Размер шрифта: A A A Переключить на обычную версию сайта
Версия для слабовидящих

 

Вопросы и ответы виртуальной справочной службы

6 октября 2017 г., Алтухов Дмитрий средняя школа № 12, 9 класс

Вопрос: Добрый день! Мне нужно найти информацию о Национальном олимпийском комитете. Подскажите, где об этом можно прочитать?

Ответ: Добрый день, Дмитрий! Рекомендую вам книгу: Хавин Б. Н. «Всё об олимпийских играх. – М. : Физкультура и спорт, 1979. – 607 с. В ней вы сможете найти информацию по интересующей вас теме.

25 сентября 2017 г., Халиманов Тимофей, Лицей информационных технологий, 6 класс

Вопрос: Здравствуйте! Подскажите, в каких книгах можно прочитать о викингах в Америке.

Ответ: Добрый день, Тимофей! Рекомендую тебе прочитать книгу В. И. Гуляева «Доколумбовы плавания в Америку: мифы и реальность» (М., 1991. – 192 с.). А также рекомендую прочитать статью В. Гуляева «Кто открыл Америку?», напечатанную в журнале «Наука и жизнь» (№ 7 за 2016 год, стр. 58–66), в которой рассказывается об экспедициях скандинавских и гренландских викингов к американскому континенту. Все эти источники ты сможешь взять в нашей библиотеке.

13 июня 2017 г., Байрамова Алиса, 6 класс

Вопрос: Здравствуйте! Где можно найти материал здоровье и его составляющих?

Ответ: Добрый день, Алиса! В нашей библиотеке есть книга, в которой ты найдешь информацию по интересующей тебя теме: Маркова В. В. «Основы здорового образа жизни и профилактика болезней» (М. : Академия, 2001. – 310 с.).

 Эту книгу ты сможешь взять в отделе обслуживания читателей среднего и старшего школьного возраста.

1 июня 2017 г., Шевченко Алексей, 6 класс

Вопрос: В какой книжке можно прочитать о строительстве Вавилонской башни?

Ответ: Добрый день, Алексей! Могу порекомендовать тебе книгу

«Древний Вавилон» (М. : ООО «Астрель», 2010. – 165 с.), в которой есть информация о Вавилонской башне. Эту книгу ты сможешь взять в отделе обслуживания читателей среднего и старшего школьного возраста.

27 апреля 2017 г., Гальдюк Саша, 9 класс

Вопрос: Здравствуйте! Подскажите, где можно найти биографию Льва Троцкого?

Ответ: Здравствуйте, Саша! Могу порекомендовать вам книгу: Троцкий, Л. Моя жизнь. – М. : Книга, 1990. – Т. 2. – 343 с.  Её можно взять в нашей библиотеке на абонементе облуживания читателей среднего и старшего школьного возраста.

20 марта 2017 г., Петухов Аркадий, ученик 6 класса

Вопрос: Подскажите, где можно прочитать об истории изобретения часов.

Ответ: Добрый день, Аркадий! Могу порекомендовать тебе следующие книги:

Кто «хранит» точное время? // Я познаю мир : Изобретения : дет.энцикл. – М., 2003. – С. 387–390 ;

Мусский, С. А. Современные часы // Мусский С. А. Сто великих чудес техники. – М. : Вече, 2002. – С. 390–395;

Симон, Ф. Открытия и изобретения. – М. : Махаон, 2012. – С. 88–89.

16 марта 2017 г., Халиманов Тимофей, ученик 5 класса

Вопрос: Где можно найти информацию об одном дне военного римского похода?

Ответ:  Добрый день, Тимофей! Информацию по интересующей тебя теме можно найти в книге  - Римские древности : краткий очерк / под ред. И. В. Алфёровой. – Смоленск : Русич, 2000. – 384 с. Эту книгу ты можешь взять в нашей библиотеке на абонементе среднего и старшего школьного возраста.

3 марта 2017 г., Архипов Саша, ученик 6 класса

Вопрос: В какой книге можно прочитать о быте и обычаях индейцев?

Ответ: Здравствуй, Саша! Рекомендую тебе книгу: Зайлер, З. Индейцы (М. : Мир книги, 2008. – 48 с.), в которой ты узнаешь всё о коренных жителях Америки, начиная от заселения ими континента 300 тысяч лет назад вплоть до наших дней. Ты найдёшь информацию об образе жизни индейцев, их традициях, борьбе за свои права и стремлении сохранить языки и уникальную культуру.
Эту книгу ты можешь взять на абонементе среднего и старшего школьного возраста в нашей библиотеке.

13 января 2017 г., Наталья Владимировна Бодрова, бабушка.

Вопрос: Порекомендуйте, пожалуйста,  литературу для детей младшего школьного возраста про любовь (и чтобы там обязательно было про дёргание за косички и т.п.)

Ответ: Здравствуйте, уважаемая Наталья Владимировна! Могу порекомендовать Вам и вашим внукам несколько произведений современных детских писателей для младшего и среднего школьного возраста, в которых можно прочитать о взаимоотношениях мальчиков и девочек и где имеется сюжет «про дёргание за косички»:

Крюкова Тамара. Слава : рассказ // Крюкова Т. Потапов, к доске! : рассказы, стихи. – М. : Аквилегия – М, 2013. – С. 48–60.;

Махотин Сергей. Вирус ворчания : Повесть, в которой что ни глава – то совершенно правдивая, но чаще – невероятная история. – М. : Детгиз, 2014. – Глава: Заколдованные косички. – С. 10–14.;

Драгунская Ксения. Ерунда на постном масле : рассказ // Драгунская К. Целоваться запрещено!. – М. : Астрель: АСТ, 2010. – М., 2010. – 111–115.;

Антонова Ирина. Иванова, Петров, Сидорова : рассказ // Антонова И. Красавица 5 «В» : рассказы, сказка. – М. : Азбука-Аттикус, Махаон, 2014. – С. 6–7.

14 декабря 2016 г., Савенко Фёдор, ученик 5 класса средней школы № 33

Вопрос: Здравствуйте! Где можно прочитать про звездолёты?

Ответ: Здравствуй, Фёдор! О звездолётах и их видах ты можешь прочитать в книге: Смит Б. Звездолёты и транспортные средства / Б. Смит. – СПб. : ПРАЙМ-Еврознак, 2009. – 220 с. – (Серия «Звёздные войны; Иллюстрированная энциклопедия»). Эта книга находится в читальном зале нашей библиотеки.

25 ноября 2016 г., Остапчук Илья, ученик 6 класса средней школы № 33.

Вопрос: Здравствуйте! В какой книге можно прочитать о птице зимородок?

Ответ: Здравствуй, Илья! Рекомендую тебе статью «Семейство зимородковых» из  энциклопедии «Жизнь животных». (Том 6. Птицы. – М., 1986. – С. 325–327). Эту энциклопедию ты сможешь взять в читальном зале нашей библиотеки.

25 ноября 2016 г., Нахнаев Данил, ученик 6 класса

Вопрос: Здравствуйте! Мне нужно найти ответ на вопрос эколого-биологической олимпиады – «Кто такой сибирский углозуб?». Где можно прочитать о нём?

Ответ: Здравствуй, Данил! О сибирском углозубе ты можешь найти информацию в энциклопедии «Жизнь животных» (Том 5. Земноводные. Пресмыкающиеся. – М., 1985. – С. 32). Это издание есть в читальном зале нашей библиотеки.

14 октября 2016 г., Иванова Алина, студентка

Вопрос: Здравствуйте! Мне нужна информация о Кёльнском соборе в Германии. Подскажите, пожалуйста, где можно найти.

Ответ: Здравствуйте, Алина! В читальном зале нашей библиотеки вы можете взять книги, в которых есть информация о Кёльнском соборе: 

1. Кёльн // Большая Российская энциклопедия. Т.13. – М., 2009. – С. 525.

2. Германия // Энциклопедия для детей Т. 7. Искусство. Ч. 1. – М. :Аванта+, 1999. – С. 253–254. : [фото Кёльнского собора].

10 октября 2016 г., Болотова Евгения, студентка 2 курса

Вопрос: Подскажите, пожалуйста, в какой книге можно найти материал по теме «Готика как архитектурный стиль».

Ответ: Здравствуйте, Евгения! Рекомендую вам главу из книги по интересующей вас теме: Гольдштейн, А. Ф. Готика / А. Ф. Гольдштейн // Гольдштейн А. Ф. Зодчество. – М. : Просвещение, 1979. – С. 155–170.

10 октября 2016 г., Иванчикова Виктория, студентка 2 курса

Вопрос: Здравствуйте! Скажите, где можно найти материал об искусстве Византии.

Ответ: Добрый день, Виктория! В читальном зале нашей библиотеки вы можете взять книгу Дмитриевой Н. А. Краткая история искусств. – М. : Искусство, 1985. В ней есть интересующий вас раздел «Искусство Византии». – С. 113–129.

14 сентября 2016 г., Самойлова Эмилия

Вопрос: Здравствуйте! Скажите, пожалуйста, в каких книгах можно найти материал о поэме А.С. Пушкина «Медный всадник»?

Ответ: Здравствуйте, Эмилия! Рекомендуем вам такие статьи из книг и журналов: 1). Поэма «Медный всадник» // Большая литературная энциклопедия для школьников и студентов. – М., 2003. – С. 568 –575. 2). Шайтанов И. О. «Медный всадник» // Энциклопедия литературных произведений. – М., 1998. – С. 288–289. 3). Соловей Т. Г. «Люблю тебя, Петра творенье!..» : Анализ вступления к поэме А.С. Пушкина «Медный всадник» // Литература в школе. – 2015. – № 6.

12 сентября 2016 г., Смехов Андрей

Вопрос: Здравствуйте. В какой книге можно найти о разных видах рыб реки Амур?

Ответ: Здравствуй, Андрей! Могу порекомендовать тебе книгу Сергея Кучеренко «Рыбы у себя дома» (Хабаровск, 1988). Её ты сможешь взять в секторе краеведения нашей библиотеки.

С уважением, гл. библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

25 августа 2026 г. Александр Иванович

Вопрос: Здравствуйте! Мне необходимо узнать, какие произведения написал Григорий Федосеев.

Ответ: Здравствуйте, Александр Иванович! Дальневосточный писатель Григорий Анисимович Федосеев написал повести: «Тропою испытаний», «Смерть меня подождёт», «Злой дух Ямбуя», «Последний костёр», «Пашка из Медвежьего лога» и др. (Источник: Писатели Дальнего Востока : биобиблиогр. справочник. Вып. 2. – Хабаровск, 1989).

С уважением, гл. библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

22 июля 2016 г., Ольга

Вопрос: Здравствуйте! Мы  первый раз в вашем городе. Очень хочется показать зоосад им.Сысоева ребёнку.)) Как туда добраться? Проживаем на ул.Карла Маркса.

Ответ:  Добрый день! Чтобы попасть в Зоосад "Приамурский", вам надо сначала доехать до автовокзала и там пересесть на 114 автобус.
 Время отправки маршрута №114 с автовокзала:
7.25; 8.09; 9.00; 10.01; 11.01; 11.31; 12.01; 13.15; 14.15; 15.14; 16.00; 17.00
Обратно можно уехать на автобусе этого же маршрута. Он идет из Виноградовки в: 
8.17; 9.01; 9.52; 10.53; 12.10; 12.37; 13.08; 14.07; 15.07; 16.22; 16.54; 18.01
Телефон контактный Зоосада - 28-57-21  можете позвонить, уточнить цену и задать все свои вопросы.

Ольга Анищенко, гл.библиотекарь

19 июля 2016 г., Здорик Елена Валерьевна, учитель-филолог

Вопрос: Здравствуйте! Я собираю материал для написания романа о переселенцах с Украины. Всё, что связано с переселением в начале ХХ века. Примерно с 1900 по 1915, как обустраивались на Дальнем Востоке, какие были трудности и т. д. Подскажите, какую литературу вы бы порекомендовали по этой теме.  

Ответ: Здравствуйте, Елена! Могу порекомендовать вам издания, которые имеются в нашей библиотеке:

Билим Н. Н. Раздел IV. Российский Дальний Восток во второй половине ХIХ-начале ХХ вв. // Билим Н. Н. История российского Дальнего Востока ХVII-ХХ в.в. : учеб. пособие. - Хабаровск, 1999. - С. 23-30. - Из содерж.: Освоение Приамурья и Приморья русскими переселенцами. Переселенческая политика российского правительства, ее цели и методы ; Кабузан В. М. Заселение и освоение Приамурья и Приморья в 1906-1917 гг. // Кабузан В. М. Как заселялся Дальний Восток (вторая половина ХVII - начало ХХ в.). - Хабаровск, 1973. - С. 142-177 ;

Краснова Л. И. О некоторых проблемах переселенческой политики (из истории освоения и заселения российского Дал. Востока в конце ХIХ - начале ХХ вв.) // Историко-культурное и природное наследие Дальнего Востока на рубеже веков: проблемы изучения и сохранения : Материалы Вторых Гродековских чтений (Хабаровск, 29-30 апреля 1999 г.) / Хабар. краев. краевед. музей им. Н. И. Гродекова. - Хабаровск, 1999. - С. 15-18.

Воронкова А. Коренные люди : [о первых русских переселенцах в Приамурье 1857-1859 гг.] // Дальний Восток. - 1997. - № 4. - С. 141-155. ; Георгиевский А. П. Расселение русских на Дальнем Востоке // Дальний Восток. - 1994. - № 5/6. - С. 186-191. ;

Гладких Т. Река времени : [воспоминания потомков забайкальских казаков, заселявших Амур в середине ХIХ века, первые амурские сплавы] // Приамурские ведомости. - 2004. - 20 апр. - С. 3 ; 21 апр. - С. 3 ; 27 апр. - С. 3 ; 30 апр. - С. 3 ; 7 мая - С. 3. ;

Гуменюк В. А. Украинцы на Дальнем Востоке // Третьи гродековские чтения : материалы регион. науч.-практ. конференции "Дальний Восток России : ист. опыт и современные проблемы заселения и освоения территории". Ч. 2. -- Хабаровск : ДВГНБ, 2001. - С. 33-37. ;

Прирастая на Востоке : [об освоении русскими людьми Приамурья] // Словесница Искусств. - 2011. - № 2. - С. 4-16. ; Редчун В. М. Вышитые полотенца славян-переселенцев конца ХIХ - нач. ХХ вв. // Третьи гродековские чтения. Ч. 2. - Хабаровск : ДВГНБ, 2001. - С. 227-235. ;

Рудецкий О. Славянский мир Дальнего Востока : [о переселении крестьян из центральных губерний на Да. Восток в конце 19 века] // Словесница Искусств. - 2011. - № 2. - С. 27-31. ;

Свердлов М. Как мы тут оказались : [из истории переселения крестьян на Дал. Восток в конце ХIХ начале ХХ века, численные данные] // Тихоокеанская звезда. - 1996. - 19 марта. - С. 3.  

Если вас что-то заинтересовало, то мы могли бы по мере возможностей отсканировать эти издания и выслать на ваш электронный адрес. Статьи из журнала «Словесница искусств» можно найти в Интернете.

С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

12 июля 2016 г., Чмых Полина

Вопрос: Подскажите, в каких книгах можно найти о том, сколько есть разновидностей верб?

Ответ: Полина! В читальном зале нашей библиотеки ты сможешь найти информацию по интересующей тебя теме в таких книгах:

Лесная энциклопедия. – М. : Сов. энциклопедия, 1985. – Т. 1. – С. 361–363 ; 

Алексеев, Ю. Е. Деревья и кустарники / Ю. Е. Алексеев, П. Ю. Жмылев, Е. А. Карпухина. – М., 1997. – 592 с. – (Энциклопедия природы России).

4 июля 2016 г., Букреева Вика

Вопрос: Скажите, где найти о том, как нарисовать человека, животное в движении?

Ответ: Добрый день, Вика! В читальном зале нашей библиотеке ты можешь найти книгу, в которой есть информация по интересующей тебя теме: Запаренко В. Как рисовать мультики. – М. : Фордевинд, 2011. – 128 с.

24 июня 2016 г., Новосельцев Олег

Вопрос: Подскажите, пожалуйста, в какой книге можно найти информацию по теме «Экологическое состояние акваторий. Экологически неблагоприятные регионы России»?

Ответ: Добрый день. Могу порекомендовать вам справочное издание, в котором вы найдёте необходимую вам информацию: Энциклопедия для детей. Экология. Т. 19. – М. : Мир энциклопедий Аванта+: Астрель, 2008;

электронный источник из Интернета по интересующей вас теме: Экологически неблагополучные регионы России :  реферат по дисциплине Экологические основы природопользования на тему «Экологически неблагополучные регионы России» [Электронный ресурс]. – Екатеринбург, 2010. – Режим доступа:  http://referat7.ru/neo/source/edu-content-120691.html.

А также, вы можете воспользоваться статьями из региональных газет, вышедших за последние несколько лет, на тему экологической ситуации в Хабаровском крае:

Ковалев Ю. Облако снова спустило штаны : Хронология экологического воздействия КНПЗ "освежается" новыми фактами : [о вредном влиянии Комсомольского нефтеперерабатывающего завода на атмосферу города] //Приамур. ведомости. – 2012. – 12 сент. – С. 6;

Платошкина Н.  Экологи считают каждое деревце : [об экологической ситуации и проблемах экологии в городе и Хабар. крае] // Тихоокеан. звезда. – 2013. – 28 фев. – С.2;

Чем дышим, что пьём : [мониторинг состояния загрязнения природной среды на территории Хабаровского края на январь 2013 г.] // Тихоокеан.звезда. – 2013. – 12 фев. – С. 5.

Ещё рекомендуем вам для ознакомления раздел из книги по краеведению, в котором рассматриваются региональные проявления глобальных изменений климата, социально-экономические и экологические последствия изменений климата, индивидуальные для каждого региона Дальнего Востока:

Кокорин, А. О. Тема - Региональные изменения климата и их вероятные последствия / А. О. Кокорин, Е. В. Смирнова, Д. Г. Замолодчиков // Кокорин А. О. Изменение климата. Книга для учителей ст. кл. общеобразоват. учреждений. Вып. 2. Регионы Дальнего Востока / А. О. Кокорин, Е. В. Смирнова, Д. Г. Замолодчиков. – М. : Всемирный фонд дикой природы (WWF), 2013. – С. 96–157.

13 июня 2016 г. ,Сергей Марченко

Вопрос:  Скажите, у вас есть какие-нибудь материалы для подготовки к ЕГЭ по физике и химии?

Ответ:  Добрый день, Сергей! Да, в нашей библиотеке есть материалы для подготовки к ЕГЭ (сборники задач, тенсты), в том числе, по физике и химии. Они находятся в отделах книгохранения и на абонементе обслуживания школьников среднего и старшего возраста.

С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

10 июня 2016 г., Игнат Полухин

Вопрос: Здравствуйте. Есть ли в вашей библиотеке книги в электронном формате?

Ответ: Добрый день, Игнат! В нашей библиотеке предоставляется бесплатный доступ к  электронной библиотеке «ЛитРес. Библиотека». Пользователь может читать электронные версии книг в электронном читальном зале библиотеки на 8 стационарных компьютерах и 2 планшетных компьютерах. Также выдача книг производится на любое электронное устройство пользователя: планшетный компьютер,  вооk-ридер, телефон, стационарный компьютер и др. Доступ к книгам возможен после авторизации – пользователи   получают логин и пароль в библиотеке (у администратора  электронного читального зала  библиотеки). Пользоваться системой очень легко – нужно зайти на сайт www.biblio.litres.ru либо через установленное приложение. Осуществив вход, введя логин и пароль, пользователь, выбирает любую книгу, и отправляет запрос библиотекарю (запрос обрабатывается в течение одного рабочего дня).В течение 15 дней пользователь читает книгу с устройства, поддерживающего доступ к сети Интернет в любое удобное для него время. Причем подключение к сети Интернет необходимо только при запросе и загрузке книги, а читать книгу можно в режиме офлайн (то есть, не имея доступа к Интернету). По прошествии срока пользования доступ к книге приостанавливается  и в случае если книга не дочитана, может быть продлен путем вторичного запроса библиотекарю.

Кузнецова Е.Ф. Главный хранитель фондов

19 мая 2016 г., Виктор Сапогов

Вопрос:  Здравствуйте. Я пишу курсовую работу о жизни и творчестве детских писателей Хабаровска. Есть ли у вас какая-нибудь литература по этой теме?

Ответ:   Уважаемый, Виктор! В нашей библиотеке имеется литература о жизни и творчестве хабаровских писателей, вошедших в круг детского чтения. К сожалению, вы не указали конкретно фамилии этих писателей. Среди известных хабаровских писателей, которые вошли в круг детского чтения, - В. П. Сысоев, Д. Д. Нагишкин, Т. Ф. Чинарева, Н.Д. Наволочкин, С. П. Кучеренко, А. Н. Максимов, В. С. Рыбин и др. В секторе краеведения нашей библиотеки вам могут предложить литературу о жизни и творчестве этих писателей.

С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

16 мая 2016 г., Смеханов Андрей

Вопрос:  Я учусь в Хабаровской кадетской школе. Найдите мне, пожалуйста, что-нибудь про Хехцирский заказник.

Ответ:  Здравствуй, Андрей! Могу порекомендовать вам несколько статей из книг: Андронов, В. А. Природные заказники / В. А. Андронов, Д. М. Гранкин, А. Я. Иволгин // Андронов В. А. Особо охраняемые природные территории Хабаровского края / В. А. Андронов, Д. М. Гранкин, А. Я. Иволгин. – Хабаровск, 2009. – Из содерж.: 4.5. Государственный природный биологический (комплексный) заказник федерального значения «Хехцир». – С. 39–40.

Шлотгауэр, С. Д. Приложение. Краткая характеристика природных заказников // Шлотгауэр С. Д. Наши охраняемые территории. – Хабаровск, 2002. – Из содерж.: Государственный охотничий заказник «Хехцир». – С. 107–108.

А также можно посмотреть электронные ресурсы из Интернета: http://khabarovsk.shamora.info/Заказник-Хехцирский/; http://amureco.ru/oopt/zakazniki/«khekhtsirskii»-gosudarstvennyi-prirodnyi-zakaznik

С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

21 апреля 2016г., Герман

Вопрос: Добрый день! Какие субъекты Российской Федерации входят в Дальневосточный федеральный округ?

Ответ: Добрый день, Герман! В Дальневосточный федеральный округ входит 9 краёв и областей: Амурская область, Еврейская автономная область, Камчатский край, Магаданская область, Приморский край, Республика Саха (Якутия), Сахалинская область, Хабаровский край, Чукотский автономный округ. Более подробную информацию о субъектах Дальневосточного федерального округа, его населении и национальном составе, вы можете получить в Википедии: https://ru.wikipedia.org/wiki/Дальневосточный федеральный округ.

С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

21 апреля 2016г., Василий

Вопрос: Здравствуйте. Кто такой Н. Д. Наволочкин, именем которого названа ваша библиотека?

Ответ: Уважаемый Василий! Николай Дмитриевич Наволочкин (1923–2013), имя которого носит Хабаровская краевая детская библиотека, – известный дальневосточный писатель, автор исторического романа «Амурские вёрсты», повестей о войне «Шли радисты» и «Жди ракету», книг для детей «Знакомые кота Егора», «Полудница Акуля» и др. произведений. Н.Д. Наволочкин – участник Великой Отечественной войны, Почетный гражданин г. Хабаровска. Более подробно узнать о Н. Д. Наволочкине вы сможете в Википедии: https://ru.wikipedia.org/wiki/Наволочкин,_Николай_Дмитриевич и на сайте нашей библиотеки http://kdb27.ru/category/biografiya-navolochkina/

С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

14 апреля 2016г., Наталья Ивановна

Вопрос: Здравствуйте! Я – педагог из Детского дома. Подскажите, в каких периодических изданиях можно найти статьи о городах-побратимах Хабаровска.

Ответ: Уважаемая Наталья Ивановна! В нашей библиотеке в секторе краеведения вы можете найти такие статьи из периодических изданий, вышедших за последние несколько лет:

  • Пять цветочных братьев и один брат – олень : [о городах-побратимах г. Хабаровска – Ниигате, Портленде, Виктории, Пучоне, Харбине и Санья] // Аргументы и факты – Дальинформ. – 2012. – № 22. – С. 24;
  • Реки вспять  не текут : [о побратимских связях между Хабаровском и Харбином] // Хабаровские вести. – 2013. – 22 мая. – С. 15.

С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

12 апреля 2016г., Мария

Вопрос: Здравствуйте. Я учусь в 10-м классе гимназии № 3. Мне нужен материал для доклада об усилителях вкуса и пищевых добавках.

