козел. — Только разом: раз, два, три!

Корова замычала. Козел с Мартой замекали, щенок затявкал, а кот Егор замяукал. А когда еще хрипло залаял Люкс, шум поднялся такой, что если бы Галя им отвечала, все равно никто ничего бы не услышал. Первая догадалась об этом корова.

— Вы, меня, конечно, извините, но так у нас ничего не получится, — сказала она. — Давайте сначала покричим, а потом помолчим и послушаем.

Опять Козел скомандовал «раз, два три!», опять друзья замычали, замекали, залаяли, затявкали и замяукали, а потом разом все смолкли. И только наступила тишина, как на кочку вскочила лягушка и вежливо спросила:

— Как?

— А вот так! — рассердился Егор и прыгнул на нее. Лягушка со страху свалилась в воду. Не удержался и кот — и тоже искупался. Мокрый и сердитый, выбрался он на луг. Там долго отряхивался и отфыркивался.

Накричавшись, отряд пошел дальше.

На Луковой поляне никого не было. Даже кузнечики спали.

Усталые, измазанные и мокрые вернулись друзья домой, а Егор к тому же потерял свой бантик.

Вся улица уже спала, и в доме деда и бабки тоже не горел свет.

До самого рассвета тревожно ворочался Люкс и гадал — куда же пропала девочка. Егор из сада запрыгнул в открытое окно, прошелся по дому, послушал, как похрапывает дед, как спокойно и тихо спит бабушка. Все были дома, только Галина постель стояла пустой.

Егор вернулся к Люксу и рассказал ему об этом. «Не доглядел, не устерег, — упрекал себя пес. — А был бы помоложе, разве бы отпустил я ее одну за поселок...»

А утром, когда только-только поднялось за Луковой поляной солнце, прибежала знакомая корова, как теленок, взбрыкнула ногами и радостно замычала:

— Люкс, Егор, Петя, воробей! Извините, что я вас так рано бужу, но Галя-то у нас. Стоит на крылечке и потягивается!

 Вскочил Петя на поленницу, высунулся, зевая со сна, воробей из скворечника, забрался Егор на крышу — смотрят, а Галя и правда с Петровной на крыльце умывается из тазика.

 Оказывается, она не терялась, а просто ходила к Петровне ночевать.


Возврат к списку