Ответ: Добрый день, Мария! Могу вам предложить несколько статей из журналов, которые есть в читальном зале нашей библиотеки:

  • Антоненко, О. Усилители вкуса: Е или не Е? // Здоровье. – 2009. – № 5. – С. 48–52; БАД – не еда и не лекарство // Оптимальное питание – ключ к здоровью : [прил. к журн.
  • «Здоровье» «Для тех, кто лечит»]. – 2004. – № 3. – С. 56–61; Федорова, А. Сами с усами : [о глутамате натрия] // Здоровье. – 2014. – № 4. – С. 62–65.

С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

22 марта 2016г., Степан

Вопрос: Здравствуйте. Почему 1 апреля называют Днём дурака? Спасибо.

Ответ: Добрый день, Степан! День смеха, День дурака –праздник, отмечаемый 1 апреля во многих странах. Во время этого праздника принято разыгрывать друзей и знакомых или просто подшучивать над ними. Традиционно в таких странах, как Новая Зеландия, Ирландия, Великобритания, Австралия и Южная Африка, розыгрыши устраиваются только до полудня. Тех, кто шутит после этого времени, называют «апрельскими дураками».

Более подробно о Дне смеха вы можете прочитать в Википедии, перейдя по ссылке:

https://ru.wikipedia.org/wiki/День_смеха

С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

22 марта 2016г., Виктор

Вопрос: Добрый день! Скажите, у вас в библиотеке есть какие-нибудь книги Говарда Лавкрафта?

Ответ: Добрый день, Виктор! В нашей библиотеке, к сожалению, нет книг Говарда Лавкрафта. Но в нашем электронном читальном зале вы можете бесплатно зарегистрироваться на электронном ресурсе «ЛитРес. Библиотека». Получив доступ к этому ресурсу, вы сможете бесплатно читать книги, в том числе и произведения Г. Лавкрафта, такие как «Белый корабль», «Из потустороннего мира», «Полярис», «Кошмар в Ред Хуке» и другие. Всего в фонде «ЛитРес. Библиотеки» можно найти 26 электронных книг и 2 аудиокниги Г. Лавкрафта.

С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

21 марта 2016г., Наталья Ивановна

Вопрос:  Здравствуйте! Я педагог из детского дома. Подскажите, пожалуйста, есть ли в вашей библиотеке сценарии мероприятий на тему дружбы, о дружбе человека и животных для детей 10–12 лет.

Ответ: Уважаемая Наталья Ивановна! В методико-образовательном отделе нашей библиотеке имеются различные сценарии мероприятий о дружбе, в том числе и о дружбе с животными. Вот некоторые из них: Лобод, О. В. Наши верные друзья: [сценарий о наших друзьях – домашних животных для 3–5-х кл.] // Игровая библиотека. – 2015. – № 8. – С. 22–37; Друзья наши меньшие. – Минск, 2008. – 128 с. – (Праздник в школе); Нефёдов, Г. М. Иголки ёжика Фука: [сценарий постановки, рассказывающей о добре, дружбе и взаимопомощи, для уч-ся 4–5-х кл.] // Читаем, учимся, играем. – 2013. – Вып. 4. – С. 98–102; Родченко, О. А. Один за всех, и все за одного!: [урок-презентация, посвящённый знакомству, дружбе и товариществу, для детей 10 лет] // Книжки, нотки и игрушки для Катюшки и Андрюшки. – 2014. – № 12. – С. 39–41.

Эти и другие материалы вы можете ксерокопировать. Ждём вас в методико-образовательном отделе в будние дни с 10 до 18 часов.

С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

11 марта 2016г., Марина Владимировна

Вопрос: Мне нужна книга для ребёнка-второклассника «Библейские сказки» Саши Черного. Есть ли у вас в библиотеке?

Ответ: Уважаемая Марина Владимировна! «Библейские сказки» Саши Чёрного вошли в сборник «Избранная проза» Саши Чёрного (М.: Книга, 1991). Эту книгу вы можете взять в нашей библиотеке в отделе книгохранения.

С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

10 марта 2016г., Семен Сосновский

Вопрос: Здравствуйте. Скажите, у вас в библиотеке есть книги А. Сапковского про Ведьмака?

Ответ: Уважаемый Семён! В нашей библиотеке есть только одна книга из серии «Ведьмак» Анджея Сапковского – четвёртая книга из шести «Час презрения» (М.: ТКО АСТ, 1997. – 464 с. – (Век дракона)). Эту книгу вы можете взять в отделе книгохранения нашей библиотеки.

С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

29 февраля 2016г., Агиевич Сергей

Вопрос: Подскажите, пожалуйста, в какой книге можно прочитать об амурском тигре?

Ответ: Уважаемый Сергей! Рекомендую вам следующие книги:

  • Амурский тигр: фотоальбом. – Хабаровск, 2010. – 88 с. : ил. – (серия "Дикая природа России. Дальний Восток");
  • Кучеренко С. Встречи с амурским тигром : рассказы. – Хабаровск, 2005 ;
  • Сысоев Вс. П. Золотая Ригма : повесть // Сысоев Вс. П. Золотая Ригма : повести и рассказы. – Хабаровск, 2005.

Все эти книги вы можете взять в секторе краеведения нашей библиотеки.

С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

29 февраля 2016г., Ватулеева Александра

Вопрос: Очень люблю кошек и, когда была маленькой, много читала сказок про котов. А какие есть в библиотеке интересные книги про кошек, но уже для 12-13 лет?

Ответ: Здравствуй, Александра! В нашей библиотеке есть много книг о котах и кошках. Назову наиболее известные художественные произведения:

  • Вагнер Н. П. «Сказки кота Мурлыки»;
  • Киплинг Р. «Кошка, гулявшая сама по себе»; Крапивин В. П. «Рыцарь Прозрачного кота»;
  • По Э. Чёрный кот : рассказ // Эдгар По Золотой жук. – М., 2001;
  • Шварц Е. Л. «Новые приключения Кота в сапогах».

Кроме этих книг, в нашей библиотеке есть много научно-популярных книг о кошках, уходе за ними и их содержанию.

С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

25 февраля 2016 г., Поздышева Елена

Вопрос: Сыну 12 лет. Какие-то кружки есть для него? Спасибо за ответы.

Ответ: Творческие формирования ХКДБ им. Н.Д. Наволочкина на 2015–2016 уч. год для детей в возрасте 5–15 лет:

    1. Творческая студия «Фантазия»  - развивающие занятия по различным видам декоративно-прикладного творчества:

      • папье-маше (фигурки животных, маски, декоративные элементы);
      • скрапбукинг (подарочные коробочки, открытки, обложки на паспорт и т.д.);
      • валяние сухое и мокрое (броши, декор, миниатюра, животные);
      • декупаж (декорирование деревянной или стеклянной основы);
      • декорирование;
      • аппликация;
      • рисование и роспись поделок.

      Формируются группы по возрастам:

      5-8 лет (возможно участие родителей),
      9-12 лет,
      13-15 лет.

      Обучение платное (8 занятий, проводятся два раза в неделю; в стоимость входит приобретение расходных материалов для занятий).

      Справки и запись по телефонам: 8-909-802-06-80; 8-962-583-54-12; 30-07-58

        2. Детская студия компьютерного творчества для детей 10-14 лет.

          Ребята научатся:

          • быстро набирать тексты;
          • создавать коллажи, открытки, календари, буклеты с помощью компьютера;
          • оформлять рефераты и другие документы;
          • создавать блоги и быть активными пользователями сети Интернет;
          • создавать мультфильмы по своим сценариям,

          а также познакомятся с историей мировой мультипликации.

          Для занятий  потребуются: тетрадка и ручка для записей, свободное время, желание развиваться и учиться, а также хорошее настроение.

          Запись проводится ежедневно с 10:00 до 17:00 по адресу: ул. Ленинградская, 25, Хабаровская краевая детская библиотека им. Н.Д. Наволочкина (электронный читальный зал).

          Телефон:8-924-208-4981 ,

          e-mail: library-khv@mail.ru 

          Занятия проводятся на бесплатной основе 1 раз в неделю по расписанию.

          С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

          25 февраля 2016 г., Виктория Владимировна

          Вопрос: Здравствуйте! Я – мама ученика 3 класса лицея «Ступени» из Хабаровска. Моему ребёнку необходимо подготовиться к презентации по творчеству А. Лепетухина. Подскажите, какие материалы о нём есть в вашей библиотеке.

          Ответ: Уважаемая, Виктория Владимировна! В секторе краеведения нашей библиотеки вы можете найти следующие статьи из газет и журналов о творчестве художника и писателя Александра Лепетухина:

          Путь продолжается : [о творчестве А. Лепетухина] // Хабаровские вести. – 2013. – 25 апреля. – С. 6;

          Путешествие в двух измерениях: Интервью с сопутствующими отступлениями : [о путешествии А. Лепетухина по Греции] // Словесница искусств. – 2013. - № 2. – С. 62–71;

          Лепетухин А. В. поисках снежного человека : [экологическая сказка] // Приамурье моё. – 2013. – № 1. – С. 20–23.

          А также могу порекомендовать две электронные статьи в Интернете:

          Саитбаталова, Анна. Александр Петрович Лепетухин – мой учитель. – Режим доступа: http://www.animalist.ru/?action=show_article&article=lepetuchin;

          Александр Лепетухин уже в Заветной мечте : [Александр Лепетухин вошёл в шорт-лист национальной лит.премии «Заветная мечта»]. – Режим доступа: http://seniva.livejournal.com/8486.html

          С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

          23 февраля 2016 г., Киселёва Татьяна Ивановна

          Вопрос: Здравствуйте! Я мама девочки – ученицы 5 класса. Моей дочери нужна книга Хопп «Волшебный мелок». Подскажите, есть ли у вас в библиотеке эта книга?

          Ответ: Уважаемая, Татьяна Ивановна! К сожалению, в нашем фонде нет книги Синкен Хопп «Волшебный мелок». Эту книгу вы можете найти в Интернете по адресу: http://royallib.com/book/hopp_sinken/volshebniy_melok.html

          С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

          22 февраля 2016 г., Ирина Георгиевна

          Вопрос: Здравствуйте! Я – библиотекарь средней школы № 24 из Хабаровска. Назовите, пожалуйста, наиболее известных писателей, у которых в феврале 2016 года исполняются юбилеи.

          Ответ: Уважаемая коллега! В 2016 году 16 февраля исполняется 185 лет со дня рождения Николая Семёновича Лескова (1831–1895), русского писателя; 17 февраля – 110 лет со дня рождения Агнии Львовны Барто, детской поэтессы; 28 февраля – 150 лет со дня рождения Вячеслава Ивановича Иванова (1866–1949), русского поэта, философа, историка.

          С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

          20 февраля 2016 г., Татьяна Суслова

          Вопрос: Хотелось бы узнать, в какой  книжный магазин поступило новое 3-томное издание произведений   Н.Д.Наволочкина, чтобы его купить.

          Ответ: Книги поступили в магазин "Книжный мир" (г. Хабаровск, пл. Ленина, ул. К. Маркса, 37). Стоимость собрания сочинений – 1950 руб. В нашей библиотеке можно бесплатно взять эти книги в секторе краеведения.

          С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Анищенко Ольга Владимировна.

          19 февраля 2016 г., Николай Бабаев

          Вопрос: Здравствуйте! Подскажите, пожалуйста, в каком году была образована Дальневосточная Республика? И какой город был ее столицей? Спасибо.

          Ответ: Уважаемый, Николай! Дальневосточная Республика была провозглашена 6 апреля 1920 года Учредительным съездом трудящихся Прибайкалья; столица — Верхнеудинск (ныне — Улан-Удэ), а с октября 1920 года — Чита. В состав ДВР были включены Забайкальская, Амурская, Приморская, Камчатская области и Северный Сахалин, хотя фактически на тот период ДВР контролировала лишь Прибайкалье. Более подробно о Дальневосточной Республике вы можете узнать в статье из Википедии, перейдя по ссылке: http://www.ammanu.edu.jo/wiki1/ru/articles/ Дальневосточная Республика

          С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

          19 февраля 2016 г., Витя Стецко

          Вопрос: Здравствуйте. Скажите, кто такой Бандера? И почему его все так ненавидят?

          Ответ:  Уважаемый, Витя! Степа́н Андре́евич Банде́ра  – украинский политический деятель, идеолог и теоретик украинского национализма. Точки зрения на личность Степана Бандеры крайне полярны. В настоящее время Бандеру и его последователей почитают главным образом на Западной Украине, где после распада СССР его имя стало символом борьбы за независимость украинского государства. Жители Юго-Восточной Украины, а также Польши и России относятся к нему в основном негативно, обвиняя в фашизме, терроризме, радикальном национализме и коллаборационизме. Понятие «бандеровцы», производное от его фамилии, в СССР постепенно стало нарицательным и применимым ко всем украинским националистам, независимо от их отношения к Бандере. Рекомендую прочитать статью из Википедии, чтобы узнать более подробно об этой личности, перейдя по ссылке:

          https://ru.wikipedia.org/wiki / Бандера, Степан Андреевич

          С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

          19 февраля 2016 г., Степан Семибоярский

          Вопрос: Скажите, есть ли в вашей библиотеке какие-нибудь книги про вампиров и оборотней?

          Ответ: Уважаемый, Степан! К сожалению, вы не написали свой возраст. В нашей библиотеке имеются книги про вампиров и оборотней, но в основном книги на эту тему предназначены для читателей старшего школьного возраста и юношества. Например, в фонде нашей библиотеки есть такие книги, как: "Сумерки" Стефани Майер, "Волкодав" Марии Семёновой, "Тёмная башня" Стивена Кинга; сборники: антология редкой литературы о вампирах "Они появляются в полночь (М., 1993), "Вампиры" (М., 1992); "Вампиры": фантастический роман барона Олшеври из семейной хроники графов Дракула - Карди (М., 1993) и многие другие. Для читателей среднего и старшего школьного возраста можно порекомендовать книгу Вадима Селина Большая книга ужасов. Кн. 5. Такси для оборотня. Ведьмин дом на отшибе. Досье на монстра. – М., 2008. Все эти книги Вы сможете взять в отделе книгохранения ХКДБ им. Н. Д. Наволочкина.

          С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

          9 февраля 2016 г., Подлунный Василий

          Вопрос: Подскажите, пожалуйста, кто из великих русских писателей и поэтов XIX-XX вв. посещал Дальний Восток и Хабаровск в частности?

          Ответ:  Уважаемый, Василий! Широко известно, что на Дальнем Востоке был великий русский писатель А. П. Чехов. Он совершил путешествие на о. Сахалин, проездом побывав в Хабаровске. Своё путешествие он подробно описал в очерке «Остров Сахалин».

          Среди писателей ХХ века, побывавших на Дальнем Востоке, можно назвать А. И. Солженицына. А.И. Солженицын был в Магадане и Владивостоке. Более подробно о его пребывании вы можете прочитать в электронном документе «Часть восьмая. Дорога домой. Глава первая. Вектор возвращения. Кавендиш–Магадан–Москва», перейдя по электронному адресу: http://www.solzhenicyn.ru/modules/pages/CHast_8.html.

          Среди известных советских и детских писателей ХХ века, побывавших на Дальнем Востоке, можно назвать: Александра Фадеева, автора романа «Молодая гвардия»; Василия Ажаева, автора романа «Далеко от Москвы»; поэта Осипа Мандельштама, арестованного и отправленного на Дальний Восток в 1938 г.; поэта Николая Заболоцкого, арестованного и осуждённого в 1930-е годы и отбывавшего срок с 1939 по 1943 гг. в районе Комсомольска-на-Амуре; Рувима Фраермана, автора повести «Дикая собака Динго, или Повесть о Первой любви»; А. П. Гайдара, жившего в Хабаровске, автора книги «Тимур и его команда» и многих других произведений для детей.

          С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

          28 января 2016г., Самсоненко Иван

          Вопрос: В какой книге был персонаж Раскольников?

          Ответ: Уважаемый, Иван! Литературный персонаж по фамилии Раскольников из романа великого русского писателя-классика Федора Михайловича Достоевского "Преступление и наказание". Эту книгу вы можете взять на абонементе среднего и старшего школьного возраста ХКДБ им. Н.Д. Наволочкина.

          С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

          27 января 2016г., Миша Спичкин

          Вопрос: Здравствуйте. А у вас в библиотеке есть книжка "Хоббит, или Туда и обратно"?

          Ответ: Уважаемый, Миша! "Хоббит, или Туда и обратно" Рональда Толкина вы можете взять на старшем абонементе ХКДБ им. Наволочкина, если вы являетесь учащимся с 5 по 11 класс и записаны в нашу библиотеку. Если вы уже не ученик, а студент или работающий, то также можете взять эту книгу в отделе формирования, организации фондов и каталогов (книгохранение), предварительно записавшись в нашу библиотеку.

          С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

          27 января 2016г., Рудольф Свистоплясов

          Вопрос: Скажите, пожалуйста, что такое "Дорога жизни" и как она связана с блокадой Ленинграда? Спасибо.

          Ответ: Уважаемый, Рудольф! "Дорога жизни - единственная военно-стратегическая транспортная магистраль, проходившая через Ладожское озеро и связывавшая в сентябре 1941 - марте 1943 осажденный немецко-фашистскими войсками Ленинград с тылом". (источник: Большая Российская энциклопедия : в 30 т. Т. 9. - М., 2007. - С. 285). Эту энциклопедию вы можете взять в читальном зале нашей библиотеки. Если вам нужна более подробная информация о Блокаде Ленинграда, вы также можете найти в книгах, находящихся в фонде ХКДБ им. Н.Д. Наволочкина.

          С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

          22 января 2016г., Кузнецова Елена

          Вопрос: Кто автор памятника Осипу Мандельштаму во Владивостоке?

          Ответ: Уважаемый читатель! Автор бронзовой фигуры поэта Осипа Мандельштама во Владивостоке приморский скульптор Валерий Ненаживин. Более подробную информацию Вы можете найти на сайте https://ru.wikipedia.Памятники Владивостока.

          С уважением, главный библиотекарь методико-образовательного отдела Толмачева Татьяна Викторовна.

          12 января 2016г., Елена Зимина

          Вопрос: Скажите, пожалуйста, в каком сервисе сделана выставка к юбилею А.А. Лиханова http://kdb27.ru/articles/virtualnaya-vystavka-k-yubil.. . Заранее спасибо.

          Ответ: Здравствуйте, Елена! Основа выставки сделана с помощью программы Power Point с применением анимации, затем преобразована во флэш с помощью программы iSpring, а затем встроена на сайт. Для встраивания на сайт можно также использовать сервис http://www.slideshare.net/LibrarykhvLibrarykhv/ss-56112419?ref=http://kdb27.ru/category/virtualnye-knizhnye-vystavki/

          С его помощью была размещена другая выставка на нашем сайте ( посвященная Киплингу)  Спасибо вам за вопрос и интерес к нашему сайту. Творческих успехов в создании новых мультимедийных продуктов!

          Можно также сохранить данную выставку на основе презентации в виде видеоролика http://www.youtube.com/watch?v=3KWUz560gSs&list=P.

          С уважением, главный библиотекарь сектора медиаресурсов Анищенко Ольга Владимировна.

          18 августа 2015г.,  Илья

          Вопрос: Здравствуйте! Давно не был в библиотеке. Скажите пожалуйста что нужно взять с собой при посещении ее. И еще вопрос, могу ли я в библиотеке найти какие-нибудь журналы, созданные специально для подростков, в частности для подростков моего возраста, мне 12 лет? Заранее благодарен за ответ!

          Ответ: Добрый день, Илья! Если ты давно не был в библиотеке, но был записан, формуляр должен сохраниться! Если не был записан, необходимо прийти с родителями, либо при посещении библиотеки взять бланк поручительства для заполнения родителями. Журналы для подростков хранятся в читальном зале (2 этаж). Приходи, ждем!

          С уважением, главный хранитель фондов Кузнецова Елена Федоровна

          12 августа 2016г., Рита

          Вопрос: Здравствуйте, скажите пожалуйста есть ли в Вашей библиотеке книги: Джефф Киннер "Дневник слабака", "Мальчик-миллиардер"  Уэльямс Д., Карен Арутюнянц "Я  плюс все".  Спасибо. 

          Ответ:  Добрый день, Рита! Книга Карена Арутюнянца "Я  плюс все"есть на абонементе для ребят среднего и старшего возраста (2 этаж),
          Книги "Мальчик-миллиардер" Уэльямс Д. нет в библиотеке (есть книга"Сэр Вонючка"). К сожалению,  книги Джефф Киннер "Дневник слабака" нет.
          Чтобы узнать о наличии книги в библиотеки советую пользоваться электронным каталогом нашей библиотеки через сайт (http://kdb27.ru/category/elektronnyi-katalog/).
          С уважением, главный хранитель фондов Кузнецова Елена Федоровна




          Ссылка на электронный каталог библиотеки


          Об АНКПО «ТОЧКА РОСТА»


          Автономная некоммерческая культурно-просветительская организация «ТОЧКА РОСТА» создана 17 апреля 2014 года.

          Директор организации – Наталья Григорьевна Ляшко.

          Информация о видах уставной деятельности, осуществляемых
          социально ориентированной некоммерческой организацией;

          • услуги в области права (просветительская деятельность в области права, организация семинаров, конференций, бесплатное консультирование в области права);
          • услуги в области образования для взрослых;
          • услуги в области организации распространения информации, культуры, спорта, отдых и развлечений;
          • услуги в области культурно-просветительской деятельности;
          • услуги в области образования;
          • услуги в области дополнительного образования детей;
          • услуги в области распространения культуры;
          • консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления;
          • услуги в области искусства;
          • услуги в области организации и постановке театральных и оперных представлений, концертов и сценических выступлений;
          • услуги в области зрелищно-развлекательной деятельности.

          В июне 2014г. АНКПО «ТОЧКА РОСТА» стала одним из победителей конкурса проектов СОНКО Хабаровского края с проектом «Создание информационно-консультативного пункта для просвещения населения Хабаровского края по вопросам жилищно-коммунального хозяйства «Вектор ЖКХ».

          Краткое описание реализованного проекта

          Реформа жилищно-коммунального хозяйства является одним из самых значительных преобразований современной России, её результаты находят отражение в жизни каждого человека. Сложное законодательство отрасли ЖКХ, которая одна из самых тяжелых по количеству нормативных актов и сложности взаимоотношений между всеми субъектами сферы ЖКХ.

          Как показала практика последних лет, отмеченных стремительным вхождением нашей страны в рыночные отношения, просветительство – процесс более гибкий и оперативный, а просветительские программы гораздо быстрее адаптируются к потребностям слушателей, к изменению ситуации и законодательства.

          Сегодня сфера ЖКХ хочет иметь дело с грамотным жителем, т.к. слишком серьезны и масштабны прошедшие изменения: и новый расклад сил в сфере недвижимости, и новые группы жителей, и полные (к тому же большие) платежи, и другая мера ответственности – все это требует создания принципиально иных отношений в этой сфере, которые могут быть созданы только при участии грамотного жителя. Это, в свою очередь, требует и дальнейшего разворачивания борьбы с жилищной неграмотностью, путём просвещения населения.

          Цель проекта: повысить качество жизни жителей Хабаровского края путем просвещения в сфере жилищно-коммунального хозяйства, обеспечения больших возможностей доступа к правовой информации и оказания им юридической помощи в вопросах, регулирующих сферу гражданско-правовых отношений в области жилищно-коммунального хозяйства.

          Задачи проекта:

          1. Создать информационно-консультативный пункт для просвещения населения Хабаровского края по вопросам жилищно-коммунального хозяйства «Вектор ЖКХ».

          2.Реализовать просветительские мероприятия, направленные на повышение уровня правовой компетентности граждан (в том числе пожилого возраста) в вопросах, регулирующих сферу гражданско-правовых отношений в области ЖКХ, используя в том числе видеоконференцсвязь с муниципальными районами Хабаровского края.

          3. Обеспечить повышение доступности и качества предоставления информационных услуг населению края (в том числе гражданам пожилого возраста), быстрой, доступной и достоверной информации по правовым вопросам сферы жилищно-коммунального хозяйства.

          4. Обеспечить взаимодействие со средствами массовой информации в целях просвещения населения края и освещения достоверной информации по вопросам жилищно-коммунального хозяйства.

          Ход проекта:

          Участники проекта, во время его реализации, получили возможность в добровольном порядке посещать обучающие семинары, вебинары (дистанционные семинары), консультации, где была предоставлена возможность задать вопрос лекторам, ведущим специалистам отрасли, юристам по проблемным вопросам в области ЖКХ, а также получить просветительскую информацию через краевые СМИ и информационные материалы (буклеты, памятки, брошюры и др.). Точками получения информации для граждан муниципальных образований стали 10 (десять) муниципальных и краевых библиотек края (Николаевского, Вяземского, им. Лазо, Амурского, Верхнебуреинского, Советско-Гаванского, Солнечного, Бикинского и городских округов «город Комсомольск-на-Амуре» и «город Хабаровск»).

          В библиотеках муниципальных районов были созданы необходимые условия для организации просветительской деятельности по вопросам ЖКХ: предоставлены помещения для организации онлайн-семинаров, для этого были приобретены и переданы в библиотеки веб-камеры с поворотным зумом, штативы и микрофоны. Населению края (в том числе гражданам пожилого возраста) оказана услуга по предоставлению информационного доступа к электронной базе периодических изданий (электронного журнала); организованы просветительские семинары и вебинары, предоставлен доступ к информационно-правовым системам «Гарант» и «Консультант+». Кроме того, создана и размещена страничка «ВЕКТОР ЖКХ» на сайтах Министерства ХКХ, Общественной палаты Хабаровского края, краевой библиотеки им. Н.Д. Наволочкина с полезной для населения информацией. На сайте размещены: видеозаписи лекций, ответы на часто задаваемые вопросы, информация о проведении обучающих семинаров и вебинаров (расписание), копии информационно-просветительских статей в СМИ и др.

          Полученные результаты:

          464 жителя края просвещены по вопросам ЖКХ на очных семинарах;

          1236 жителей края просвещены (проинформированы) по вопросам ЖКХ посредством обучающих вебинаров. Рост количества проинформированных граждан был возможен, благодаря высокой доступности для населения края подачи информации и консультаций специалистов отрасли ЖКХ через интернет-ресурсы (YouTube). У граждан, не присутствующих на семинарах была возможность получить знания, используя видео-лекции, размещённые на главной странице сайта министерства ЖКХ и общественной палаты Хабаровского края, а также ХКДБ им. Н.Д. Наволочкина (в разделе «Вектор ЖКХ»). Жители районов могли ознакомиться с информационно-методическими материалами (брошюра «Знать и применять» и папка «Информационные материалы для населения Хабаровского края по вопросам жилищно-коммунального хозяйства»), которые были розданы в библиотеки муниципальных районов края. Кроме того, в печатных СМИ края размещено 7 просветительских и разъясняющих статей по проблемным вопросам ЖКХ, в кинотеатрах краевой столицы был организован прокат просветительских видеороликов, организован прокат социального видеоролика на экране, установленном на площади Ленина г. Хабаровска;

          302 жителя края получили юридические консультации по интересующим вопросам жилищно-коммунального хозяйства на обучающих мероприятиях, а также на сайте министерства ЖКХ (в разделе «Вектор ЖКХ») ознакомиться с ответами на вопросы, поступающими от жителей по темам проведённых семинаров;

          301 человек воспользовался бесплатным доступом к электронной базе правовых ресурсов «Гарант» и «Консультант+» и получили бесплатный доступ к электронным информационным базам периодических изданий (журнал) по отрасли ЖКХ.

          Отзывы благополучателей

          Проводя мониторинг по ходу реализации проекта, стало понятно, что наилучшие результаты дает не традиционное анкетирование, а структурированное интервью, сочетающее элементы анкетирования и свободного опроса, в результате которого мы получили как точные количественные данные, так и набор произвольных высказываний по теме опроса.

          Возрастная категория участников вебинаров (семинаров) по проекту «ВЕКТОР ЖКХ».


          Анализируя отзывы граждан о способах получения полезной просветительской информации, можно сделать вывод, что более эффективны такие способы, как личное обращение к представителям органов власти, получение информации от ведущих специалистов отрасли, юристов. Организаторы проекта связывают это с тем, что основной аудиторией получения просветительской информации являются граждане пожилого возраста, для которых способ получения информации через интернет-ресурсы менее удобен.

          Есть ли у населения потребность в информировании по вопросам ЖКХ?

          Не смотря на это, способ получения информации через интернет-ресурсы востребован среди граждан среднего возраста. Например, посетителями раздела «Вектор ЖКХ» на сайтах Министерства ЖКХ и Общественной палаты края за 6 месяцев (ноябрь 2014г. – апрель 2015г.) стали 2472 человека. Количество граждан, посетивших страничку «Вектор ЖКХ» с просветительскими материалами растёт с каждым днём. Это говорит о востребованности тематики и материалов среди жителей края.

          «Создание центра просвещения и повышения правовой грамотности населения «ВЕКТОР ЖКХ+», так называется новый проект АНКПО «ТОЧКА РОСТА», ставший победителем конкурса проектов СОНКО и получивший поддержку Правительства Хабаровского края в декабре 2015г.

          В рамках проекта жителей края ожидают просветительские мероприятия для жителей края (вебинары, семинары, встречи-консультации), в целях правового просвещения по основным вопросам, регулирующим сферу жилищно-коммунального хозяйства. Обучающие занятия будут проводиться в библиотеках 8-ми муниципальных образований края: Бикинского, Вяземского, им. Лазо, Советско-Гаванского, Солнечного, Амурского муниципальных районов и городских округов «город Комсомольск-на-Амуре» и «город Хабаровск».

          В процессе реализации проекта планируется распространение печатных наглядных материалов (брошюра, инструкция), создание информационных аудио и видеоматериалов (видеоролик, телепередача), а также обучение всех желающих пользованию информационно-правовой системой «Консультант+» и обеспечение доступа к электронным и печатным периодическим изданиям в сфере ЖКХ.



          Службы экстренной помощи по телефону


          Телефон доверия: 8-800-2000-122 (круглосуточные, анонимные и бесплатные звонки по всей России, с сотовых и стационарных телефонов)

          30-50-60 (круглосуточные звонки из Хабаровска).

          Городской телефон доверия в Хабаровске: (4212) 30-71-71.

          Телефонная молодёжная линия в Комсомольске-на-Амуре: (4217) 54-70-66.

          Экстренная линия «Ребёнок в опасности»: 123 или 8 (4212) 47-03-10 (в Хабаровске).

          Единый номер экстренной помощи: 112.

          Полиция: 02 или 102.



          Структура библиотеки



          Фамилия, Имя, Отчество

          Телефон и e-mail

          Администрация


          Директор ХКДБ им. Н.Д. Наволочкина
          Ракова

          Ольга Алексеевна

          кандидат культурологии, Заслуженный работник культуры РФ

          (4212) 32-44-31
          dkbn@kdb27.ru  

          Заместитель директора
          Ляшко
          Наталья Григорьевна

          (4212)32-44-31

          Главный бухгалтер
          Кокарева
          Елена Владимировна

          (4212)32-4431

          Главный хранитель фонда
          Кузнецова
          Елена Федоровна

          (4212)32-44-31

          Отдел методико-образовательной деятельности

          Заведующий отделом

          Пугачёва Галина Викторовна,

          (4212) 30-07-58
          nms-cdch@mail.ru 


          Сектор проектно-образовательной деятельности

          Главный библиотекарь

          Бадилина Инна Анатольевна

          (4212) 30-07-58




          Сектор развития медиаресурсов

          Главный библиотекарь

          Анищенко Ольга Владимировна

          (4212) 32-24-15

          Отдел обслуживания читателей 

          Заведующий отделом

          Колесникова Надежда Геннадьевна

          (4212) 32-24-15

          В состав отдела входят:

          ♦ Абонемент для дошкольников и детей 7-10 лет;
          ♦ Игровой зал.

          • Абонемент для школьников  11-17 лет;
          • Читальный зал для всех категорий пользователей;
          • Сектор краеведения;
          • Сектор внестационарного обслуживания;
          • Сектор досуговой работы и любительского творчества.

          В отделе работают объединения:

          ♦  Семейный клуб выходного дня «Развивающее воскресенье»;


          Отдел формирования, организации фондов и каталогов

          Заведующий отделом

          Клочко Елена Геннадьевна

          (4212) 32-24-15


          Сектор кадровой и договорной работы, АХО

          Заведующий сектором кадровой и договорной работы

          Клочкова Елена Владимировна

          (4212) 30-07-58

          Заведующий АХО

          Гончарук Владимир Иванович

          (4212) 30-07-58







          О директоре Раковой О.А.

          Ракова
          Ольга Алексеевна

          кандидат культурологии, Заслуженный работник культуры РФ

          (4212) 32-44-31
          dkbn@kdb27.ru



          Задать вопрос по телефону


          Уважаемые жители Хабаровского края!

          Вы можете задать вопрос только в рамках тем, заявленных на семинарах (разделы «Темы вебинаров», «Темы семинаров»), организуемых в течение реализации проекта до 30 июня 2016 года.

          Звонки принимаются оператором только в будние дни по телефону 93-26-08.

          Ответ на свой вопрос вы получите по указанному Вами адресу электронной почты (e-mail).

          Вопросы и ответы так же будут размещаться в разделе «Консультации»



          О проекте "Вектор ЖКХ"


                   Автономная некоммерческая культурно-просветительская организация «ТОЧКА РОСТА»  на базе Хабаровской краевой детской библиотеки им. Н.Д. Наволочкина в партнёрстве с Министерством жилищно-коммунального хозяйства в октябре 2014 года организовали информационно-консультативный пункт для просвещения населения Хабаровского края по вопросам жилищно-коммунального хозяйства «Вектор ЖКХ» (далее –информационно-консультативный пункт).  Проект поддержан Губернатором Хабаровского края (распоряжение Губернатора Хабаровского края от 10.09.2014 г. №654-рп «О предоставлении субсидий из краевого бюджета социально-ориентированным некоммерческим организациям Хабаровского края на реализацию проектов»).

                   Достаточно низкая правовая грамотность населения, приводящая к непониманию сути осуществляемых жилищно-коммунальных реформ, недовольствам, жалобам и, как результат, к снижению доверия населения к проводимым  преобразованиям и к власти, явилась толчком к необходимости реализации комплекса просветительских мероприятий.

                   Целью проекта является просвещение населения в сфере жилищно-коммунального хозяйства, обеспечение  доступа к правовой информации и оказания жителям Хабаровского края  юридической помощи в вопросах, регулирующих сферу гражданско-правовых отношений в области жилищно-коммунального хозяйства.

                   Одной из задач проекта является  обеспечение доступностии  предоставления информационных  услуг населению края (в том числе  гражданам пожилого возраста),  быстрой, доступной и достоверной информации по правовым вопросам сферы жилищно-коммунального хозяйства.

                   В течение семи месяцев (с октября 2014 года по 1 мая 2015 года) жители  края будут иметь возможность обращаться в информационно-консультативный пункт для получения необходимой информации, а также для возможности участия в  консультациях и обучающих семинарах.

                   В реализации проекта принимают участие жители следующих районов Хабаровского края:

                   - Николаевского муниципального района;

                   - Советско-Гаванского муниципального района;

                   - Верхнебуреинского муниципального района;

                   - Амурского муниципального района;

                   - Вяземского  муниципального района;

                   - городского окруаг «город Комсомольск-на-Амуре»;

                   - муниципального района им. Лазо;

                   - Солнечного муниципального района.

                   В плане мероприятий проекта:

          1. очное и дистанционное обучение населения Хабаровского края (через программу «Adobe Connect» (обучающие мероприятия, семинары);
          2. бесплатный доступ к электронной базе информационно-правовых ресурсов «Гарант» (ХКДБ им.Н.Д.Наволочкина) или «Консультант+» (муниципальные библиотеки);
          3. бесплатный доступ к электронной базе периодических изданий (электронные журналы) по отрасли ЖКХ (размещение доступа к электронной версии журналов на страничке «Вектор ЖКХ» на  сайте Министерства ЖКХ www.gkh.ru);
          4. просвещение населения через информационные и печатные материалы (памятки, буклеты, календари, информационные листы, короткометражный фильм о достижениях отрасли и планах её развития (демонстрация в кинозалах муниципальных районов края));
          5. проведение юридических консультаций по вопросам гражданско-правовых отношений в области ЖКХ (организация консультаций студентами-волонтёрами старших курсов ведущих ВУЗов г.Хабаровска);

                   Участники семинаров познакомятся с законодательством и заложенными в нём механизмами на темы:

          - создание и деятельность Советов многоквартирных домов, их полномочия;

          - особенности проведения общих собраний собственников многоквартирных домов (порядок, формы документов) в соответствии с действующим жилищным кодексом РФ;

          - организация работы с собственниками жилых помещений по формированию планов капитального ремонта МКД и путях их реализации;

          - о социальной норме потребления коммунальных услуг и необходимых мероприятиях для перехода на данную систему расчётов;

          - о ходе реализации региональной программы по переселению граждан из аварийного жилья и многое другое.

              В ходе проведения семинаров буду организованы  мастер-классы и практические занятия («Организация работы управляющих компаний.Составление смет доходов и расходов ТСЖ и УК на плановый период», «Ведение деловых переговоров»; "Составление протоколов общих собраний собственников жилья, правления, договоров управлений"  и др.)

              В плане работы по проекту запланирован один выездной обучающий  семинар в Бикинский муниципальный район и Акция «Узнай всё о ЖКХ» - граждане Хабаровского края смогут письменно задать вопросы сотрудникам министерства ЖКХ края. В рамках Акции, помимо электронного обращения на сайте Министерства, в течение месяца можно положить вопрос (в т.ч. анонимно) в ящик для письменных обращений, размещённый в ХКДБ им. Н.Д. Наволочкина. Ответы на воступившие вопросы будут публиковаться в газете «Приамурские ведомости» и  на сайте Министерства ЖКХ края. 

              В числе партнёров проекта «Вектор ЖКХ» выступили такие организации, как:

                   - Министерство ЖКХ Хабаровского края;

                   - Министерство культуры Хабаровского края;

                   - Министерство социальной защиты населения Хабаровского края;

                   - Тихоокеанский государственный университет (ТОГУ);

                   - Академия экономики и права (АЭиП);

                   - газета «Приамурские новости» и др.



          Добрый сказочник из нашего города


          Ребята,  вы знаете, что когда-то в нашем городе Хабаровске жил добрый сказочник? А звали его Николай Дмитриевич Наволочкин. 5 января 2014 года ему исполнился бы 91 год. Николай Дмитриевич Наволочкин -  известный дальневосточный писатель, автор добрых сказок для самых маленьких детей и веселых, поучительных книг для ребят постарше. Это он придумал и написал книги о летних приключениях кота Егора, о сердобольной бабушке-полуднице по имени Акуля, живущей в огороде. Благодаря Николаю Дмитриевичу мы познакомились с ребятами нашего двора из одноименной книги и совершили путешествие на плоту с таинственным названием «Бор-Бос».

          В честь дня рождения нашего знаменитого земляка  в библиотеках Хабаровского края для вас, ребята,  весь январь будут проходит мероприятия. В Хабаровской краевой детской библиотеке, носящей имя писателя, пройдет мероприятие «Добрый свет таланта».  На сайте библиотеки будет проводиться виртуальная интернет-акция «Голосуй за книгу», в которой может принять участие любой желающий. Мы просим вас проголосовать за книгу Наволочкина, которая на ваш взгляд является наиболее известной и узнаваемой. Вы так же можете написать небольшой отзыв об этой книге и рассказать, чем она вам запомнилась и почему полюбилась.

          Читайте книги Николая Дмитриевича Наволочкина и помните доброго сказочника из нашего города.


          Ведущий библиотекарь сектора краеведения Даньковская О. В.



          Вузы г. Хабаровска


          Хабаровский государственный институт искусств и культуры

          Адрес: 680045, Хабаровский край, г. Хабаровск, ул. Краснореченская, д. 112

          Сегодня три факультета института, музыкально-педагогической, театральной, социально-культурной и информационной деятельности в состав которых входят 18 кафедр, готовят специалистов по 9 специальностям и 22 специализациям по дневной и заочной формам обучения. После окончания вуза образование можно продолжить в аспирантуре.

          Дальневосточный государственный гуманитарный университет

          Адрес: 680000, Хабаровский край, г. Хабаровск, ул. К. Маркса, д. 68

          В составе университета 3 института: институт лингвистики и межкультурной коммуникации, институт психологии и управления, институт математики, физики и информационных технологий; факультеты: биолого-химический, исторический, факультет специальной психологии и педагогики, художественно-графический, факультет восточных языков, филологический, факультет физической культуры, факультет повышения квалификации, магистратура по педагогике.

          Тихоокеанский государственный университет

          Адрес: 680035, Хабаровский край, г. Хабаровск, ул. Тихоокеанская, д. 136

          Тихоокеанский государственный университет является одним из наиболее крупных высших учебных заведений Дальнего Востока РФ и участвует в формировании единой культуры образовательного пространства высшей школы Российской Федерации.




          Творческая галерея читателей






          Рисунки к празднику 7 июля -
          День семьи, любви и верности

          Первые шаги в
          компьютерной графике

          Новогодняя открытка




































          ТРЕВОГА


          Игорь сидел на уроке и думал тяжелую думу. Карандаш, зажатый в его руке, сам чертил печальные рожицы на промокашке — такие же печальные, как и думы хозяина.

          С первого класса по пятый, в котором вот уже вторую неделю занимался Игорь, учителя пытались бороться с его привычкой все время что-нибудь рисовать. Стоило ему задуматься или заслушаться учителя, как рука сама начинала чертить. Ох, и трудно приходилось Игорю! Особенно после того, как в классе поставили белые парты. Все ребята обрадовались новым партам: беленькие, чистенькие. Но потом Игорь решил, что при старых, черных партах жилось спокойнее. А новую парту чуть задень карандашом или пером — сразу заметно. После уроков дежурный или староста вручат тебе тряпку и прикажут: «Три!» И трешь, пока опять парта не станет чистой.

          С прошлого года Игорь сделался умнее и, чтобы случайно не нарисовать что-нибудь на крышке парты, всегда держал под рукой листок промокашки.

          Но сейчас он думал не о недостатках и достоинствах белых парт... Сколько раз пытался Игорь сделать людям что-нибудь хорошее — и ничего не получалось. Начали следить за Иваном Васильевичем — исчез Илюха. На дверях у них замок — ни тетки, ни Илюхи нет. А Иван Васильевич уезжать собирается. Вчера, провожая своего гостя, он сказал ему у калитки: «Завтра и отчаливаем. Все снаряжение на катере». Завтра — это значит сегодня.

          Вчера же попытался Игорь помочь маме. Она все время твердит: «Чистота, чистота» — и целый день только и делает, что наводит чистоту. Вернулся Игорь с уроков, а мама собирается на рынок. «Иди,— подумал Игорь,— а я сам такую чистоту наведу, что ахнешь. Мы ведь и в школе в этом году будем сами убирать — пятый класс, как-никак!»

          Едва только мать скрылась за дверью, Игорь поскорее набрал воды, достал тряпку и давай мыть в гостиной. Там и так все блестело, но Игорь вспомнил мамины слова, что «лишний раз сполоснуть никогда не мешает», и усердно принялся за работу. Когда мама вернулась, она действительно ахнула, и даже слезы появились у нее на глазах. Но не от радости. «Да кто тебе позволил? Да что ты наделал?! Ужас какой!» — запричитала она и, вытолкав помощника из комнаты, все заново перемыла...

          Из школы Игорь шел с грустными мыслями и вдруг у калитки услышал залихватский свист. Илюха вернулся!

          Оказывается, Илья, человек, свободный от всяких обязанностей, ездил за грибами и неплохо провел на лоне природы два дня.

          — Как на курорте,— сказал он.— А ну, выкладывай новости!

          Узнав об отъезде поднадзорного Ивана Васильевича, Илюха обрадовался:

          — Вот что, друг мой Игорь. Пока его не будет, мы проведем боевую операцию.

          — А это как? — невпопад спросил Игорь,

          Илюха хмыкнул и покровительственно похлопал его по плечу:

          — Слушай. Пока он ездит, надо осмотреть квартиру и найти какую-нибудь шпионскую штуковину. Оттащим ее куда следует — и порядок!

          — Это называется вещественным доказательством,— солидно заметил Игорь.

          — Ага, это самое...

          — Только, Илюха, как же мы туда попадем? Дверь-то на замке. И разве можно лезть в чужую квартиру?

          — Чучело, — ласково сказал Илья. — К порядочным людям, как мы с тобой, нельзя. А Иван-то Васильевич — шпион. Соображаешь?

          — Все равно, Илья, нельзя. Кто-нибудь увидит, подумает, что мы воровать лезем...

          — Пусть нехорошо, пусть,— наседал Илья.— А то, что шпион живет неразоблаченный,— это хорошо? Да?

          Игорь молчал — очень уж рискованной была эта операция. Он хотел совсем отказаться, а если вдруг Иван Васильевич и правда шпион? Вон какую пользу принесут ребята — и Илья, и Славка, и Лушка, а он будет в стороне.

          — Все-таки лезть нельзя. Давай так наблюдать,— сказал Игорь.— А уедет Иван Васильевич — можно в окно все высмотреть.

          — Ладно, подумаем,— отпустил его Илья.— А пообедаешь—  занимай наблюдательный пункт. Надо уточнить, уезжает шпион или нет.

          Игорю не хотелось снова забираться в ящик, но ничего не поделаешь — служба.

          Славку и Лушу уговаривать не пришлось: как только Илья сказал им, что Иван Васильевич уезжает и подходит решительный день, глаза у них разгорелись. Луше очень нравилось участвовать в мальчишечьей игре, а у Славки были свои причины.

          В третьей квартире, где раньше жили-были двое мужчин, началась «холодная война». С одной стороны, пожалуй, неплохо, что у него теперь есть хотя и новая, но мама и эта кудрявая Наташка. Заходишь домой — и сразу чувствуешь: люди здесь живут. Не то, что раньше: войдешь в пустую квартиру, кашлянешь или мяукнешь — и эхо отдается. К грязной посуде мужчин теперь не подпускают. На это вчера вечером папа сказал:

          — Раз так, кузнец-молодец,— возражать не станем. Пойдем тогда сыграем в шашки. Давненько мы с тобой не сражались.

          Анна Федоровна сегодня утром к завтраку таких оладий настряпала, каких Славка никогда не ел. Славка еще валялся в постели, когда почувствовал их аппетитный запах. А жили бы они с отцом по-прежнему вдвоем — похлебали бы чаю, вот и весь завтрак.

          Хорошо, конечно, и то, что Анна Федоровна учительница и работает в Славкиной школе.

          Но имелась и другая сторона.

          Квартира, в которой Славка родился и вырос, стала сейчас не то чтобы чужой, а какой-то не такой. Идешь будто домой и будто не домой. Папа — Славка так и не показал ему маминого кенгуру — старается быть со всеми вместе: и с ним, Славой, и с Наташкой, и с Анной Федоровной. От этого он как будто чуть-чуть меньше Славкин.

          Но особенно эта Наташка-кудряшка. Чего она лезет к его машинам и другим игрушкам? Она же девчонка, и потом постарше. Она хитрая, говорит: «Слава, я уберу в твоем углу? Слава, я протру твой грузовик, он весь в песке». А самой, конечно, хочется поиграть с его игрушками. И тараторит, будто в скороговорку играет. С первого раза ничего не поймешь: «Слава, побежалибыстрей мытьруки!»

          Любимый Славкин автомат, с которым так хорошо играть в пограничников, всегда лежал под книжным шкафом. Вчера после школы Славка полез за ним — автомата нет. Он под кровать — автомата нет. Он под стол — автомата нет. Не оказалось его и под диваном, а больше заглядывать было некуда. И только утром, когда Наташка «побежаламытьруки», он его увидел. Это, конечно, она повесила его на гвоздик в прихожей. А кто ее просил? Вы просили? Нет! И Славка не просил.

          А вечером! Села на Славкин велосипед, папин подарок ко дню рождения, и покатила по прихожей. Славка молчал. Он все время молчит, чтобы показать Анне Федоровне, что она имеет дело не с какой-нибудь сорокой, вроде Наташки, а с мужчиной. Ну, уж если они, особенно Наташка, что-нибудь спросят, он сначала подумает, как покороче ответить, а потом говорит, нарочно слово от слова отделяет, чтобы не походить на Наташку. И вот она поехала на велосипеде, а Анна Федоровна увидела и согнала ее, да еще пристыдила.

          По всем этим причинам Славка старался поменьше быть дома, а побольше во дворе.

          Илюха предупредил Славку и Лушу, что, как только они услышат сигнал тревоги — три свистка,— сразу к нему на чердак, а пока наблюдать. Пообедав вместе с Наташкой — ни папы, ни Анны Федоровны дома не было,— Славка побежал во двор. Пусть Наташка сама со стола убирает и тараторит, сколько ей вздумается.

          Игорь и Луша о чем-то шептались возле наблюдательного пункта.

          — Вы чего? — подбежал к ним Славка.

          — Игорю дежурить надо,— сказала Луша, — а как в ящик залезешь? Видишь, людей сколько? Я ему говорю: давай будем вроде в прятки играть, а он не хочет.

          — Прятки не то,— сказал Игорь.— Давай из старого ящика консервные банки доставать. Люди подумают, что мы металлолом собираем, а я незаметно залезу.

          Но этот отличный план моментально провалился. Игорь приподнял крышку ящика, и сразу же из окна третьего этажа раздался голос его мамы:

          — Игорек! Отойди сейчас же от ящика! Ишь, нашли место для игры. Ужас какой!

          — Мам, мы консервные банки ищем...

          — Отойди, кому говорят! Я тебе покажу консервные банки!

          — Пошли,— сказал Игорь. — Срывается дело.

          — Мальчишки,— вдруг шепнула Луша,— слушайте!..

          Из подъезда послышалось поскуливание и подвывание.

          — Вот так и в тот раз, когда мы ночью из гостей шли, в квартире у Ивана Васильевича подвывало. Слышите: «У-у!У-у!»

          Не успели ребята удивиться, как на крыльцо вышел Иван Васильевич в резиновых сапогах; за плечами у него висели рюкзак и ружье, а за поводок он тянул щенка. Щенок визжал и подвывал.

          «Поехал», — подумали ребята, провожая его взглядами, а Игорь шепнул:

          — Вот, Лушка, кто у него выл, а ты говорила — «человека мучают».

          Не дойдя до калитки, Иван Васильевич вдруг остановился и принялся торопливо шарить у себя в карманах. Щенок, который до этого не хотел идти, натянул поводок и стал рваться вперед. «Сидеть!» — приказал Иван Васильевич. Потом он потянул щенка обратно в подъезд. «Забыл что-нибудь», — решили ребята.

          Почти сразу же Иван Васильевич опять вышел. Он стоял, раздумывая, и, увидев дворника, окликнул его. Из разговора Ивана Васильевича и дяди Николая ребята поняли, что Иван Васильевич забыл в квартире ключ, а дверь захлопнул.

          — Первый раз со мной такое, — сетовал Иван Васильевич.— У меня там запасной ключ висит в прихожей, а этот я, наверно, забыл на столе. Вот ведь рассеянность... И идти мне срочно надо — люди ждут. Дядя Николай, дорогой, попробуйте открыть дверь.

          — Откроем, чего не открыть,— откликнулся дворник.— Вы подождите, я сейчас за инструментом схожу.

          — Вы уж, пожалуйста, без меня открывайте, а ключ пусть у вас хранится до моего возвращения.

          — Как-то неудобно без хозяина...

          — Ничего, ничего! Я вас очень прошу.

          Договорившись, Иван Васильевич свистнул щенку и пошел.

          Не успел Иван Васильевич скрыться в переулке, как заговорщики побежали к Илюхе. Илья, не дослушав донесения, схватил бинокль и выбрался на крышу.

          — Поехал, — сказал он, вернувшись. — Теперь бы нам его логово осмотреть.

          — А Иван Васильевич ключ дома забыл,— сказала Луша.— Дядя Николай дверь открывать будет, чтобы ключ достать.

          Услышав про ключ, Илюха оживился:

          — Это здорово, ребята! Ты, Славка, в форточку залезешь, ключ найдешь и нам подашь. А мы дверь откроем и в квартиру войдем. Посмотрим, что за пленочку он рассматривал. Ясно, что объекты какие-то наснимал, а не портреты знакомых. Вот в одной книжке, «Синий паук» называется, один шпион...

          — Нет, Илья,— перебил Игорь. — Так нельзя. Славка в квартиру не полезет, и мы не пойдем.

          — А, ты все трусишь! — махнул рукой Илья. — Ты ведь, Славка, не испугаешься?

          Славка посмотрел на Илью, на Игоря, на Лушу и ответил:

          — Я не испугаюсь, а залазить нельзя...

          — Эх, вы! — обиделся Илюха.— Ладно, я что-нибудь придумаю. Литературку еще почитаю... Ты, Игорь, читал «Тайну квадрата Игрек — Зет»? Нет? То-то! Ну, в общем, ребята, ждите сигнала.— И, засунув два пальца в рот, он трижды засвистел.— Запомнили?..



          НЕОБЫКНОВЕННЫЙ ДЕНЬ


          Вчера вечером разгладили Славкину школьную форму и аккуратно повесили ее на стул; уложили в новенький коричневый, словно загорелый, портфель новенькие учебники и совершенно чистые тетради.

          — А ну-ка, сверчок-первачок, — сказал отец, — иди сорви листок, пусть у нас на календаре будет первое сентября!

          Младший мужчина забрался на стул и осторожно, двумя пальцами, отделил от остальных листков один. Еще не отрывая, он заглянул под этот листок, чтобы убедиться — не захватил ли он вместе с прожитым днем и долгожданное первое сентября.

          С календарями шутить нельзя.

          Однажды нечаянно Славка оторвал вместе с субботой воскресенье, и отец сказал: «Что ты, малыш, наделал? Придется тебе завтра идти в детский сад, а мне — на работу. Воскресенья-то теперь не будет, ты его оторвал». Чуть не заплакал тогда Слава. Он дождался, когда отец выйдет, и кое-как прилепил листок на место.

          Сейчас, понятно, нельзя еще раз допустить такой оплошности, и Слава, аккуратно оторвал один, всего один листок...


          И первое сентября наступило. Оно пришло, как и положено, рано-рано утром.

          Слава проснулся первым и сразу подбежал к окну, чтобы посмотреть, как этот день выглядит. Первое сентября выглядело необычно. На улице возвышались знакомые дома, знакомый дворник дядя Николай подметал тротуар. «Шир-шир-шир-шир»,— выговаривала его метла. Так же, как и вчера, горели на клумбе лилии-тигрилии, цветы из уссурийской тайги. И все-таки и здания, и воздух, и цветы, и редкие прохожие на тротуаре были какими-то праздничными. Вся улица казалась словно умытой. Славка глотнул праздничного сентябрьского воздуха и замер: над крышами зданий, над розовым облаком, шевеля серебристыми крыльями, плыли гуси! И вдруг в арку большого дома на другой стороне улицы глянуло расплавленное солнце. Прямо в арку, как в окошко, как сквозь стену, и залило третью квартиру теплым, хоть щупай его пальцами, светом. Слава обернулся и увидел себя, вернее, свою высоченную тень на стене. Вот это да! Таким Слава станет, когда вырастет большим.

          — Папа! — закричал он.— Вставай скорее, папа! Ты проспишь праздник!

          Папа уже не спал, он, прищурив глаза, смотрел на сына. По Славкиному кличу он вскочил с кровати и выглянул в окно. Гуси затерялись где-то в бледной голубизне неба. Зато солнце еще ярче слепило глаза из-под арки.

          — Здравствуй! — поздоровался с солнцем большой мужчина.

          — А мне можно? — робко спросил Слава.

          — Давай! — шепотом сказал отец.

          И Слава тоже сказал солнцу:

          — Здравствуй!

          — Нам повезло. Так бывает всего два раза в году — весной и осенью,— объяснил папа.— Завтра солнышко поднимется чуть-чуть правее и уж больше к нам в окно через арку не заглянет.

          А про гусей отец не поверил, он заявил, что ни разу не видел, чтобы над городом летели гуси...

          Только через час зазвонил будильник. Его еще вчера поставили на семь часов.

          — Он проспал! — обрадовался Слава.

          Но будильник не проспал. Это Слава проснулся сегодня в шесть часов.

          Завтракал Слава в трусиках и майке — не хотелось мять старательно отглаженный школьный костюм, особенно брюки. На них была такая складочка, что папа сказал: «Смотри, не порежь руку».

          Время еще оставалось, и отец — раз праздник так праздник — согласился рассказать сыну сказку.

          Это была та же сказка про двух мужчин, которые жили-были в третьей квартире. Ведь сказка рассказывалась с продолжением. И говорилось в ней про то, как младший мужчина пошел в школу. Изучил он там великое множество наук и полетел с друзьями-космонавтами на планету Венеру... Интересная сказка. Но в ней как-то получилось, что на космодром с ним пришел не только папа, а еще и сестренка и мама.

          — Папа, — спросил Слава, — ведь мужчины жили-были вдвоем?

          — Вдвоем...

          — А откуда у них взялись мама и сестренка?

          — Не все сразу, — ответил отец.— Сказка у нас с продолжением. Не торопись...

          До школы Славку провожал отец. В одной руке Слава нес тяжелый портфель, другой прижимал к груди большой букет цветов. Ни то, ни другое он не мог доверить отцу. Цветы щекотали подбородок и мешали смотреть под ноги. Вверх не давал взглянуть козырек новой фуражки. Славка помотал головой, чтоб козырек немного поднялся, а он спустился еще ниже. Несмотря на такие неудобства, идти было приятно. То и дело попадались мальчики и девочки Славиного возраста, тоже с цветами и тоже наглаженные, как будто их только что купили в магазине. Встречались и ребята из детского сада, из бывшей Славкиной старшей группы. Проходя мимо, они ничего не говорили, зато улыбались во весь рот. И Слава, встречая знакомцев, молчал и тоже улыбался.

          Он даже как-то забыл, куда идет. Просто шел и гордился собой. Лишь у самой школы, когда из-за угла донесся невероятный гомон, а в глазах зарябило от огромной толпы ребят, заполнивших школьный двор, Славка вспомнил все. Вспомнил и перестал чувствовать под собой ноги. Если бы в правой руке у него не было портфеля, а в левой — букета, Слава обязательно схватился бы за папину руку...

          Дальнейшие события разворачивались так стремительно, как будто бы три часа, которые Слава провел в школе, сжались в один. Не успел Слава по-настоящему испугаться, как увидел, что между ним и папой образовался пустой коридор — с одной стороны его стоит он с такими же, как сам, новобранцами, с другой — папа в толпе отцов, матерей, бабушек и дедушек. С крыльца школы о чем-то говорила высокая женщина, а Слава заметил, что букета в левой руке у него уже нет — то ли он сам его кому-то отдал, то ли его кто-то взял. Слава с удовольствием потряс освободившейся рукой, но она опять оказалась занятой: большая девочка в школьной форме, ласково улыбаясь, подсунула ему под эту руку подарок — тетради и книжки, перевязанные голубой ленточкой. В толпе взрослых мелькнуло лицо отца, и Слава почувствовал себя уверенней. А по живому коридору между взрослыми и школьниками уже бежала девушка в белом фартуке и, подняв руку над головой, звонила в большой звонок.

          И вот под ногами у Славки ступеньки: первый класс первый раз входил в школу. Только подумать — первый раз! А потом будет пятый, двадцатый, сто первый. И когда-нибудь Слава Чужой зашагает по этим же ступенькам юношей-выпускником.

          Слава обернулся, чтобы еще раз увидеть отца, но на него налетел Боба Сергунин, пыхтевший сзади, и не дал ничего рассмотреть...

          Весь первый урок учительница Ида Сергеевна рассаживала ребят, учила их, как сидеть за партой, как вставать, когда она их вызывает. Славке повезло — его посадили с Бобой Сергуниным, человеком знакомым. А вот многим ребятам пришлось сесть с девочками, и они завидовали Славке и Бобе.

          Из всего, что рассказывала учительница, Славку удивило одно: оказывается, все люди — генералы, ученые, придумавшие спутники, писатели, которые сочиняют для ребят книжки, пограничники и даже Гагарин и Титов — тоже когда-то изучали «Букварь». А сейчас его будет изучать Слава...

          На первой перемене Славка робел и скромненько стоял у стены. Остальные ребята тоже жались к стенам. Посмотришь на них — и ни за что не поверишь, что эти первоклассники умеют прыгать, носиться и шуметь. Только две девочки отважились: оторвавшись от одной стены, они прошли до другой, да толстый Боба Сергунин ни с того ни с сего начал вдруг кружиться, расставив руки.

          Особенно понравилась Славке следующая перемена. Ида Сергеевна вывела весь класс на улицу, и начались игры, такие веселые, что, когда зазвенел звонок, не хотелось даже возвращаться в класс.

          Домой Славка бежал довольный. И когда Лушина мать спросила во дворе: «Ну, что, Слава, понравилось тебе в школе?» — Славка вполне искренне ответил: «Ой, тетя, очень понравилось! Особенно на перемене!..»

          Разве можно в такой день сидеть в пустой квартире! Славка бросил на диван тугой портфель и вышел, как и был, в форме, во двор.

          Во дворе, как назло, было пусто, даже Илюха не маячил на своем обычном месте на крыше возле трубы. Только совсем незнакомый прохожий, взглянув на Славкину школьную форму и чему-то улыбнувшись, спросил:

          — Ну, как, ученик, дела?

          — Дела хорошие,— солидно ответил Славка.

          Он побродил по двору, заглянул на  всякий случай в окно Ивана Васильевича, но подозрительного ничего не увидел. Хотел слепить домик из песка, но, так и не решив, подходит ли это занятие для ученика первого класса, отошел в сторону. Немного погодя Славка подумал: «А не пройтись ли мне по улице?»

          До сегодняшнего дня прогулки за калиткой двора Славке запрещались. Но ведь теперь он самостоятельный человек. А может такой человек пойти, куда захочет? Конечно, может. И Славка пошел.

          У калитки он засунул руки в карманы и с независимым видом вышел в переулок. Прохожие понимали, что идет самостоятельный человек, и никто не окликнул: «Слава, а тебе разрешили выходить за калитку?» Пошел он не по привычной дороге, по которой ходил с отцом в детский сад, а свернул на главную улицу. И жутко было Славке и весело — он шел один!

          На углу переулка и большой шумной улицы строился дом. Совсем недавно проходили они здесь с отцом. Тогда в глубоком котловане ворочались неуклюжие экскаваторы. Ковшами, похожими на огромные пригоршни, они загребали землю и, лязгая, сыпали ее в кузова самосвалов. Тяжелые самосвалы вздрагивали и отходили, освобождая место другим. Сейчас на стройке было тихо, лишь переговаривались звонками два больших крана, а работа шла, кажется, еще быстрее. Каменщики уже возводили второй этаж.

          Возле дома останавливались люди. Остановился и Слава. «Здесь работает бригада коммунистического труда бригадира Егорова», — прочитал он по складам белые буквы на красной доске. Кирпич к кирпичу укладывали девушки и парни, и стена росла прямо на глазах. «Вот весело так весело работать!» — подумал Слава, но тут его отвлек разговор.

          — Алексей Александрович! — воскликнул высокий худощавый человек.— Вы что, тоже в этом доме получите квартиру?

          — Нет, — ответил второй, седой и грузный.— Хожу, понимаете ли, смотреть. Очень уж здорово у них получается!

          — Ну, а я лицо заинтересованное — думал, что вы соседом будете.

          Славка вспомнил, что подслушивать чужие разговоры неприлично, и степенно двинулся дальше.

          Женщина в белом халате продавала мороженое, а взрослые люди равнодушно проходили мимо!

          У Славы имелась лишь одна монетка достоинством в три копейки — мороженого не купишь. И он подошел к желтой цистерне на двух колесах. Четыре буквы на боку ее объясняли: «КВАС». Славка подал монету и получил взамен кружку квасу. Истратив весь свой наличный капитал, он направился дальше, но мороженщица окликнула его:

          — Мальчик, иди-ка сюда!

          У нее отец не раз покупал Славке мороженое, вот она и сказала:

          — Что же ты мороженое не покупаешь?

          — Деньги истратил, — чистосердечно признался Славка.

          — Подожди-ка. У меня тут еще осталось на донышке. Все равно растает.

          «Ну, раз все равно растает... — подумал Славка и взял из рук мороженщицы вафельный стаканчик. — Почти полный», — отметил он про себя и сказал:

          — Спасибо!

          Облизывая мороженое, он прошел еще немного и решил свернуть на улицу, по которой катились трамваи. «Интересно,— подумал Слава,— если сесть в трамвай, куда можно доехать?»

          Улица сбегала вниз, по ней шагалось легко. Только в одном месте тротуар пересекала глубокая яма, а в ней рабочие укладывали трубы. Пришлось перебраться по дощечке.

          А трамваи, позванивая, приглашали Славку идти за ними на неведомые улицы, где он увидит такое, чего и представить невозможно...

          И Славка шел. У одного из домов он хотел погладить белого котенка, но тот, чудак, пушистым комочком ускользнул в дверь. Славка постоял, ожидая, не выбежит ли котенок опять, и тут вспомнил про папу: «Вдруг он меня потерял и беспокоится? Надо возвращаться». А трамваи все бежали и бежали и звали за собой. «Ладно, — решил Славка, — дойду до угла, посмотрю, что там, и — домой».

          На углу, за решетчатой оградой, стоял двухэтажный дом. Славка обрадовался — здесь тоже детский сад. Он не спеша прошелся мимо ограды, ловя на себе восхищенные взгляды малышей, — ученик! Все, чем жил маленький народ за оградой, Славке близко и понятно — ведь он сам три года ходил в детский сад. Вон там, в углу двора, слушают книжку «старшаки» — старшая группа. У самой ограды, на деревянном пароходе,— средняя, а там дальше — малыши. Они стали в круг, взялись за руки и, притопывая, поют:

                   Топ, топ по земле —
                  Ведь земля-то наша,
                  И для нас на ней растут
                  Пироги и каша.

          Смешная песенка! В Славкином саду такой не пели...

          Славка дошел до угла. Он хотел повернуться, чтобы идти домой, и вдруг, как и утром, увидел в небе гусей! И Славка сразу вспомнил золотой денек, когда они с мамой шли, наверно, этой же самой дорогой, а им навстречу летели и летели гуси.

          «Вот почему эта улица показалась мне знакомой». Он растерянно стоял на углу, не зная, идти ли домой, где ждет, наверно, отец, или — вперед. За первым треугольником гусей показался второй, и до Славки донесся их далекий гортанный призыв.

          — Мамочка! — прошептал Славка и бросился по тротуару навстречу летящей стае.

          Сначала по обеим сторонам улицы тянулись большие многоэтажные дома, потом пошли маленькие, как в деревне у бабушки, деревянные домики. А Славка все бежал. На него затявкала из двора собачонка. С перепугу оборвала веревку привязанная к колышку коза и запрыгала по улице. А он бежал, поглядывая в небо, и снова увидел длинную вереницу гусей.

          Когда бежать уже не стало сил, когда Славка почувствовал, как под рубашкой колотится сердце,— улица вдруг кончилась. Она уперлась в глубокий овраг, заросший бурьяном и репейником. А за оврагом поднимались высокие дубы. К ним по склонам оврага кто-то протоптал желтую дорожку.

          — Мамочка,— еще раз прошептал Славка и осторожно стал спускаться по крутой тропинке.

          Да, это было то самое заветное место, которое Славка не забывал все эти годы, но недавно и сам стал сомневаться— не приснилось ли оно ему. Папа-то в него не верил...

          Так же возвышались здесь дубы, а внизу между холмами пузырились ключики. И Славка собрал возле одного ключика пригоршню тугих желудей. «Покажу папе, а то он опять не поверит».

          Мальчик долго карабкался по склонам холмов. Как же чудесна была эта маленькая дубрава! Осень только чуть-чуть тронула багрянцем листья дубов, чуть-чуть пожелтела трава по склонам. Славке удалось услышать, как падают желуди: стук, стук! А самое главное — он тут ходил с мамой!..

          Но ведь надо когда-то и возвращаться. Славка присел на пенек, чтобы подумать, куда идти. Со всех сторон к роще стекались улицы, похожие на ту, по которой он пришел. Из всех этих улиц требовалось выбрать одну.

          Опять шлепнулся желудь. Прямо возле пенька. Славка нагнулся и стал шарить рукой в густой невысокой траве. Пальцы нащупали сначала шляпку от желудя, затем сухой сучок, потом еще что-то... Что это? Славка разгреб траву и вытащил втоптанный в землю маленький значок. Холодея от догадки, он вытер его ладошкой и увидел золотистого кенгуру. Три года назад его потеряла мама. Славка принялся отчищать значок. Позабыв о складке, тер его о наглаженные брюки, скоблил ногтем, снова тер...


          ...Трое геологов увидели заплаканного мальчишку случайно. Они утром прилетели в этот город, а вечером должны были отплывать дальше вниз по Амуру. Побродив по городу, геологи случайно вышли к дубовой рощице и только было вольготно расположились на траве, собираясь пообедать, как на них наткнулся мальчуган.

          — А ну-ка, подойди, подойди! — сказал старший из них. — Ты что это, плакал, что ли?

          Мальчишка подошел, но на вопрос не ответил.

          — Подожди-ка. Как тебя зовут? — спросил геолог в клетчатой рубашке.

          — Слава,— ответил мальчик.

          — Ну что же, вполне приличное имя... Тебя кто-нибудь обидел?

          — Я не знаю, куда идти. Я, наверно, заблудился, — ответил Славка и закусил губу, чтобы опять не расплакаться.

          —Так, — сказал старший. — А ну садись, докладывай.

          Слава сел на чей-то плащ и рассказал о своих злоключениях. Обрадованный находкой маминого золотистого кенгуру, он отправился домой, но на какую улицу ни выходил, все казалось, что это другие улицы, а вовсе не та, по которой он сюда пришел.

          — Батька, наверно, всыплет,— сочувственно сказал самый молодой из геологов, тот, что до этого молча открывал консервные банки и резал колбасу.

          — Не в этом дело,— перебил его геолог в клетчатой рубахе.— Так как, говоришь, тебя зовут? Слава? Ну что же — Слава так Слава. Утверждаем. Ты вот что, подвигайся поближе и закусим. Проголодался, наверно?

          Есть Слава хотел давно, но и нельзя было так вот сразу согласиться. Когда он начал отказываться, старший геолог отхватил ножом краюху хлеба, положил на нее кусок колбасы и вложил этот бутербродище в Славкину руку.

          И началось пиршество под открытым небом, на чистом воздухе. А вверху чуть-чуть шевелили листьями высокие дубы.

          — Ты кем будешь-то? — подсовывая Славке банку с консервами, спросил старший.

          Славка ответил, что отец хочет, чтобы он стал космонавтом, а ему, Славке, сегодня понравилось, как работают каменщики, и он, пожалуй, будет строить дома.

          — Да брось ты! — сердито сказал геолог в клетчатой рубахе.— Тебя как зовут-то? Да, да,— Слава! Так вот что, друг Славка: давай пять и иди в геологи. Договорились?

          Трудно было отказать таким хорошим людям, и Славка согласился: в геологи так в геологи.

          Когда он как следует наелся, молчаливый младший геолог открыл баночку с компотом и пододвинул ее Славе. Что не сделаешь для хороших людей! Пришлось съесть и компот.

          Потом и геологи и Слава отправились в город.

          — Так, значит, живешь ты в Садовом переулке? Ну, не робей, мы сейчас у кого-нибудь спросим, где у вас такой переулок.

          Спросили у милиционера. Милиционер сначала поднял руку к козырьку, а потом сказал, что это не очень далеко: надо дойти до главной улицы, а там повернуть налево. Когда же он узнал, что геологам требуется в порт — совсем в другую сторону, то взялся сам доставить Славку…

          Так и проследовал по двору родного дома первоклассник Слава Чужой в сопровождении милиционера. Именно в это время фотоаппарат «Смена», принадлежавший Пете Азбукину и управляемый старыми ходиками и пружиной от будильника, сделал последний в тот день, тридцать шестой снимок.

          У подъезда Славку обступили ребята и наперебой принялись рассказывать, что отец давно его разыскивает. Он уже обежал весь Садовый переулок, обошел квартиры всех ребят. А сейчас по городу носятся Петя Азбукин, Игорь, братья Спицины, и вообще все старшие ребята ищут его, Славку.

          — А к вам приехала девочка,— сказала Луша.— Такая воображуля! Пока сгружали с машины вещи, она нам ни словечка не сказала.

          Славка, не обратив внимания на ее слова, не простившись с милиционером, запрыгал по лестнице. Он застучал в дверь, и сразу же ему открыл папа.

          — Папа! — закричал Славка.— Я нашел... Я нашел...— Славка замолчал: он увидел, что в главной их комнате горит свет. Круглый стол покрыт белой скатертью и уставлен всякой едой. А у дивана, повернувшись к нему, стоят незнакомая женщина и длинноногая кудрявая девочка. И еще Славка заметил, что эта девочка держит в руках его коробку с проволочными головоломками.

          Чего-то испугавшись, Слава смотрел на них, все еще сжимая в кулаке маленького кенгуру.

          — Слава, мальчик мой, где же ты бегал? — устало спросил отец, а потом, повернувшись к женщине и девочке, каким-то необычным голосом сказал: — Вот, Слава, это Анна Федоровна и Наташа. Они теперь всегда будут жить с нами. Анна Федоровна будет твоей мамой, а Наташа — старшей сестренкой...



          «АДСКАЯ МАШИНА» В ДЕЙСТВИИ


          Ребята не зря прозвали Ваню Иванова Конденсатором и Конструктором. Он явился к Пете Азбукину торжественный и довольный.

          — Получай,— сказал он, подавая сверток.— Такая машинка получилась, вроде робота.

          Пока Петя торопливо развертывал сверток, Ваня, заложив руки за спину, прохаживался по комнате, искоса поглядывая на приятеля. Он делал вид, что ему все равно. На самом же деле Ваня ожидал одобрения.

          Развернув «робота», Азбукин вначале ничего не понял. От бывших ходиков тянулись какие-то веревочки и цепочки. На старый циферблат Ваня наклеил новый. На нем значились только две цифры — 1 и 2. Особенно Петю ошеломила надпись на циферблате: «Адская машина».

          Ваня догадался, чем вызвано смятение друга, и сказал:

          — Ты не обращай внимания. Это для непосвященных. Чтобы зря не трогали. Посмотрят — «Адская машина» — и отойдут.

          — Верно,— согласился Петя.— Ленка трогать не будет. А то она такая — выбросить может.

          — Теперь давай испытаем в деле.

          — Давай!

          Приятели долго провозились, устанавливая на подоконнике фотоаппарат и присоединяя его к «Адской машине». По Ваниному замыслу фотоаппарат должен был сам, через каждые полчаса, делать снимок двора. Потому-то на циферблате и было только две цифры. Ребята, ничего не подозревая, будут заниматься своими делами — играть, бегать, работать, а «Смена» их в это время щелк да щелк!

          — Потом ты, Петька, проявишь пленку и выбирай, что понравится!

          Довольный Петя танцевал по комнате и подавал другу то щипцы, то проволоку, то гвоздь.

          И вот все готово. Ваня скомандовал:

          — Подтяни гирю и пускай!

          Маятник затикал быстро-быстро и... остановился.

          — Где-то надо ослабить, — заявил Ваня.— Это ничего. При наладке машин и не такое бывает. Однажды новая машина даже разорвалась. На кусочки!

          — А наша не может?

          — Кто ее знает? Не должна...

          Потом маятник затикал вполне прилично, но подвела пружина от будильника, которая должна была подзаводить затвор «Смены». Она явно перестаралась, и затвор лихорадочно защелкал.

          — Останови! — закричал Петя. — Так она у меня за минуту всю пленку израсходует!

          И все-таки друзья отрегулировали «Адскую машину». После долгих проб затвор сработал точно тогда, когда стрелка на циферблате дошла до цифры «1».

          В тот же вечер Петя проявил первую пленку, отснятую при помощи «Адской машины». Каждый бы на его месте волновался. Переживал и Петя. От волнения он чуть было не налил в бачок закрепителя вместо проявителя, но вовремя спохватился.

          И вот мокрая, только что проявленная пленка в руках у фотографа. Он подошел к лампочке на кухне, чтобы получше разглядеть результаты своего труда. С минуту передвигал пленку перед глазами и, удрученный, опустил руки.

          — Что, Петя, опять засветил? — съехидничала Лена.

          Петя промолчал. Да и что можно было сказать, если на всех тридцати шести кадрах был снят один и тот же объект — новенький деревянный ящик для мусора, украшавший середину двора, и угол старого. Старый мусорный ящик давно уже собирались передвинуть куда-нибудь в сторону.

          Наконец сегодня утром привезли новый ящик и временно поставили рядом со старым. Вот на него-то и оказался прицеленным объектив Петиной «Смены».

          Скучное однообразие пленки скрашивали четыре кадра. На пятнадцатом кадре из-под приподнятой крышки ящика высовывалась чья-то физиономия. Петя сначала подумал, что это какое-то пятно. Но, разглядев внимательно снимок через лупу, убедился, что из-под крышки действительно выглядывает человек в маске. Человек в маске в середине двадцатого века, в городском дворе?!

          Почувствовав, что он на пороге какой-то тайны, Петя стал внимательно разглядывать остальные кадры. Но до самого двадцать пятого снимка на пленке был увековечен все тот же ящик. Только на двадцать пятом и на двадцать шестом кадрах возле ящика с задумчивым и даже недоуменным видом стоял с метлой дядя Николай. «Постой, постой,— подумал Петя. — Между этими кадрами прошло полчаса. О чем же это дядя Николай полчаса размышлял у ящика?» Но ответить на данный вопрос Азбукин не смог.

          Дальше аппарат опять добросовестно фотографировал новый ящик, лишь на самом последнем снимке была запечатлена женщина, высыпавшая в ящик мусор...

          Игорь проснулся с мыслью, что его ждет какое-то важное дело. Он открыл глаза и уставился в потолок, пытаясь припомнить: что же это за дело? «Ох! — вспомнил он.— Надо идти на пост!» Соскочив с кровати, он сделал несколько приседаний и помахал руками — считалось, что Игорь сделал зарядку.

          Застилать постель мать ему запрещала. «Разве ты застелешь, как следует? Вдруг кто-нибудь зайдет, а кровать плохо убрана! И не говори, какой ужас!»

          Подставив руки под кран, Игорь смочил их, провел по лицу около носа и вытерся полотенцем. Умывание было завершено, и Игорь побежал на кухню.

          Кухня в семье Игоря являлась главным жилым помещением. Здесь мама варила. Здесь завтракали, обедали и ужинали. Уроки Игорь готовил все на той же кухне, для этой цели у окна стоял небольшой столик. Отец после работы свой досуг проводил тоже у этого стола: читал газеты или перелистывал большие альбомы — он коллекционировал спичечные этикетки. Но у отца редко бывало свободное время — он работал врачом на «Скорой помощи».

          Остальные две комнаты обитаемы бывали только в строго определенные часы. «В доме должен быть порядок,— нередко повторяла мама.— Спальни предназначены для сна, гостиная — для гостей! А то что — я убираю, убираю, а вы (имелись в виду Игорь и отец) все перевернете вверх дном. Вдруг кто-нибудь зайдет? И не говорите, какой ужас!» Только из-за того, что «кто-нибудь может зайти», Игорь, покинув утром спальню, больше туда не допускался весь день. О гостиной и говорить нечего: в ней Игорь и отец не бывали неделями и даже больше.

          Зато какой там поддерживался порядок! Какая чистота! Редкие гости замирали у дверей гостиной, не решаясь переступить порог. «Вы знаете, — восклицали они в ответ на любезное приглашение хозяйки,— к вам и зайти страшно!» — «Что вы, что вы, проходите, пожалуйста!» — воспринимая восклицания как похвалу, приглашала мать.

          Гость или гостья на цыпочках шествовали в комнату и присаживались на краешек стула, покрытого чехлом.

          Диван, стоявший в гостиной пятый год, не помнил, чтобы на него кто-нибудь садился после того, как его доставили из магазина. Правда, когда диван привезли, мама мягко опустилась на пружины, чтобы убедиться, достаточно ли он упруг и удобен. После этого на диван сшили белоснежный чехол, обложили его замысловатыми подушечками, и он стоял, отражаясь в трюмо. Диван, наверное, так и думал, что главное его назначение — отражаться в зеркале.

          Отец несколько раз предлагал купить телевизор, но неизменно встречал отпор со стороны жены.

          — А куда мы его поставим? Ну сам подумай: куда? В гостиную?! Да вы мне там все затопчете. А вдруг кто-нибудь зайдет?..

          Позавтракав, Игорь достал из своего стола черную бумагу и, прорезав в ней отверстия для глаз, соорудил маску. Теперь можно занимать пост.

          Наблюдателю повезло: во дворе никого не было, и он со спокойным сердцем подошел к новенькому ящику, от которого еще приятно попахивало свежими досками.

          Забравшись в ящик, Игорь прежде всего надел маску, а потом стал разыскивать щелку, чтобы увидеть окно Ивана Васильевича. Щелка нашлась, но совсем с другой стороны. Вот если бы повернуть ящик, тогда эта щелка оказалась бы как раз против окна. Что делать? Игорь посидел на корточках и вспомнил, что у него в кармане лежит перочинный ножик. «Вот я и просверлю глазок». Он достал ножик я, выбирая место на стенке ящика, заметил сучок. Игорь постучал по нему рукояткой ножа — сучок зашатался, стукнул изо всей силы — сучок выскочил.

          Прильнув к отверстию, Игорь сразу увидел Ивана Васильевича. Высокий, плотный, с пышной черной бородой он стоял у раскрытого окна, разглядывая на свет фотопленку.

          Мокрая пленка в руках у Ивана Васильевича рассеяла все сомнения Игоря. И теперь он окончательно решил: Илья прав.

          «Посмотрим, посмотрим, что ты еще будешь делать»,— подумал Игорь. Однако ничего особенного увидеть не удалось. Иван Васильевич закрыл окно и больше не показывался. А потом, когда Игорю порядком надоело сидеть и он уже собирался вылезать из ящика, Иван Васильевич неожиданно вышел из подъезда. Остановившись у дверей, он посмотрел на небо, окинул взглядом двор и, как показалось Игорю, особенно внимательно осмотрел ящик, а затем направился к калитке.

          Осторожно приподняв крышку, наблюдатель огляделся и сейчас же юркнул обратно — по двору пробежали братья Спицины. Подождав немного, Игорь опять выглянул, и снова пришлось присесть — прошла письмоносица. Лишь после третьей попытки Игорю удалось выскочить. Он сунул за пазуху маску и побежал на чердак к Илюхе докладывать обстановку.

          Растянувшись на телячьей шкуре, Илюха читал. Пожалуй, слово «читал» будет не совсем точным. В эту самую минуту Илья выслеживал хитрого врага. Шпиону позарез надо было проникнуть в здание, где хранились секретнейшие данные, а вокруг здания тянулся высокий забор да еще ходили часовые. Все это шпион прекрасно видел из чердачного окна семиэтажного дома, стоявшего на другой стороне улицы. Но шпион не растерялся. В руках у него оказалась небольшая труба, напоминающая миномет малого калибра. Откуда эта штука появилась в руках у незнакомца, автор не объяснял, и Илья не обратил на эту мелочь внимания. Укрепив трубу перед окном чердака, враг оптическим дальномером дважды определил расстояние до дома, в который собирался попасть. От чердака, где сидел незнакомец, до крыши дома напротив было ровно семьдесят два метра. Установив это, враг заложил в трубу небольшую мину, от которой, как от гарпуна, тянулся тонкий шнур, и нажал спуск. Оказывается, мина была сделана из сверхмагнитной стали и прилипла к железной крыше соседнего здания, натянув шнур. И вот шпион уже перебирается по шнуру через улицу, а часовые ничего не видят. «Эх! — с досадой сжал кулаки Илюха.— Ротозеи! Меня там не было!» Он перевернул страницу и только тут заметил, что рядом с ним на корточках сидит Игорь.

          — Вот работают, гады! — сказал Илья, закрывая книгу.

          Доклад Игоря он выслушал  с интересом и заметил:

          — Видишь, не терпится ему! Даже днем пленку проявляет. Ничего, мы его выследим...


          Луша с утра помогала маме. Они вместе мыли посуду и разговаривали о школе — ведь завтра первое сентября.

          — А помнишь, мама, как я получила первую отметку?

          — Помню, помню, как же! Уж так тебе хотелось хоть какую-нибудь оценку, хоть троечку... А ты помнишь, как в диктанте написала «дубло»?

          — Ну, мама, опять ты! — замахала Луша руками.

          Да, был в прошлом году такой случай. Учительница продиктовала ребятам: «Медведь залез в дупло». И Луша задумалась: как написать слово «дупло»? После долгих размышлений она решила, что слово «дупло» происходит т слово «дуб», и написала: «Медведь залез в дубло». Понятно, что об этом случае девочка вспоминать не любила.

          Управившись с домашними делами, Луша взяла с собой несколько газет, чтобы постелить в ящике, прихватила пяльцы с вышивкой и отправилась на пост. Но проникнуть в ящик было почти невозможно. По двору то и дело проходили взрослые (чего бы им ходить в рабочее время?), бегали ребятишки. На крылечке дома, где жил Петя Азбукин, сидел, покуривая, дядя Николай. Луша долго ходила, не зная, как поступить, потом села под грибком и, выжидая, стала вышивать. Она успела вышить красную лапку утенка, а людей во дворе не стало меньше. Луша еще раз прошлась, потом еще раз, пока ее чуть не сшибли с ног малыши, игравшие в прятки. Неожиданно для ребятишек Луша попросилась, чтобы и ее приняли в игру. Кто же откажется — чем больше, тем лучше!

          Малыши кинулись прятаться, а Луша быстро забралась в ящик. Кажется, никто не заметил! Она постелила газеты и первым долгом прильнула к дырочке от сучка. Луше хотелось посмотреть, не хватились ли ее малыши. Нет, пока как будто не хватились. Тогда она посмотрела на окно Ивана Васильевича. Окно было закрыто. «Подожду», — решила Луша и принялась вышивать вторую лапку утенка.

          Мальчик, который искал спрятавшихся малышей, носился по двору. Он застучал уже всех ребят, а Лушу найти не мог.

          — Луша, сиди! Луша, выручай! — кричали ребятишки.

          Потом и они, не утерпев, один за другим приняли участие в поисках. Бегали в кочегарку, заглядывали в подъезды трех домов, окружавших двор, даже постучались домой к Луше, чтобы узнать, не сбежала ли она. Игра распалась, и малыши разбрелись.

          Вышив вторую красную лапку своему утенку, Луша опять взглянула на окно Ивана Васильевича, но оно по-прежнему оставалось закрытым. Тогда Луша начала вышивать черный утиный нос. Орудуя иглой, она вспоминала пионерский лагерь, свой шестой отряд, вожатую Аню, горниста Никиту и разные веселые песни, которым она там научилась.

          Дворник дядя Николай проходил по двору. На вверенной ему территории царил полный порядок, можно было пойти домой и отдохнуть. И вдруг в трех шагах от мусорного ящика дворник услышал странные звуки. Ему показалось, что под землей, прямо у него под ногами, кто-то поет. Дядя Николай остановился, прислушался. И что вы думаете? Снизу, из-под его рабочих ботинок, доносился глухой голос.

          Дядя Николай огляделся. С безоблачного неба светило солнце. На веревке в конце двора сушилось белье. У калитки вот уже полчаса обменивались новостями две женщины — одна из первого подъезда, вторая из третьего. А под землей кто-то бубнил непонятные слова. Как ни старался дядя Николай, а разобрал только два слова: какое-то «по-па-ла-та» и «хо-хо-чу».

          Дворник топнул ногой и опять прислушался. Подземный голос смолк. «Ничего, я подожду», — подумал дядя Николай. Он достал папиросы, закурил. Под ботинками стояла тишина. «Не могло же показаться», — думал дядя Николай. Докурив папиросу, он хотел уже уходить, но тут услышал глубокий печальный вздох. Что такое? Дворник пригнулся к земле — тихо. Он походил возле кочегарки, подобрал занесенную ветром бумажку и вернулся на то место, откуда доносились непонятные слова. Но сколько он ни ждал, сколько ни стучал каблуком по асфальту, — ни звука больше не услышал. Направляясь к своему подъезду, дядя Николай несколько раз оборачивался и подозрительно поглядывал в сторону ящика.

          А встревожила дядю Николая Луша. Вспомнив лагерного горниста Никиту, она припомнила и сигналы, которые он играл утром и вечером. Играл он, разумеется, «подъем» и «отбой». А кто-то из ребят сочинил к этим сигналам песенки, и они быстро разошлись по лагерю.

          Утром, когда Никита трубил «подъем», ребята пели:

                      Вставай,
                            вставай,
                                  вставай!
                      В постели не зевай!
                      Рубашку надевай,
                      В столовую шагай!

          А вечером:

                   Спать, спать,
                            по палатам,
                   Пионерам и вожатым!

          В следующей строке неизвестный лагерный поэт нарушил грамматику, но ребята не обращали на это внимания — неправильно, зато складно. И пели:

                   Пионеры спать не хочут,
                   Над Никитою хохочут...

          Луша и сама не заметила, как вполголоса замурлыкала эту песенку. Вот до дяди Николая и донеслось: «по па-ла-там» и «хо-хо-чут». Когда же удивленный дворник топнул ногой, Луша спохватилась и зажала рот. Так, с зажатым ртом, она сидела несколько минут, пока дядя Николай курил, а потом глубоко вздохнула...

          В окне Ивана Васильевича никаких признаков жизни не наблюдалось, дворник ушел, и Луша тихонько выбралась из ящика...


          Сегодня — для разнообразия — Слава и отец не стали есть в «Домовой кухне», а принесли обед домой.

          — Ну, как ты тут без меня? — интересовался старший мужчина. — Не надоел отпуск?

          — Не надоел, — мычал Славка, набив рот котлетой.

          — Ладно, отдыхай, а вечером будем собирать тебя в школу. Надо все погладить, чтобы выглядел ты у меня, как новенький.

          Отец пошел на работу, а Славка, выглянув в окно, увидел, как из ящика вывалилась Луша. «Наблюдала, — подумал он.— Сейчас уберу со стола и тоже пойду дежурить».

          Плохо все-таки жить одним мужчинам, хотя они и храбрятся. Слава сначала хотел было просто собрать грязную посуду в кучу и накрыть ее полотенцем, потом вспомнил, что вечером им с отцом некогда будет ее мыть, и налил из чайника в таз воды.

          «Хорошо Пете Азбукину,— думал он,— у него и мать, и сестренка, и дядя Василий».

          Славе казалось, что он помнил свою маму. Вот он даже видит ее ласковое лицо. Оно точно такое, как на фотографии. Фотография в узенькой рамке стоит на папином столе и смотрит на Славку веселыми глазами. Если закрыть на фотографии глаза пальцем — вот так, потихоньку, одним указательным,— все равно видно, что мама улыбается. От улыбки возле рта складочки уголками. А может, мамино лицо Слава и представлял по этому портрету? Ведь когда мамы не стало, ему исполнилось всего четыре года.

          Но один день, проведенный с мамой, Слава помнил хорошо, очень хорошо. Вдвоем (папа почему-то отсутствовал) они пошли гулять. Что это был за день! «Золотой денек!» — сказала мама. Они все шли и шли, а в белесом небе летели им навстречу ровными треугольниками вереницы гусей. Мама останавливалась и слушала их крики, а Славка ясно видел, как они взмахивают крыльями. С тех пор Славке ни разу не приходилось видеть, чтобы над городом летели гуси, а тогда мама то и дело показывала:

          — Слава, смотри, еще стая! Вон, высоко-высоко!

          Пришли они в какое-то чудесное место. Вокруг раскинулся город, а здесь росли дубы. Они возвышались по клонам крутых холмов, а внизу, между холмами, пузырились ключики. Славка набрал под дубами полный карман блестящих, толстых, как поросята, желудей. Полнехонький карман!

          Мама ожидала Славку на пеньке. Там, в траве, она потеряла булавку с золотистым кенгуру. Этот значок подарил маме ее и папин школьный товарищ. Он плавал в далекую Австралию и привез его оттуда.

          Сколько раз потом Славка звал отца пойти в то замечательное место, но отец удивленно отвечал:

          — Что ты, Кузнечик! Подумай сам, какой может быть дубовый лес в нашем городе?

          И действительно, холмы с дубами будто исчезли. Славка с отцом бывали и в парках, и на стадионах, и просто катались по городу на автобусах и трамваях, а то место им никогда не попадалось.

          ...Тарелки протерты. Можно отправляться на пост. Славка прошелся мимо окна Ивана Васильевича, оглядел двор. После обеда здесь никого не было. Малыши, наверно, спали, старшие ребята куда-то разбрелись. Только у калитки все еще стояли две тетеньки — одна из первого подъезда, вторая из третьего. Спрятавшись от них за ящиком, Славка приподнял крышку и сполз вниз. Тетеньки у калитки не обратили на него никакого внимания: наверное, они говорили о чем-то очень-очень важном.

          В ящике Славка уселся в углу на расстеленные Лушей газеты и добросовестно принялся наблюдать за подозрительным окном. Сначала он смотрел правым глазом, пока тот не устал, потом прижал к дырке левый. Когда утомился и левый глаз, в ящик вдруг ворвался свет. Славка обернулся и увидел занесенное над ящиком ведро. Это мать Игоря принесла мусор. Женщина она была энергичная и так опрокинула ведро, что картофельные очистки забарабанили наблюдателю по спине. «Хорошо хоть шкурками осыпала, — поежился Славка, — а могла помоями окатить. И чего это она надумала в новый ящик сыпать?»

          Крышка захлопнулась, Славка отряхнулся и снова прижался к отверстию, но тут услышал неприятный разговор.

          — Все моете? — спрашивала мать Игоря у кого-то.

          — Да ученица моя настояла. «Завтра, — говорит,— праздник, первое сентября. Давай, мама, приберемся».

          — А что же вы воду во двор несете? Ведь тяжело. Можно и в раковину вылить.

          — Испортилась раковина, — пожаловался голос Лушиной мамы.— Вот и приходится носить. С четвертого-то этажа.

          «Окатит сейчас помоями!» — подумал Славка и стремглав вылетел наружу, прямо под ноги женщинам.

          — Батюшки! Это кто же? Какой ужас! — ахнула одна.

          — Слава, ты чего там делал? — опомнившись, воскликнула вторая.

          Но Славка, не отвечая, припустился в переулок, мимо двух тетенек, все еще беседовавших у калитки.

          — Одичает мальчишка без матери,— пожалела Славку мать Игоря.— А вы слышали, говорят, отец-то его...— И она, пригнувшись к собеседнице, что-то торопливо зашептала.



          ДВА ОЧЕНЬ ТАЙНЫХ СОВЕЩАНИЯ


          Хорошая штука — телефон. Каникулы, делать нечего. Подошел к телефону и кому-нибудь позвонил, если, конечно, мама на кухне и не слышит.

          — Здорово, Севка! Это я, Петя...

          — Какой Петя?

          — А, не узнал! Да Азбукин же! А я специально голос изменил. Ну, что ты там делаешь?

          — Так, ничего. Читаю. А ты?

          — Тоже так, ничего... Скоро в школу.

          — Ага, скоро. А ты зачем позвонил?

          — Да так...

          — Ну ладно, мне некогда. Пойду книжку дочитывать.

          — Читай, читай. Мне тоже некогда. Я знаешь, как занят...

          Потом можно Ване Иванову позвонить, еще кому-нибудь.

          Полезен бывает телефон и зимой, когда забудешь, что задали на дом или потребуется сверить ответ в задачке.

          Мама, слушая такие разговоры, обычно ворчала. Совсем, мол, разбалует ребят техника. Сама мама, когда была маленькая, жила на полустанке и бегала в школу за три километра. Попробуй-ка забудь, что задали на дом! По грязи или по снегу за три километра узнавать, какую задачку задали, лишний раз не побежишь. В мамино время ученики не забывали домашних заданий. А все почему? Телефонов не было.

          Сегодня телефон понадобился Пете по-настоящему.

          Три дня преследовал Азбукин ребят. Очень уж хотелось ему послать свои фотографии на конкурс. В книге для фотолюбителей писали, что настоящий художественный снимок получается, когда люди не позируют, когда вы их сняли в естественной позе, за каким-нибудь делом. Написать так легко, а вот попробуй снять. Наведешь объектив на человека, а он и рад-радешенек. Уставится в аппарат и глядит, не моргая, или рожицу скорчит...

          Петина сестра Лена требует, чтобы он, уж если фотографирует, то делал портреты хотя бы величиной с обложку журнала «Огонек». Лена видела на одной такой обложке портрет комсомолки из Целинного края. Многие девочки в классе говорили: «Ох, Ленка, как она на тебя походит!» Походит или не походит, это в конце концов не так важно. Зато какая фотография! А Петька отпечатает — чуть побольше спичечного коробка. Никакого вида.

          Луше надо, чтобы на снимке самое видное место занимала ее нотная папка. Она же сдала экзамены в музыкальную школу...

          Гонялся Петя и за другими ребятами — и все зря. А Игорь, тот самый, который еще в начальных классах рисовал карикатуры даже на десятиклассников, долго допытывался: «А зачем ты хочешь меня снять?.. Ой, Петька, да ты же не сделаешь фотокарточку! У тебя, наверно, и аппарат-то не заряжен. Нет, ты скажи, заряжен или нет?»

          Когда Игорь узнал, что Азбукин задумал снять его за работой над рисунком,— наотрез отказался.

          — Ишь ты! Может, еще скажешь: «Ты, Игорь, рисуй кого-нибудь из ребят, а я тебя сниму?»

          — Ну да! — обрадовался фотограф.— Нарисуй хотя бы Илюху на крыше!

          — Вот-вот! А Илюха увидит снимок и мне щелчков надает...

          С сюжетом из жизни ребят двора дело не клеилось, и Петя решил позвонить Ване Иванову. Набрав номер, он не успел ничего сказать, как услышал из трубки незнакомый голос: «Хозяев нет дома. Позвоните через полчаса».

          — Мне не хозяев, а Ваню! — крикнул Петя, но телефон уже отключился.

          Петя добросовестно подождал полчаса и опять набрал номер. Тот же незнакомый голос ответил: «Хозяев дома нет. Послушайте пока музыку»,— и в трубке зазвучала веселая мелодия. Но она сразу же оборвалась, и раздался голос самого Вани:

          — Да, да! — закричал он. — Алло!

          — Ваня, это ты?

          — Я!

          — Слушай, это звонит Азбукин. У меня к тебе большое секретное дело. Ты приходи ко мне сейчас.

          — Ладно, приду.

          — Вань, а кто это у вас отвечает по телефону?

          — Тебе понравилось?

          — Что же тут может понравиться?

          — Чудак, да это отвечает сам телефон!

          — Скажешь... Он у тебя что — говорящий?

          — Конечно, говорящий!

          Пете все еще казалось, что Ваня шутит, но Ваня объяснил:

          — Я к нему магнитофон присоединил. Есть у меня тут еще рычажок, он от звонка включается, приподнимает трубку и магнитофон пускает. Здорово?!

          Оказалось, что Ваня все время был дома. Он не брал трубку специально, чтобы проверить свой автомат.

          — Он у меня сначала говорит: «Позвоните через полчаса», — объяснял Ваня,— а потом включает музыку, чтобы не скучно было ожидать. Автоматика, а?

          — Вот и я одну автоматику придумал, да не знаю, как сделать. Приходи.

          Через некоторое время приятели стояли у окна в Петиной квартире и поглядывали во двор.

          — Видишь, — говорил Петя,— играют, как миленькие, разными делами занимаются. Луша вон крыльцо подметает, Игорь на солнышке сидит — рисует. А попробуй я сейчас открыть окно и навести на кого-нибудь аппарат! Игорь спиной повернется, а Лушка подбоченится и веник поднимет.

          — Понятно, — без лишних слов сказал деловой человек Ваня. — Тебе нужен автомат, который бы сам, без человека, делал снимки двора. Это, брат, трудная техническая задача. На грани фантастики.

          Петя принялся горячо убеждать:

          — Вань, придумай что-нибудь! У тебя вон даже телефон сам разговаривает. А тут пустяк. Ты, наверно, видел, в кино иногда показывают, как  распускается цветок. Покажут бутон, а он шевельнется и начнет потихоньку разворачиваться. И вот тебе уже цветок. Думаешь, как это снимают? Наведут камеру на бутон, а она сама через каждые полчаса включается и делает один снимок, потом второй... Цветок распускался целый день, а в кино получается, что он расцвел за одну минуту, прямо на глазах!

          — Им просто,— раздумывал Ваня,— а мне идти нехоженой тропой. Нет, трудная задача. Часовой механизм нужен, то, се...

          — Есть часовой механизм, есть! Даже два! — и Петя притащил из кладовки ушедший на покой будильник и оттикавшие свое часы-ходики.

          Увидев механизмы, Ваня оживился. Он покрутил единственную стрелку у ходиков, потряс будильник и, подмигнув другу, стал заворачивать в газету останки часов. Это означало, что Ваня согласился...

          В этот же день в том же дворе состоялось еще одно тайное совещание. Созвал его Илюха-голубятник.

          Илюха появился во дворе необычайно добрым. Он постоял возле девочек, игравших в классы. Девочки опасливо поглядывали на Илюху: а вдруг он выхватит у них пиналку — баночку из-под сапожного крема — и куда-нибудь зашвырнет?

          Но Илюха на этот раз не проявлял агрессивных намерений. Он только заметил, что очень уж быстро переходят они из класса в класс. «Вот если бы вы так в школе переходили! »— покровительственно произнес Илюха. Он на личном опыте знал, как трудно перейти из класса в класс.

          Потом Илюха помог Славе Чужому ликвидировать аварию — натянул соскочившую с шестеренки велосипеда цепь. До первого сентября оставались считанные денечки, и отец забрал Славку из детского сада. Так что Слава теперь, пока отец был на работе, домовничал один. «У меня отпуск»,— говорил он ребятам.

          Игорь все еще сидел во дворе, незаметно рисуя малышей, копавшихся под грибком. Ему Илюха щедро отсыпал пригоршню семечек. Пока они, как добрые приятели, грызли семечки, недоверчивый Игорь приглядывался к Илюхе, ожидая подвоха. С виду Илюха был тот же самый. Та же кепочка блином на рыжей голове, так же выглядывает полосатая тельняшка из-под его расстегнутой рубахи. «Нет, Илюха добрый неспроста,— думал Игорь. — Не мог же он за одну ночь перевоспитаться».

          А Илья вел степенный разговор:

          — Пустяками вы тут все занимаетесь. Петька пленку зря переводит, ты — цветные карандаши. Другие мальчишки футбол гоняют... А есть настоящее дело — государственного значения.

          — Если ты про металлолом говоришь, который во дворе накопился,— сказал Игорь,— так мы его, как пойдем в школу, сразу соберем.

          — Металлолом тоже вещь, да есть дело поважнее.

          Нет, он сегодня никак не походил на себя. Игорь уставился на Илюху, а тот продолжал:

          — Тут у вас под носом, если хочешь знать,— Илюха понизил голос,— самый настоящий шпион орудует.

          Шпион! Игорь чуть не ахнул, но сразу подумал: «Откуда ему взяться? Да и что шпиону в нашем дворе орудовать? Илюхиных голубей считать, что ли?»

          — Свистишь! — ответил Игорь.

          До этого слова «свистишь» Игорь никогда не употреблял, и в другой компании он его тоже бы не сказал. Но ему нравилось, что на глазах у всего двора с ним запросто беседует такой бесшабашный человек, как Илья. Вот он и ввернул это словечко, чтобы быть с собеседником на равной ноге.

          — А я тебе говорю — есть шпион. В вашем доме живет. В первом подъезде. Я его давно засек, а теперь пора на чистую воду вывести.

          Игорь мысленно перебрал всех жильцов из первого подъезда и что-то никого не решился заподозрить в шпионаже.

          — Кто же он? — шепотом спросил Игорь.

          — Нашел место, где о таком деле говорить! Пойдем ко мне на чердак, там все и обсудим. И Славку Чужого с собой прихватим. Он хотя и малой еще, а язык за зубами держать может.

          — Ай-яй-яй! Как нехорошо! — раздалось вдруг над ухом Игоря.

          Игорь вздрогнул и обернулся. За ним стояла Луша и укоризненно поглядывала то на него, то на Илюху. «Подслушала»,— разом подумали оба заговорщика. Но, оказывается, девочка стыдила их за шелуху от семечек.

          — Насорили, да? Дядя Николай с утра весь двор подмел, а они, господа, сорят...

          —Пошли, что ли,— сдвинул кепку на затылок Илюха.

          И «господа», провожаемые подозрительным взглядом Луши, пошли навстречу катившему на велосипеде Славе Чужому.

          На чердаке у Ильи было бы довольно уютно, если бы не следы,  оставленные повсюду голубями. У слухового окна помещался ящик с кормом для Илюхиных пернатых, а на нем лежала стопка зачитанных книжек. Но не про то, как ухаживать за птицами, а про шпионов. Рядом стоял чурбак, на котором можно было спокойно посидеть. А из слухового окошка, как луч прожектора, падал столб света.

          — Садитесь, ребята,— гостеприимно пригласил Илья и полез в карман за папиросами.

          Славка сгорал от нетерпения. Ему скорее хотелось узнать, зачем позвали его взрослые ребята. Осторожного Игоря одолевали сомнения: «Кто его знает, этого Илью. Придумает сейчас какую-нибудь штуку, а мы отвечай. Со Славки что возьмешь — он малыш. В случае чего с меня спросят…» Игорь огляделся, прислушался, и ему показалось, что лестница, ведущая на чердак, скрипнула, будто кто-то по ней пробирался. Он уже хотел под каким-нибудь предлогом выйти и улизнуть домой, но Илюха, пустив клуб дыма в луч света, лившегося из окошка, показал:

          — Вон окно на первом этаже, где форточка открыта, видите?

          — Какое? — заинтересовался Славка.

          — Возле пожарной лестницы.

          — Видим,— ответили ребята.

          — Там-то шпион и окопался. Два месяца он в вашем доме живет, а вы ничего не знаете.

          — Да что ты! — замахал руками Игорь.— Там Иван Васильевич живет. Он геолог, что ли. Все в экспедициях бывает...

          — Не геолог, а охотник,— сказал Слава.

          — Этот ваш геолог или охотник и есть шпион. Знаем мы, за каким зверем он охотится, — сплюнул Илья.

          Игорь опять хотел сказать «свистишь», но слово это было какое-то неприятное, и он спросил:

          — Как же ты узнал?

          — Вот я и говорю, что никакой бдительности у вас нет. А меня не проведешь. Ящики разные в чехлах к себе таскает. Шпионские рации, наверно. А видели, какие типы к нему ходят? То придут разнаряженные, при шляпе, а то в старом да залатанном являются. Маскировочка!

          Теперь и Игорь вспомнил, что и он как-то обратил внимание на одного человека. Раз человек прошел по двору с Иваном Васильевичем небритый, в запыленных сапогах, в ватных штанах и старой куртке. А дня через два этот же человек выходил от Ивана Васильевича в наглаженном костюме, побритый и действительно на нем красовалась шляпа.

          — Вот-вот! — обрадовался Илья. — Понял теперь, каким одеколоном здесь пахнет? А вы посмотрите, братцы, что у него в комнате...

          Илья залез рукой в щель под балкой, вынул оттуда бинокль и, потерев рубашкой линзы, протянул его Игорю.

          — Смотри одним глазом, а то он у меня двоит... Ну, видишь что-нибудь?

          Игорю показалось, что в комнате Ивана Васильевича ничего подозрительного нет. На столе у окна стояла пишущая машинка и лежали папки. На стене крест-накрест висели два ружья. Виднелись еще полки, заставленные книгами, чучело какого-то зверька. Но Илюха разъяснил это по-своему. Зачем, мол, пишущая машинка нужна простому человеку? Вот Славке, например, или ему, Илье? Совсем не нужна. Разве только чтобы покопаться и посмотреть, что у нее там внутри. А он на ней всякие шпионские донесения печатает, факт! Или ружья. У него их два, а может, и больше. А для чего столько ружей простому смертному?

          — У вас, Игорь, есть ружье? — спросил Илья.

          В семье Игоря ружья не водилось, мама бы не допустила, не было его и у Славы с папой.

          — Вот видите!— обрадовался Илья.— А книги — это так, для отвода глаз. А еще, может, он в них между строк невидимыми чернилами пишет.  Слыхали про такие?

          Несмотря на эти основательные доводы, Игорь все-таки колебался. Он еще раз осмотрел в бинокль комнату Ивана Васильевича и вздохнул…

          Захотел посмотреть на квартиру шпиона и Славка. По молодости лет он сначала приставил бинокль к глазам не тем концом, отчего и родной дом и ребята во дворе стали маленькими-маленькими, будто отодвинулись за тридевять земель. Потом, когда Илюха повернул ему бинокль, все у Славки перед глазами поплыло. Илья показал ему, как наводить на резкость. Покрутив линзу, Славка чуть не вскрикнул. Он увидел дворника дядю Николая так близко, что казалось, будто его можно потрогать рукой за усы.

          — Вы, ребята, как хотите,— подвел итог Илья,— а контру эту надо выследить. У них, у шпионов, сейчас такая техника! Разве в бинокль все увидишь? Носит он, допустим, старенький фотоаппарат — хуже, чем у Петьки. А аппарат только на вид облезлый. На самом же деле им снимков триста сделать можно.

          —Триста? — переспросил Игорь.

          — Не меньше. И берет он на километр, а то и еще дальше...

          — И откуда ты, Илья, это знаешь?

          — А книжки зачем? — повел плечом Илья.— Вон я сколько книжек прочитал, и все про шпионов. Такой аппарат, про который я рассказал,— пустяк. Вы вот послушайте — Илья взял верхнюю книжку, полистал ее и прочитал: — «Человек достал из кармана крохотный белый фотоаппарат, размером меньше фасолины, с припаянной к нему иглой. Приложив его к уху и убедившись, что механизм внутри исправен, человек приколол его к стене». Здорово?

          Мальчишки молчали, уставившись на Илью, и вдруг в тишине из-за трубы послышался тоненький голосок:

          — А еще у него, у Ивана Васильевича, кто-то ночью выл...

          Заговорщики испуганно обернулись. Первым пришел в себя Илюха. В два прыжка он оказался около трубы и вытащил из-за нее Лушу. — Подслушиваешь! — не обещающим пощады голосом произнес он.

          — Я думала, вы сюда забрались семечки грызть, а вы шпиона ловите,— оправдываясь, сказала Луша.

          Луша действительно начала следить за ребятами после того, как они насорили во дворе. Убрав скорлупки, набросанные Ильей и Игорем, она бочком, незаметно подвигалась за ними. Когда ребята остановили Славу, остановилась и Луша. Мальчишки пошли — пошла и она, как ниточка за иголкой. Страшно, конечно, было лезть на чердак, но Луша решилась. «Я им только скажу, чтоб газету подстелили, а там пусть грызут свои семечки», — подумала она. Так невольно Луша стала свидетельницей заговора.

          — Ну, ладно,— выслушав сбивчивые объяснения девочки и все еще держа ее за плечо, сказал Илья.— Расскажи лучше, что ты слышала, кто выл?

          — Мы ночью из гостей шли, а в квартире у Ивана Васильевича кто-то: «У-у! У-у-у!» — как волчонок... Может там человека мучают?..

          — Да, дела,— отпустив наконец Лушино плечо, произнес Илья.— Ты что, Игорь, и сейчас сомневаешься?

          Игорь молчал. Что ему было говорить? Но в душе он колебался.

          — Значит, так, планчик у меня такой: установим за квартирой  наблюдение... — начал было Илья, но вспомнил про Лушу: — А ты что здесь толчешься? Иди, играй в куклы.

          Но Луша осталась. Очень уж ей хотелось принять участие в интересной мальчишечьей игре. Да и ребята, посоветовавшись, решили, что она теперь уже все знает, а прогони — разнесет тайну на весь двор. Узнает Иван Васильевич, что он заподозрен, и сбежит.

          Следить решили так. Илюха несколько дней понаблюдает за окном Ивана Васильевича с чердака, все равно он здесь с голубями возится. На чердаке будет и штаб. Игорь, Слава и Луша по очереди будут дежурить в ящике для мусора, который отныне не ящик, а наблюдательный пункт. Когда Иван Васильевич дома, его окно всегда открыто. Может быть, удастся подслушать важный разговор. Замечать надо все: когда шпион приходит домой, когда уходит, кто у него бывает, что приносят в квартиру и что уносят. Самое же главное — тайна!

          В книжках в таких случаях обычно дают клятву. Но вместо клятвы показал всем кулак. «Кто проболтается — во!» Так просто была обеспечена тайна.

          Дежурить завтра с утра в мусорном ящике, а точнее, в наблюдательном пункте, взялся Игорь... «Я себе маску сделаю. Черную,— думал он.— Если кто в ящик заглянет — ни за что не узнает». В середине дня его сменит Луша. Она поможет маме по хозяйству, проиграет гаммы на пианино — и будет свободна. Потом пост примет Славка.

          Установил Илюха и особый сигнал тревоги — три протяжных свистка. Услышишь сигнал — что бы ни делал, сразу лети на чердак!

          Расходились по одному. Сначала выскользнул Славка и побежал к своему велосипеду, оставленному во дворе. Луша первой уходить не захотела: а вдруг ребята без нее еще о какой-нибудь тайне поговорят? Она ушла вслед за Игорем. А у Илюхи дел никаких во дворе не было. Он поднялся на крышу, и скоро над двором раздался его лихой свист, захлопали крыльями голуби. Жизнь продолжалась...

          Не знал Иван Васильевич, выходивший из краеведческого музея, что с этого часа за ним установлено наблюдение. А Илюхе, Игорю, Славе и Луше даже в голову не могло прийти, что отныне и за ними будет вести наблюдение хотя и не живой, но очень внимательный глаз.



          ЖИЛИ-БЫЛИ МУЖЧИНЫ...


          Жили-были в третьей квартире мужчины. Жили они вдвоем не год и не два, а целых три. Одного из этих в общем-то неплохих мужчин — того, что был постарше и повыше, звали Папа, а второго — Мальчик, а иногда — Кузнечик. Мальчик действительно походил на кузнечика. Был он тоненький, невысокий, хотя все время рос и рос и любил, как все кузнечики, попрыгать... В общем, это была мужская семья. Ни мамы, ни сестренки у них не было. И хотя это плохо, и порой мужчинам приходилось трудновато, но они не падали духом. Ведь, правда, не падали?

          — Нет, ни разу.

          — Ну, насчет «ни разу» тут ты преувеличиваешь, а если говорить в целом, то не падали... Да... Так вот. Имелись у них, понятно, недостатки. Любили они, например, валяться на диване. Вот как мы с тобой сейчас. Не прочь были побродить по городу. А один из них — имя его называть не станем, он и сам догадается — очень уж пристрастился к мороженому. Дай ему на обед вместо первого мороженое, вместо второго — мороженое и на третье — мороженое, он бы и глазом не моргнул. Или моргнул бы, а?

          — А какое мороженое? С вафлей?

          — Это уж какое окажется.

          — Нет, не моргнул бы.

          — Да, я знаю. А второй, имя которого мы тоже назвать не будем, курил. Много курил. Он знал, что курить вредно и что это один из его недостатков, но бросить никак не мог. Наверно, у него маловато было силы воли. Водились за ними и другие грешки. Поленятся иногда — и посуду моют не горячей, а холодной водой. Или одному из них так вдруг не захочется идти в детский сад, что хоть плачь.

          — Но он же не плакал...

          — Конечно, по-настоящему не плакал — он ведь мужчина, а так, чуть-чуть, — бывало. Впрочем, всех недостатков двух мужчин не перечислишь. Как все порядочные люди, они боролись со своими недостатками, но плоховато. Поборют вроде один какой-нибудь, а тут новый появляется.

          — А какой?

          — Да вот тот мужчина, что поменьше, в последние дни никак спать вовремя не ложится.

          — А это разве недостаток?

          — Еще бы!

          — Что же ты раньше не говорил, что это недостаток?

          — Не говорил, а сейчас говорю.

          — Ладно, рассказывай дальше.

          — Вот так они жили-были и в один прекрасный выходной день отправились на Амур. Целый день на реке пробыли. На пароходе катались, купались, на солнышке поджаривались. Возвращаются под вечер домой... Что такое? В квартире кто-то был.

          — Воры, да?

          — Ты ложись, ложись и слушай... Смотрят мужчины — в квартире все прибрано. Полы протерты. Посуда, которую они с вечера газетой на столе закрыли, перемыта и в буфете стоит. Все машины и кубики аккуратно расставлены. А с газовой плиты чем-то таким вкусным пахнет. Такой приятный запах! Подскочил Кузнечик, открыл кастрюлю, а в ней домашний борщ из свежих овощей.

          — Такой, как мы у бабушки в деревне ели?

          — Совершенно верно.

          — Так, может, бабушка к нам... то есть к ним, приезжала?

          — В том-то и дело, что не приезжала.

          — А кто же тогда?

          — Ну, не все сразу. Это я расскажу в другой раз.

          — Пап, ты только скажи — кто; а рассказывать будешь потом.

          — Нет, нельзя. У нас же сказка с продолжением.

          — Тогда пошли скорее в столовую, что-то я есть захотел.

          Мужчины поднялись с дивана. И хотя один из них был высокий, а второй совсем маленький — ему только в мае исполнилось семь лет,— они очень походили друг на друга. Это замечали не только посторонние, но знали и они сами. Станут иной раз возле зеркала, разглядывают друг друга и рассуждают:

          — Папка, посмотри, ты весь в меня. У меня нос курносый — и у тебя курносый.

          — Что верно, то верно. Похожи, — отвечает старший.— Только носы у нас не курносые, а башмачком.

          — Придумал! Еще скажешь — тапочкой!

          — Да, и на тапочку походят. А вот брови у нас, Слава, не удались.

          — Почему не удались?

          — Видишь, совсем светлые.

          Посмотрят мужчины на свои белесые брови, на светлые волосы — и вздохнут.

          — Зато глаза у нас удались. Правда?

          — У меня удались, а у тебя нет.

          — Ох, ты! У меня голубые и у тебя...

          — А ты посмотри. У меня глаза серьезные, видишь? А у тебя хитрющие...

          Звали мужчин тоже одинаково — одного Слава и другого Слава. Только того, что был старше, мама, когда она еще была жива, и знакомые называли по-взрослому — Вячеслав.

          Если они выходили из дому, соседи говорили: «Чужие куда-то пошли». Такая уж у обоих Слав была фамилия: Слава Чужой и Вячеслав Чужой...

          Собрались Чужие и отправились в столовую. Находилась она рядом, в переулке, и называлась загадочно: «Домовая кухня».

          Слава через неделю должен был идти в школу в первый класс. Он уже знал буквы и сам, обратите внимание — сам прочитал вывеску над столовой. Прочитал и собирался просить у папы, почему кухня называется «домовая». Может, она для домовых?

          Сейчас был подходящий момент выяснить этот вопрос, Слава потянул уже отца за руку, да помешал Петя Азбукин.

          Петя вел себя как-то странно: он подкрадывался к малышам, занятым мирным строительством высотного сооружения из песка. Пригнувшись, Петя обошел цветочную клумбу, перебежкой преодолел свободное пространство от клумбы до мусорного ящика и, помешкав немного за ящиком, кинулся к столбу на волейбольной площадке. Теперь до грибка, под которым копошились малыши, оставалось шага четыре. Петя поднял «Смену», но малыши его сразу заметили. Раскрыв рты, они уставились на фотографа, а маленькая девочка, до этого дружелюбно сыпавшая песок за воротник своему соседу, открыла пошире глаза. Бабушка ей говорила, что так лучше получается карточка.

          — Эх, вы! — сердито сказал Петя и опустил фотоаппарат.

          — Что же ты их не снимаешь? — спросил папа.

          — Снимешь, пожалуй! — ответил фотограф. — Мне надо, чтобы они играли, а они заметят фотоаппарат — все бросают и смотрят. Даже не улыбнутся...

          Петя не договорил: он увидел Лушу. Подпрыгивая и размахивая папкой для нот, она возвращалась с экзаменов в музыкальной школе. Петя нацелил «Смену» — и девочка мгновенно остановилась. Она вытянула шею, приподняла до самого подбородка папку с нотами, чтобы она получше вышла на фотографии, и застыла.

          — Да ты иди, как шла! — крикнул Азбукин.

          Луша обиделась:

          — Сам хотел сфотографировать, а теперь — «иди»! Нечего тогда обманывать. А то скажу вашей Лене, а она твоей маме...

          — Эх! — горестно махнул рукой Петя.— Ничего вы в художественной фотографии не понимаете. Мне надо снять фотоэтюд, а вы...

          В это время с крыши двухэтажного дома в другом конце двора раздался пронзительный свист. Так обращал на себя внимание известный на весь переулок голубятник и бездельник Илюха. Он только что поднял в небо своих турманов и сейчас сидел на крыше, свесив ноги. Илюха год назад бросил седьмой класс и с тех пор вел свободный образ жизни. Занят он бывал только летом в вечерние часы, когда помогал своей тетке торговать возле цирка цветами.

          — Эй, Петька, увековечь! — крикнул Илюха и подбоченился.

          Кадр с Илюхой, свесившим ноги с крыши, совсем не требовался Пете, но он щелкнул затвором...

          Пообедав в «Домовой кухне», Слава с отцом посовещались, как лучше провести остаток выходного дня. Можно пойти в детский парк и половить бабочек. Можно вернуться домой и убрать в квартире. Это ведь только в папиной сказке кто-то тайно пробрался к ним и все привел в порядок. На самом же деле полы в третьей квартире давно ожидали, когда их помоют. Славкины рубашки, которые он пачкал в детском саду, поджидали стирки. Сам папа давно собирался выяснить, кто в конце концов хозяин его письменного стола — он или книги и бумаги, наваленные на него кучей малой. Нужно было также пойти в книжный магазин и купить Славе учебники для первого класса. А можно махнуть рукой на все и отправиться в кино.

          — Так как же, Слава? — спросил отец, закуривая.

          Слава не видел особой разницы в прибранной квартире и неприбранной. И в той и в другой можно неплохо жить, и он ответил:

          — Давай махнем рукой!..

          Это означало, что он высказался за поход в кино.

          Отец сделал вид, что согласен со Славой, и воскликнул:

          — Правильно! Махнем рукой на это кино, всех фильмов не пересмотришь. Бабочки тоже пусть летают. А мы сделаем так: сейчас пойдем купим тебе мороженого (в этом месте поскучневшее лицо младшего мужчины немного просветлело) и займемся уборкой. А потом!.. Потом пойдем приобретать тебе «Букварь» и другие умные книжки. Договорились?!

          — Договорились, — невесело ответил Слава.

          Во дворе, пока мужчины ходили за мороженым, все шло своим чередом. Песочная башня у малышей рухнула. Илюха одной рукой держался за трубу, а второй размахивал шестом, подбадривая своих голубей. Петю Азбукина сгонял с пожарной лестницы дворник.

          — Дядя Николай, — упрашивал Азбукин, — я только разок щелкну. Вы знаете, какой отсюда ракурс получается!

          Но дворник знать ничего не хотел.

          — Ишь, куда забрался! Слазь живо! — требовал он.- А то сейчас метлой поддену — будет тебе и рак и ус!

          Во дворе все было в порядке, а Славку и отца ожидал сюрприз. Сказка, которую папа рассказывал про двух мужчин, неожиданно начала сбываться...

          Достав ключ из тайника под почтовым ящиком, отец открыл дверь и в изумлении остановился. Еще не просохший пол в прихожей сверкал непривычной чистотой. Сами мужчины его баловали и мыли ускоренным способом: сначала наливали на пол воду (это входило в обязанности Славы), потом сгоняли воду шваброй (это проделывал папа). После такого мытья оставалось много луж, а вот становился ли пол чище — неизвестно.

          — Бабушка приехала! — высказал радостную догадку Слава и крикнул: — Бабушка!

          Но квартира молчала.

          — Чудеса какие-то,— улыбаясь, сказал отец, когда они обошли обе комнаты своей квартиры и убедились, что таинственного помощника нет, а пол везде помыт, и помыт недавно.

          Славка потянул носом и кинулся на кухню.

          — Показалось,— разочарованно протянул он вернувшись.— Я думал, что борщом пахнет, а кастрюля пустая.

          — Чудеса! — повторил отец.— Давай покурим и подумаем, кто бы это мог сделать. Допустим, бабушка. Где лежит ключ, она знает. Тогда куда она делась?

          — Бабушка всегда гостинцы привозит,— возразил Слава, — а на кухне пусто.

          Верно, — согласился отец.— Бабушка с пустыми Руками приехать не могла. Кто же тогда?

          У отца шевельнулась одна догадка, но ему самому она показалась невероятной...

          —  Что же, Кузнечик, — сказал он, — теперь нам остается стирка. А там мы свободны, как вольные птицы. Выкатывай стиральную машину, а я пойду в кочегарку за горячей водой.

          Стиральную машину мужчины приобрели еще прошлой зимой, но до сих пор, пользуясь ею, заглядывали в инструкцию.

          — Так, так, - рассуждал отец, открыв инструкцию. – Глава четвертая:  «Подготовка белья к стирке». «Белье должно быть рассортировано...» Рассортировали... Дальше «Замочено в воде на четыре-шесть часов». Да... Замочить его мы забыли. Ну, не беда. Будем стирать незамоченное. Давай, Слава, бросай в бак свои рубашки и топи их без пощады. Стоп! Ты сколько рубашек бросил?

          — Две.

          — Тут говорится, что надо загружать не больше двух с половиной килограммов. Как ты думаешь, сколько весил твоя рубашка?

          Слава задумался. Так задумался, что на переносице появились складочки, но сказать, сколько весит его рубашка, не мог.

          — Эх, ты! — покачал головой отец.— Ты же их носишь, а не я.

          — Папа, а сколько весит твоя рубашка?

          — Постой. Вот таблица: «Вес отдельных предметов белья». Так… «Салфетка — пятьдесят граммов». Это нам не подходит. «Пододеяльник фасонный...» Не то. Ага! «Рубашка детская верхняя — двести граммов». Ты сколько штук бросил? Две? Топи остальные. Включаем!

          Машина загудела, отчаянно расплескивая воду.

          — Папка! — закричал Слава.— Закрывай крышку. Мы опять забыли ее закрыть!

          Началась паника. Машина гудела и плескалась пеной и водой. Слава и отец носились по кухне, отыскивая крышку. Ко всему в комнате требовательно зазвонил телефон. В эту трудную минуту папа наконец догадался и выдернул штепсель из розетки. Машина, фыркнув, затихла, лишь часовой механизм на ней сердито тикал.

          Папа кинулся к телефону, Слава за ним, но как только они протянули две руки к трубке, телефон замолчал...

          Наследив в комнате, вернулись на кухню и сразу увидели крышку: она, как ни в чем не бывало, стояла у стула.

          Сверились еще раз с инструкцией, водрузили крышку на положенное ей место. И вот машина опять заработала, на этот раз добросовестно стирая.

          — Милое дело,— присев на стул и облегченно вздохнув, сказал отец.— Вот что значит техника!

          Через час все, что требовалось, постирали. Еще через час прополоскали и, отжав, повесили во дворе сушиться.

          — Теперь идем за «Букварем»,— срифмовал отец.

          — Пап,— поинтересовался по дороге Слава,— а кто построил наш дом?

          — Как — кто? Рабочие.

          Слава, о чем-то раздумывая, прошел немного, потом опять спросил:

          — А фонтан?

          — Что — фонтан?

          — Кто его сделал?

          — Рабочие.

          — А автобус?

          — Тоже рабочие.

          — А кто сделал асфальт?

          — Рабочие, Слава. Дома, самолеты, конфеты, машины, рубашки, мороженое — все на земле делают рабочие люди.

          — А землю тоже рабочие сделали?

          — Вот землю — нет. Об этом ты узнаешь в школе.

          — Первого сентября?

          — Что — первого сентября?

          — Ну, узнаю про землю.

          — Нет, попозже.

          У книжного магазина, где продавались учебники для первого класса, пришлось постоять. Оказывается, многие малыши хотели знать про небо, про землю, про то, почему летает спутник и идет дождь. А для этого надо было сначала хорошо научиться читать и писать. Они покупали себе «Буквари», «Родную речь», «Арифметику» и «Русский язык».

          Стояли в очереди и некоторые Славкины знакомые из детского сада. Кое-кто из них важничал и делал вид, что не замечает Славу. Другие же, наоборот, радостно удивлялись. Так, Боба Сергунин воскликнул:

          — Славка, и ты записался в школу, да?!

          Вот чудак, как будто не знает, почему человек может стоять в очереди за «Букварем»!

          Новенькие учебники собирались посмотреть дома, но не утерпели, сели по дороге на скамейку и один за другим перелистали их.

          А вечером, засыпая, Слава сказал:

          — Папа, мы завтра поиграем в школу, ладно? Ты будешь учителем, а я учебником...

          Он, конечно, хотел сказать «учеником», этот маленький мужчина.

          — Поиграем, поиграем,— ответил отец.

          Он думал о Славкиной маме и о том человеке, который, наверно, помыл сегодня пол в их квартире.



          Жили-были


          От Автора

          Городской Дворец пионеров проводил конкурс на лучшую фотографию. Немало удивились члены жюри, когда вскрыли конверт с надписью: «Сюжет Пети Азбукина».

          На первом снимке крупным планом были сфотографированы мальчишечьи ноги в тапочках, торчащие из форточки.

          На втором — отчаянная потасовка. Причем дрались мальчики в пионерских галстуках, а помогала им кудрявая девочка. Петя Азбукин увековечил момент, когда она веником лупила по макушке одного из драчунов.

          На третьей фотографии красовалась обыкновенная, ничем не примечательная табуретка.

          На четвертой — пират не пират, разбойник не разбойник,— в общем, человек в маске, выглядывающий из ящика с надписью: «Для мусора».

          Пятый снимок показывал какую-то таинственную машину. Сначала члены жюри подумали, что это заурядные часы-ходики, однако очень уж много тянулось от них всяких цепочек и проводов. Сбоку, рядом с циферблатом, на котором значились только две цифры — 1 и 2, высовывалась большая шестеренка. А там, где на циферблате обычно бывает картинка, виднелись слова: «Адская машина». Какие уж тут ходики!

          Более или менее подходящим снимком был шестой. На нем девочка вытирала нос платком мальчику, наверное первокласснику, потому что этот небольшой мальчуган был в школьной форме и держал в руках портфель. Шестой снимок даже хотели поместить на выставке, назвав его «Заботливая сестренка», но когда взглянули на последнюю, седьмую фотографию, то раздумали: на седьмой фотографии милиционер держал за руку какого-то малыша. Члены жюри вгляделись в лицо этого малолетнего нарушителя и узнали того самого первоклассника, которому девочка вытирала нос. Да и девочка многим показалась знакомой. Перебрали снова весь «Сюжет Пети Азбукина» и увидели, что это она в драке орудовала веником. Повздыхали, повздыхали члены жюри, но помочь ничем не могли. Так ни одна фотография Пети Азбукина не попала на выставку. Но я заинтересовался ими. Петю я знал давно, мы с ним встречались в пионерском лагере на Утиной протоке. Прихватив с собой фотографии, я отправился к Пете в Садовый переулок и услышал не только про «Адскую машину» и сыщиков из мусорного ящика, но и про рабочего человека Илью Егорыча, узнал грустную историю о том, как ребята помогали бабке Касьяновне, узнал... Впрочем, узнал все то, о чем рассказано в этой книжке.

          Н.Д. Наволочкин

          ПЕТЯ АЗБУКИН

          ЖИЛИ-БЫЛИ МУЖЧИНЫ...

          ДВА ОЧЕНЬ ТАЙНЫХ СОВЕЩАНИЯ

          «АДСКАЯ МАШИНА» В ДЕЙСТВИИ

          НЕОБЫКНОВЕННЫЙ ДЕНЬ

          ТРЕВОГА

          ХОРОШЕЕ ДЕЛО - РАБОТА!

          ОПЕРАЦИЯ «КЛЮЧ»

          ЧЕРНАЯ МАСКА

          БУНТ ИГОРЯ

          РАБОЧИЙ ЧЕЛОВЕК ИЛЬЯ ЕГОРЫЧ




          ГЛАВА ВОСЬМАЯ


          Лающий мальчик. Ловцы жемчуга. Горн. В лагерь — на вертолете. Новый день

          Днем идти веселее, чем ночью. Это так же верно, как то, что получить пятерку гораздо приятнее, чем, допустим, двойку. Дорога, которой ночью, кажется, и конца нет, днем словно сжимается. Кочки и пеньки не лезут под ноги, а стоят как миленькие по своим местам. Идешь и удивляешься: и чего это кусты и деревья ночью казались такими таинственными? А сейчас видишь, что самый страшный куст, от которого шарахнулся в темноту, на самом деле высокий, весь в крупных цветах шиповник. Хоть стой и любуйся им.

          Ребята подходили уже к озеру, где стоял перемет на уток, как Борисов, шагавший за Киле, услышал какое-то странное шуршание и стрекотание. Он прислушался и решил, что исходит оно из рюкзака Павлика. Костя сказал об этом товарищу, но Павлик отмахнулся, что, мол, там может стрекотать. Однако через несколько шагов он остановился. За спиной в его рюкзаке что-то действительно шуршало. «Кто это туда забрался? — подумал Павлик, снимая рюкзак. — Возможно, забралась полевая мышка и теперь что-то в рюкзаке грызет». Осторожно расстегнул Павлик рюкзак и заглянул в него. Кроме полотенца, мыла, лески и крючков для удочки да еще носового платка, недавно постиранного лично Павликом, ничего в рюкзаке не лежало. А все эти вещи, как известно, не шуршат и не поскрипывают. Показалось, решили путешественники и направились дальше.

          Теперь все их разговоры касались только одного — как добраться до лагеря. Даже Павлик ни разу не подумал про рыбную ловлю, хотя места здесь были самые карасиные.

          — Может, попробуем переплыть на «Бор-Босе»? Он ведь остался в заливчике, — несмело предложил бывший капитан фрегата.

          Разжалованный баталер помолчал и ответил:

          — Придется попробовать. Только возьмем хорошие шесты и будем ими подгребать.

          Чем ближе подходили ребята к Морошке, тем торопливее они шагали. Что ни говори, а Морошка — дорога в лагерь.

          Вдруг приятели остановились: за мыском послышался собачий лай.

          — Бежим! — крикнул Костя, и мальчики пустились бежать навстречу лаю.

          Обогнув мысок, Костя и Павлик увидели приближающуюся лодку. В лодке сидели три паренька. Там же, наверное, находилась собака, потому что с лодки доносился лай. Лай был довольно странный, будто собака выгавкивала какой-то мотив:

          — Гав-гав. Гав-гав-гав. Ав-ав!

          И опять:

          — Гав-гав. Гав-гав-гав. Ав-ав!

          — Чего это она так лает? — поразился Костя. Павлик только развел руками.

          Вот лодка поравнялась с нашими путешественниками, и они разглядели, что лает... мальчик. Этот лающий мальчик сидел на корме и держал рулевое весло.

          — Может, он балуется? — шепнул Павлик.

          Однако, на баловство все это мало походило. Лодка медленно плыла против течения, и все трое ребят, находившиеся в ней, казались вполне серьезными. Один из них сидел за веслами, он уже, видимо, устал, греб вяло и часто бороздил то одним, то другим веслом. Тот, что сидел на корме, хрипло лаял: «Гав-гав. Гав-гав-гав. Ав-ав!» На дне лодки, посматривая в воду, сидел третий мальчишка и держал странные широкие грабли с длинными изогнутыми железными зубьями.

          — Эй, вы! — окликнул Павлик.

          Мальчишки обернулись на крик. Тот, что сидел на корме, на секунду запнулся и опять стал гавкать.

          — Может, он сумасшедший? — высказал беспокоившую его мысль Костя и повертел возле виска пальцем.

          — Ничего, — ответил Павлик и махнул ребятам. — Подъезжайте сюда!

          Лающий рулевой завернул лодку, и она причалила к берегу. Только тогда рулевой перестал гавкать. С минуту мальчишки рассматривали друг друга, потом Костя спросил:

          — Вы кто?

          Ребята в лодке переглянулись, и тот, что лаял, важно ответил:

          — Ловцы жемчуга!

          — Ну уж! — усомнился Костя.

          — А это ты видел? — ткнул рулевой ногой в кучу больших продолговатых ракушек.

          Костя читал, что в далеких южных морях есть ракушки-жемчужницы, за ними ныряют ловцы жемчуга, прихватив с собой острый нож против акул, но чтобы здесь, рядом с пионерским лагерем, водились жемчужницы, — в это он поверить не мог.

          Увидев, что их новые знакомые сомневаются, паренек с граблями сказал:

          — Пашка, покажи ему.

          Рулевой важно полез в карман, долго со значением копался там и наконец достал спичечный коробок. Из него он вынул бумажку и, развернув ее, показал пионерам круглый, чуть приплюснутый камушек величиной с сухую горошину.

          — Смотри, если понимаешь, — произнес он.

          Камушек на его ладони поблескивал матовым, чуть голубоватым блеском.

          — Вот это да! — выдохнул Костя. — И это настоящий жемчуг?

          — Первый сорт, — ответил гребец.

          — Как же вы ныряете в такую холодную воду? — спросил Костя, вспомнив, как они с Павликом попробовали купаться на песчаной косе Морошки, когда вчера утром впервые вышли к ее берегу.

          — Мы не ныряем, — ответил гребец.

          — А как достаете ракушки?

          — А это ты видел? — показал паренек, сидевший посреди лодки, на грабли. — Бороздим ими по дну, где колонии ракушек. Ракушка лежит раскрытая, если зуб граблей попадет между створок, она цепляется.

          — И что, в каждой жемчужина?

          — Ага, в каждой, — ответил Пашка-рулевой, посматривая хитрыми глазами.

          Но паренек, гребец, сказал:

          — Болтает он. Мы за неделю только одну и нашли.

          — Это из-за одной жемчужины вы столько ракушек погубили! — рассердился Павлик.

          — А как ты думал... — начал Пашка-рулевой, но его перебил паренек с граблями.

          — Чудак, да мы створки-то ракушек сдаем. Знаешь, сколько в них перламутра? Мы из-за перламутра их и ловим, а жемчужины редко попадаются, — вздохнул он.

          — А чего он у вас лаял? — Костя показал на рулевого.

          Ловцы жемчуга посмотрели друг на друга и прыснули. Потом мальчик с граблями объяснил:

          — Это он по уговору. Грести-то против течения тяжело, никому не хочется. Вот Пашка и говорит: «Давайте, пока я буду лаять, вы меня не будете заставлять грести». Вот и тявкает от самой Краснокуровки. А вы откуда здесь взялись?

          Пришла очередь наших друзей рассказывать о своих приключениях.

          — Так это вас по всей Морошке ищут?! — воскликнули ловцы жемчуга. — Как мы сразу не догадались! Нас уже два раза останавливали. Спрашивали, не из лагеря ли мы, да как нас зовут. Пашку у нас чуть не отобрали, говорят: «В лагере тоже Пашка пропал».

          — Так бы я и поехал, — недовольно сказал Пашка-рулевой.

          — Садитесь скорей, мы вас отвезем.

          Путешественники, довольные, что их приключения оканчиваются, уселись в лодку. Павлик сменил на веслах гребца, который хотя и сказал: «Ладно, я сам», но уступил с удовольствием.

          Не успели отчалить, как Пашка поинтересовался, в чьем это рюкзаке слепни в спичечном коробке шуршат. Павлик тут же схватил свой рюкзак, открыл у него карман и вынул оттуда спичечный коробок.

          — Как ты догадался? — удивленно спросил он. — Мы дорогой слышим — кто-то шуршит, а кто, догадаться не можем.

          — Я такой, — ответил важно Пашка. А потом уже серьезно сказал: — Думаешь, ты один слепней для наживки в спичечном коробке держишь? Мы тоже так.

          История с шуршанием и жужжанием завершилась. Лодка быстро заскользила по течению. Костя взял тяжелую черную ракушку и принялся ее рассматривать. Ракушка была как ракушка, только продолговатая и тяжелая.

          — В этой уже смотрели, может, есть в ней жемчужина? — поинтересовался он, пытаясь раскрыть створки.

          — Дай-ка, — взял ракушку Пашка-рулевой; Посмотрел на нее, постучал пальцем, послушал и говорит: — Есть, две штуки.

          — Да брось ты, — перебил его паренек с граблями. — Не знаем еще. Так ее не раскроешь, нож надо. Мы их дома в котел с горячей водой бросим, они сами пораскрываются.

          Показалась Морошка, и сразу же ребята ясно услышали раскатистый звук горна. Костя вскочил, Павлик опустил весла и достал горн. Конечно же, это горнил Никита, и ему надо скорее ответить. И пионеры, и хозяева лодки стали смотреть на противоположный берег реки. Сначала горниста не было видно, но вот из-за кустов тальника, на которые как раз налетел ветерок и они стали словно седые, показалась цепочка ребят. Павлик поднял горн и затрубил.

          Маленькие человечки на том берегу остановились. Павлику и Косте казалось, что друзья из родного лагеря сразу узнают, что это едут они, Борисов и Киле. Но в первом отряде никто не догадывался, что Никитин горн, доставивший ему столько переживаний, находится у Павлика, поэтому пионеры стояли и выжидающе смотрели на пересекавшую реку лодку. Но вот Терешка взвизгнул, кинулся в воду и поплыл навстречу лодке. Тогда и пионеры посыпались с другого берега к реке и замахали руками.

          — Костя! Эге-гей! Ты не утонул? — закричал громче всех Никита.

          — Ребята! — улыбаясь и сияя, кричал Костя, размахивая слетевшей с ноги сандалией.

          Сандалия выскользнула из руки и шлепнулась в воду, но Костя не обратил на это внимания, как будто у него в запасе хранилось еще десять таких же.

          Подплывшего Терешку затащили в лодку, и он в благодарность принялся отряхиваться, осыпая мальчишек брызгами.

          Еще раз лихо гребанул Павлик, и лодка пристала к берегу. Костю и Павлика обступили друзья.

          Ида Сергеевна, приготовившая на этот случай строгую нотацию, забыла про нее и улыбалась вместе со всеми. К ней тут же бросился Терешка, пытаясь ее лизнуть, как будто не Павлик и Костя терялись, а Ида Сергеевна. Терялась, а сейчас нашлась.

          Пока шли первые беспорядочные расспросы, к берегу подошла моторная лодка краснокуровского милиционера дяди Гоши. Он тоже присоединился к общему торжеству, а Косте и Павлику даже отдал честь.

          — Ну, орлы, в лагере поговорим, — сказал Семен Петрович, — а сейчас строиться и — домой.

          Не успел первый отряд построиться, как к берегу завернул катер леспромхоза.

          — Нашли? — спросил в рупор старшина катера.

          — Вот они! — подтолкнули пионеры к берегу путешественников.

          — Живые, здоровые? Помощь не нужна?

          — Нет, все в порядке, — ответил Май Петрович: ведь здоровье — это было по его части.

          — Ну, счастливого пути! Приходите к нам в гости, — крикнул на прощание старшина, поглядывая на Иду Сергеевну.

          — Придем, обязательно придем! — хором ответил первый отряд.

          Катер развернулся и помчался в леспромхоз. Простился со всеми и милиционер дядя Гоша. К радости ловцов жемчуга он взял на буксир их лодку, не придется сегодня рулевому Пашке ни лаять, ни грести.

          Тут и первый отряд зашагал в лагерь.

          Костя пытался идти в одной сандалии — вторая-то утонула, но потом скинул и ее.

          Не прошли ребята и ста шагов, как в небе раздался гул мотора и над ними повисла большущая стрекоза — вертолет лесной охраны. Вертолет сдвинулся немного в сторону и стал опускаться на луг.

          Нарушив строй, первый отряд бегом кинулся к нему. Огромные лопасти винта еще продолжали медленно вращаться, а из кабины уже выпрыгнул командир вертолета.

          — Нашли? — спросил он.

          — Нашли, — ответили ребята.

          — Нашли! — крикнули Костя с Павликом.

          — Вы это, что ли? — почему-то догадавшись, спросил командир.

          — Они самые!

          Командир, который, как говорят, сам бывал мальчишкой, строго нахмурился, потом негромко, как бы раздумывая, сказал:

          — Подвезти вас, что ли?

          Тут поднялся такой радостный крик, что Ида Сергеевна зажала уши.

          — А поместимся? — уточнил Ваня Конденсатор, когда ребята немного угомонились.

          — Войдете, — заверил летчик. — Я целый отряд парашютистов-пожарников могу взять, если лес загорится, а они потяжелее вас.

          Пять минут усаживались пионеры и летели только пять минут, а может быть, и меньше. Качнулась и уплыла вправо Морошка, извилистым пояском сверкнула внизу протока Утиная, побежали наперегонки домики лагеря — и вертолет мягко опустился на лагерное футбольное поле. Терешка в вертолете все собирался заскулить и не успел.

          — Прошу, — торжественно произнес командир вертолета. — Прибыли!

          А к вертолету, топоча шестьюдесятью ножонками, уже бежал шестой отряд. За ним, размахивая книжкой «Конек-Горбунок», торопилась вожатая Аня. А за ней цепью, словно в атаку, стремительно двигались начальник лагеря, повариха тетя Настя и ребята из разных отрядов.

          Так окончилось путешествие Кости и Павлика, начатое сутки назад на фрегате «Бор-Бос». Окончилось без потерь, если не считать, что у капитана, фрегата Кости Борисова утонула сандалия с левой ноги...

          ***

          — Тур-ду-ту-ту! Поднимайся, пионерия! — разносится над лагерем песня горна, того самого горна, что путешествовал на славном фрегате «Бор-Бос» водоизмещением в два бревна, а сейчас находится опять в надежных руках лагерного горниста Никиты Козлова.

          — Гав-гав! Поднимайтесь, друзья! Посмотрите, какое славное солнечное утро! — лает Терешка.

          Один за другим выбегают отряды на зарядку, где их, разминаясь на перекладине, ждет физкультурник Семен Петрович. А другой Петрович, Май Петрович, думает, не устроить ли сегодня медицинский осмотр первому отряду.

          Но этим замыслам Мая Петровича не суждено осуществиться: Ида Сергеевна после завтрака уведет первый отряд в колхоз «Рыбак» на прополку картофеля.

          Не удастся Маю Петровичу осмотреть и второй отряд, — уйдет отряд на экскурсию в леспромхоз. Все будут довольны этим походом: и вожатая, и пионеры, и рабочие леспромхоза. Один только старшина катера не будет доволен. Ему почему-то хотелось, чтобы пионеров привела Ида Сергеевна. Но ведь так нельзя сделать, чтобы все, абсолютно все были довольны. Вот, например, радист с метеостанции Алеша так и не успел найти пропавших Костю и Павлика. По дороге ему встретился милиционер дядя Гоша и объяснил, что он опоздал. Ясно, что Алеша тоже был недоволен.

          Тогда, может быть, третий или четвертый отряды поступят в распоряжение Мая Петровича?

          Нет. Третий отряд едет с рыбаками колхоза ставить заезок и есть знаменитую рыбацкую уху.

          Четвертый отряд будет собирать гербарий в подарок своему городскому Дому пионеров.

          Остаются в лагере только пятый и шестой отряды, но их Май Петрович уже много раз осматривал, да и надо же шестому отряду когда-нибудь дочитать сказку про Конька-Горбунка.

          — Тур-ду-ту-ту! — поет горн.

          Начинается новый пионерский день, день новых дел и удивительных приключений.

          Предыдущая глава  В содержание 



          ГЛАВА СЕДЬМАЯ


          Записка. Утки на перемете. Браконьер. Двое в черных трусах

          В оконце избушки бестолково колотились слепни. В избушке стоял полумрак, а на улице сияло солнечное утро и слепни стремились туда, на омытый ночным дождем зеленый простор. Они бились о стекло своими глупыми головами и не понимали, что это такое не дает им лететь.

          Сердитое жужжание разбудило Павлика. Он открыл глаза, увидел слепней и подумал, что их надо собрать в спичечную коробку — хорошая будет наживка для рыбалки. Решив этот немаловажный рыбацкий вопрос, Киле осмотрелся. Дед куда-то ушел, его начальник Костя еще спал, зарывшись головой в пахучее сено, печка, которая наловила деду сомов, стояла на месте. Павлик потихоньку поднялся, приоткрыл дверь и, потянувшись, с удовольствием вдохнул чистый воздух раннего утра.

          — Вставай, капитан! — крикнул он, собирая с окна слепней.

          Костя приоткрыл один глаз, потом второй и уселся на сене. Он выспался, отдохнул, к нему вернулось хорошее настроение и жажда новых приключений.

          — Здорово! — воскликнул он. — Вот это да! Сейчас мы с тобой еще что-нибудь придумаем!

          Но Павлик вернул его к самым обычным делам.

          — Надо сначала умыться, пошли-ка на озеро, — позвал он.

          Вода в озере оказалась теплой, как парное молоко. Ребята вдоволь побарахтались в ней, поплавали и, довольные, выбрались на берег.

             Солнце незаметно поднималось. Неподалеку, на мелководье, перелетали с места на место и пересвистывались кулики. Над фиолетовой ложбинкой, густо поросшей цветущими ирисами, трепыхался на одном месте жаворонок и звенел не смолкая, чтобы весь мир знал, как ему хорошо. Можно было целый день стоять тут у озера, слушать и смотреть по сторонам, и каждый раз замечать что-нибудь новое. Даже у самых ног, если присмотреться, открывалось все время необычное. Вот Костя чуть не наступил на какую-то травку, удивительно похожую на крошечную елочку. Но он вовремя ее углядел и нагнулся, чтобы потрогать пальцами.

          Самая же обыкновенная кочка оказалась не просто кочкой, а мышкиным домом. Под нее вела норка с утоптанной тропкой. Мышки дома не оказалось. На сырой после дождя земле ясно отпечатались ее следы — из норки к травке-елочке, от елочки в густую траву.

          — А домой — в лагерь!.. — вспомнил Павлик, и друзья побежали к избушке.

          Дед еще не вернулся. На столе под газетой мальчишки нашли два куска вареного сазана, жестянку с солью, пучок дикого лука и разрезанную тоже на две части краюху хлеба.

          — Хороший дед, — сказал Костя, пережевывая сазана, — это он для нас приготовил.

          Павлик пододвинул к себе банку с солью и увидел под ней сложенный вдвое листок из школьной тетради.

          — Записка, что ли? — удивился он.

          Костя выхватил у него из рук листок и прочитал написанные крупными буквами слова: «Ждите. Скоро приду. Ушел по важному делу».

          — Подождем, — согласился Костя.

          Скоро от рыбы остались одни кости, а от хлеба не осталось и крошек. Хозяин избушки не возвращался. Путешественники уложили рюкзаки, в свой Павлик засунул горн, и они вышли на улицу. Посидев немного на бревне, занесенным прошлогодним наводнением, ребята услышали один за другим два выстрела.

          — Наверное, дедушка стреляет, — сказал прислушиваясь Павлик. — С чего бы это он? Пойдем, посмотрим.

          Костя согласился, и мальчишки отправились в ту сторону, откуда донеслись выстрелы. По дороге им попалось небольшое озерко, где, по мнению Павлика, могли водиться караси, но деда здесь не оказалось. Чуть дальше приятели увидели еще одно озеро и, раздвигая траву, стали продвигаться к нему,— может, где-нибудь там сидит старик со своими удочками.

          У самого берега Киле высунулся из травы и сразу присел, шикнув на Костю, шумно шагавшего за ним. Костя тоже присел и через плечо Киле взглянул на озеро. Совсем рядом на воде как-то странно, на одном месте, плескались две утки. Они ныряли, били по воде крыльями, но не взлетали.

          Понаблюдав за утками несколько минут, Павлик встал, ожидая, что птицы сейчас же взлетят, но они только еще сильнее захлопали по воде крыльями. Зато под другим берегом из камышей разом вспорхнули еще две утки и над самой травой потянули к дальним лугам.

          — Это их рыбы какие-нибудь держат, — предположил Костя.

          — Придумал! Двух-то сразу?!

          — Чего ж они не летят?

          Павлик только пожал плечами и крикнул:

          — Кыш! Кыш вы, пернатые!

          Друзья принялись кричать, махать руками, но странные птицы не улетали.

          — А, — сказал Костя, — это их кто-нибудь привязал. Подсаживают же охотники домашних уток, чтобы они подманивали диких. — И Борисов снисходительно взглянул на недогадливого товарища.

          — Что ты! Сейчас нельзя охотиться! Я же тебе говорил, — ответил Павлик и стал раздеваться.

          Раздвигая листья кувшинок, Павлик побрел к ближней утке. Она нырнула, но сразу же показалась над водой.

          — Лови ее! Хватай! — кричал с берега Костя.

          Павлик сделал еще несколько шагов по илистому дну и протянул руку. Утка опять ушла под воду, но Павлик захватил рукой поводок.

          — Снимай ее и тащи сюда! Чего ждешь? — приплясывал в нетерпенье на берегу Костя.

          — Снимешь ее! Она, знаешь, как крючок заглотнула, никак не отцепишь.

          Из двух уток Павлику удалось освободить только одну. Испуганная птица, взбороздив воду, полетела к Морошке. Вторую пришлось отпустить вместе с крючком. Для этого, весь обрызганный водой, Киле сходил на берег, взял складной ножик и отрезал поводок.

          Костя ругал приятеля, называл его растяпой, думая, что утка вырвалась у Павлика из рук. Маленький нанаец невозмутимо выслушал его и снова сказал, что сейчас нельзя охотиться — утки выводят птенцов.

          — Мы бы живую утку в лагерь притащили, — негодовал Борисов. — Экспонат был бы. Эх, ты!

          — А что такое «экспонат»? — поинтересовался Киле.

          Несмотря на то, что рассерженный начальник экспедиции не ответил, звучное слово понравилось Павлику, и он несколько раз с удовольствием повторил: «экспонат, экспонат...» А потом сказал, что перемет в озере не на рыбу. Костя не поверил.

          — Скажешь еще, — хмыкнул он. — А кого ж тогда им ловить? Лягушек, что ли, или крокодилов?

          — Этот перемет на уток. Там на каждом поводке поплавок и крючки, как якоря, двойные, — объяснил Павлик, и добавил: — Сейчас я тебе тоже скажу одно слово — «браконьер». Слышал? Перемет поставил браконьер. Надо скорее разыскать нашего деда и сказать ему. Пусть поймает этого браконьера.

          Еще с полчаса пробирались путешественники туда, откуда донесся выстрел. Солнце начало припекать, и обожженная еще вчера спина Кости сразу это почувствовала, особенно под лямками рюкзака. Деда нигде не было видно, и ребята хотели возвращаться к избушке, как опять, казалось совсем недалеко, прогремело сразу несколько выстрелов. За густыми зарослями тальника не разглядеть, кто стреляет, и друзья побежали прямо на звук.

          Исцарапав ноги о шиповник, они выбрались на берег и увидели на середине залива лодку и стоявшего в ней человека. Они хотели окликнуть его, но человек тут же сел и торопливо начал грести веслами, направляя лодку к противоположному берегу. К тому же месту, вдоль залива, бежали двое в черных трусах. Но человек на лодке опередил их. Причалив, он выскочил на песчаную косу, похватал лежавшие там у костра какие-то вещи, бросил их в лодку и, оттолкнувшись веслом, стал пересекать залив.

          — Ложись, — с присвистом шепнул Павлик: — Это он!

          — Кто «он»? — повалившись рядом, спросил Костя.

          — Браконьер...

          Прижавшись к земле, Костя взволнованно думал: дело нешуточное, они выследили живого браконьера и, может быть, поймают его и под конвоем приведут в лагерь. Ясно, что после этого сам начальник лагеря не посмеет их ругать, а если догадается, то на линейке, перед строем, даже объявит им благодарность. А вдруг и в газете напечатают заметку: «Пионеры задержали браконьера...» Любил помечтать Костя Борисов.

          Браконьер же, перестав грести, перегнулся через борт и что-то там рассматривал или собирал.

          — Видишь, — шепнул, не отрывая взгляда от человека на лодке, Павлик, — он не стрелял, а глушил рыбу, а сейчас собирает.

          — Что, будем его ловить?

          — Придется, — вздохнул Киле,

          А двое в черных трусах, больше на них ничего не было надето, добежали до того места, куда приставала лодка, запрыгали там, замахали руками и закричали: «Стой, стой! Отдай!» — и что-то еще, а потом кинулись вдоль берега, огибая залив.

          Да, странные события разворачивались на пустынном берегу залива... Костя Борисов и Павлик Киле теперь не сомневались, что человек в лодке и те двое — одна шайка. Что-то не поделили и теперь гоняются друг за другом.

          А тот, что находился в лодке, удобно уселся и сильными гребками погнал ее как раз к тому месту, где затаились пионеры. Чем ближе подъезжал человек, тем меньше это нравилось Косте. Какой он, молодой или старый, сразу не разглядишь, браконьер сидел спиной к мальчикам, но спина эта казалась широкой и сильной, попробуй захвати такого. А тут еще Борисов рассмотрел на носу лодки ствол ружья и тихонько начал отодвигаться за талину с длинными густыми корнями, висевшими нечесаными космами.

          Совсем немного не доехав до притаившихся ребят, человек повернул лодку и поплыл вдоль берега. И тогда изумленные друзья узнали в браконьере так гостеприимно приютившего их старика.

          — Давай за ним! — шепнул Павлик. Приятели отползли немного от берега и, пригибаясь, стали пробираться вслед за лодкой.

          — Так вот зачем он избушку в стороне от людей поставил, Кащей бессмертный! — ругался Павлик. — Это он здесь рыбу глушит. Кету, наверное, ловит, когда она икру метать идет. Ну погоди...

          — Павлик, а как мы его, Кащея этого... схватим?

          — Не отставай, там увидим...

          Лодка пристала к пологому, поросшему камышом мыску. Ребята залегли за кустом колючего боярышника, от которого до лодки оставалось шагов двадцать, и замерли.

          Костя посматривал то на старика, то на его ружье и думал, что лучше не связываться с дедом. Как такого захватишь? Полезешь — он надает по шеям. И на другую сторону Морошки не перевезет. Какой уж тогда лагерь, лишь бы ноги унести. А то возьмет и пристрелит. Место здесь глухое...

          Отсюда, из-за густого куста боярышника, хорошо было видно, как двое в черных трусах все еще пробирались вдоль берега. Сейчас они уже не бежали, а устало брели через кочки в самом конце залива.

          Старик торопился. Он достал было кисет с табаком, но, увидев уже обогнувших залив тех двоих, сразу сунул кисет в карман. Перейдя в нос лодки, он выбросил на берег башмаки, штаны, рубашки, котелок, что-то еще. Потом сам перешагнул из лодки на песчаный мысок и принялся укладывать все эти вещи в мешок.

          Павлик тронул Костю за руку и зашептал:

          — Давай так: как он взвалит мешок на плечи и пойдет — мы за ним. Выберем место и набросимся сзади, свалим и свяжем.

          — Ладно, — нехотя согласился Костя. — Только куда мы его потом денем?

          «Да-а, — подумал Павлик, — куда потом девать деда? Такого здорового далеко не утащишь. Может, лучше закрыть его, когда он вернется в избушку, а самим скорее в лагерь? Так он дверь выломает и уйдет. Да и как в лагерь попасть?»

          Закусив губу, Киле со злостью смотрел на старика. «Хоть камнем в него запустить, что ли?» И тут взгляд Павлика остановился на ружье. Мальчик чуть не вскрикнул.

          — Слушай, капитан, — в самое ухо товарищу зашептал он. — Как только Кащей отвернется, я выскочу и схвачу ружье. Тогда он у нас никуда не денется. Под ружьем-то он нас до самого лагеря довезет.

          Отчаянный план Павлика понравился Косте.

          — Здорово! — одобрил он. — Вот это будет приключение! Давай выскакивай!

          Но старик стоял лицом к лодке, и Павлик выжидал. Ребята затаили дыхание и наблюдали, как дед уложил, наконец, вещи, а их оказалось немало, достал кисет и принялся свертывать самокрутку. Ногой Павлика заинтересовались муравьи и бегали по ней, как по родному муравейнику. Ну еще бегали бы просто — ладно, а то щекотали ногу своими усиками. Очень уж хотелось брыкнуть этой ногой или сбросить муравьев другой, но как тут пошевелишься. Косте тоже приходилось терпеть. Ему в бок уперся сучок, но Борисов боялся сдвинуться с места.

          Наконец старик накурился, он смотрел уже не на лодку, а вдоль залива. Двое в черных трусах к этому времени преодолели половину дороги от конца залива до места, где стояла лодка, топтался дед-браконьер и томились за кустом пионеры. Они, эти двое, опять бежали и кричали: «Отдай!» и что-то похожее на «будем» или «забудем».

          Пока те двое не подбежали, надо было действовать.

          — Давай! — подтолкнул Костя друга. — Быстрее!

          До этого Павлику казалось, что захватить ружье очень просто: вскочил, подбежал, схватил — и все! Минута сейчас наступила самая подходящая, но Киле медлил. Что ни говори, а страшно нападать на взрослого человека.

          — Ну чего ждешь? Беги! — понукал Костя.

          Павлик приподнялся и сейчас же снова припал к земле. Старик, ничего не подозревая, приподнял битком набитый мешок, встряхнул его и опустил на траву. Решившись, Киле бросился к лодке.

          Услышав топот, дед обернулся и с недоумением уставился на мальчишку, схватившего его двустволку.

          В первое мгновение Павлик не мог ничего сказать. Сердце его тревожно колотилось. Он сам удивился своей смелости и не знал, как называть старика: на «ты» или на «вы»? Вообще-то дед — браконьер, нарушитель государственных законов, и с ним честному рыбаку, такому, как Павлик из рода Киле, нечего церемониться. В то же время он — пожилой человек, а старших надо уважать. Потом ведь он приютил их в своей избушке, а мог бы не пустить, прогнал бы — и все. Значит, что-то доброе в душе у деда сохранилось и его еще можно перевоспитать...

          Выручил Павлика Костя. Увидев, что настоящее двуствольное ружье, которое могло быть и заряженным, находится в руках у его друга, Борисов почувствовал необычайную смелость. Он выскочил из-за боярышника и заорал:

          — Руки вверх! Вы арестованы!

          Грозный окрик Кости привел растерявшегося старика в себя. Он спокойно уселся на мешок и сказал:

          — А, пионеры! Проснулись, значит? А я как раз о вас вспоминал. Думал, закончу тут свои дела, да и пора везти парнишек. В лагере-то, поди, заждались.

          Теперь растерялся Костя. Он поглядывал то на своего приятеля, не опускавшего ружье, то на улыбающегося деда и не знал, что дальше делать.

          Наглость браконьера разозлила Павлика. Колебания его кончились, и он строго произнес:

          — Разве честный человек будет уничтожать уток, когда они высиживают птенцов, а?

          — Ишь ты, правильно говоришь, — добродушно сказал старик. — Да ведь я их не убивал. Какой я убивец? А ты отпусти ружье-то, отпусти. Ружье у меня хоть и не заряжено, а ты нанаец, значит, охотник, и должен знать, что даже незаряженное ружье иной раз выстрелить может.

          — Ладно, потом разберемся — продолжал наседать Павлик. — А вам, старому человеку, разве не известно, что рыбу глушить нельзя? Вы браконьер, вот вы кто!

          — И мы вас арестовываем, — поддержал из-за спины Павлика Костя.

          — Ладно, парнишки, — сказал дед, — мужики вы, я вижу, серьезные. Сейчас мы с вами настоящих браконьеров задержим. Это они в заливе рыбу глушили. Я еще на заре взрывы услышал и пошел посмотреть, кто здесь озорует. А может, они и перемет на уток поставили...

          Пока ребята и дед выясняли отношения, двое в черных трусах уже подбегали к лодке. Шагах в десяти они остановились, потоптались на месте босыми ногами и, поглядывая то на мальчишку с ружьем, то на старика, заканючили:

          — Дедушка, отдай нашу одежду, мы больше не будем...

          Сейчас Костя и Павлик хорошо рассмотрели эту пару в черных трусах. Оказались они тоже мальчишками, только чуть постарше Кости.

          — Никуда ваши портки и рубашки не денутся, — строго заметил дед. — А сначала мы с пионерами снимем с вас допрос по всем правилам. А ну, подходи по одному! А ты, парень, — обратился он к Павлику, — в случае чего — пали, не жалей патронов!

          — Да мы не убежим, — заверил один из мальчишек и подступил поближе. — Я же, дед, свой... наш — деревенский. Гошка я. Вы ж меня знаете. Я, когда поменьше был, на вашей калитке любил кататься, а вы меня гоняли. Помните?

          — Может, и помню, — сказал дед. — Да ты все равно для порядку сообщи нам свою фамилию.

          — Так Горшков я. Сосед ваш Гошка Горшков.

          — Понятно, — хитро посмотрел на него старик. — А это кто ж с тобой, такой отчаянный?

          — Так Илюха это, городской, он, к бабке Марье Ивановне на каникулы приехал. Тетка она ему...

          На отчаянного парня Илья в этот момент никак не походил. Он тер плечи и почесывал спину, покусанную мошкой, и тревожно посматривал на деда и его спутников.

          Павлик опустил, наконец, приклад тяжелого ружья на землю и рассматривал Илюху и Гошку. Мальчишки как мальчишки, и надо же — закоренелые браконьеры! А Костя узнал Илюху. Жил он в соседнем дворе вместе с Петей Азбукиным, держал голубей, выпрашивал у всех знакомых книжки про шпионов и про охоту. Больше Костя о нем ничего не знал, потому что Илья учился в другой школе.

          — Значит, Марьи Ивановны племяш? — продолжал допрос удобно восседавший на мешке дед. — Так что же вы, земляки, здесь поделывали?

          — Браконьера выслеживали, — заявил Гошка Горшков и почесал живот. — Ты отдай нам, дед, хоть штаны да рубахи. Мошка донимает...

          Дед будто не слышал, что Гошка говорит про штаны и рубахи, и продолжал допрос:

          — Какого же это, любопытно мне, браконьера? — спросил он.

          — Так водомерщика Игната. Он рядом с Марьей Ивановной живет. А Илья, как на каникулы приехал, сразу и заметил, что жена Игната уже третий раз диких уток щиплет, аж перья летят к Илюхиной тетке в огород. Сам-то Игнат на лодке без ружья ездит, вот мы и решили его выследить, чем же он их промышляет.

          — Игнат, говоришь? — старик задумался, посмотрел на Павлика и Костю, подмигнул им и спросил у Гошки Горшкова: — Так, так, а кто же в заливе рыбу глушил, тоже Игнат?

          — Мы, дед, рыбу не глушили. Мы гильзы в костре рвали.

          — Какие еще гильзы?

          — Что все я да я, — возмутился Гошка. — Илюхины гильзы, пусть он и расскажет.

          — И то верно, — согласился дед. — Давай, Илья, подходи поближе и всю правду выкладывай.

          — Они у тетки в кладовке хранились. Еще от дядьки остались, — заговорил до этого молчавший Илья. — Патроны эти лежали, пороху там немного и пистоны есть.

          — Зачем же вы их рвали? — допытывался старик.

          Гошка и Илья переглянулись, помялись немного и Гошка сказал:

          — Да мало ли зачем... Ночью кто-то по кочкам топал. Мы и решили два патрона рвануть. А потом так просто... Интересно же...

          — А еще тренировались. Вдруг браконьер покажется, а мы его взрывами от залива отпугнем,— добавил Илья.

          — А если бы поранило вас, — рассердился дед, — покалечило кого?

          — Мы, дед, издаля их в костер швыряли. А утром бросили в последний раз и побежали на песчаное место купаться. Тут ты нагрянул и нашу одежду похватал.

          — Вот оно как! — рассмеялся дед. — А я думал — вы там рыбу глушите...

          Заулыбались и Костя с Павликом, только Илья и Гошка смотрели на них выжидательно, с ружьем все-таки, да еще пионеры из лагеря.

          — Ну что, помощники, вернем им обмундирование? — спросил для порядка старик у пионеров и вывалил из мешка Илюхину и Гошкину одежду.

          Те кинулись было к ней, но дед их остановил:

          — Ишь, шустрые какие, я сам вам все выдам. Вот ваши портки, вот рубахи, кепки, — приговаривал он, подавая мальчишкам одежду. — Это Гошкины кеды. Я их след знаю. Ты в них на речку через мой огород носишься. Потопчешь как-нибудь ботву у огурцов, ох будет тебе... А это, значит, Илюхины сапоги, — подал он городскому гостю длинные резиновые сапоги. — Вот ваш котелок... Уху-то варили?

          — Нет еще, — сознался Гошка. — У нас на том берегу закидушки еще с вечера стоят. Проверять пора.

          — Беда мне с вами, — ворчал дед. — Какой же рыбак поставит на ночь снасти и вместо того, чтобы утром их проверить, купаться припустит?

          Он вынул из мешка сумку с хлебом, колбасой и подал мальчишкам. Потом достал патронташ, полный пустых гильз. Посмотрел на Павлика, будто ища у него понимания, и строго произнес:

          — Так что ж вы мне голову путаете? Патроны, мол, в костер бросали... Раз патронташ есть, значит, и ружье где-то припрятано. Неужто на том берегу бросили?

          Павлик опять взял дедову двустволку на изготовку. Казалось, Илья и Гошка Горшков полностью оправданы, а тут оказывается не все еще ясно.

          Но мальчишки в один голос ответили:

          — Не было, дед, ружья, — говорили они «дед», а сами смотрели на Павлика с ружьем.

          Илья же для полной ясности добавил:

          — Патронташ я у тетки взял, а дядькиного дробовика давно нет.

          — А и правда, нет у Марьи ружья, — припомнил старик и, перевернув мешок, вытряс из него какую-то сумку с ремешками и петельками. — Смотри-ка ты, и ягдташ прихватили.

          — А что такое ягдташ? — шепотом спросил Костя у Павлика. Так же вполголоса Павлик ответил, что ягдташ — это охотничья сумка, только настоящие охотники ее не носят, зачем перед каждым встречным-поперечным добычей хвалиться, а у ягдташа дичь подвешивается к ремешкам, идешь ты, а она сбоку болтается.

          Гошка, в своих кедах, застиранном синем спортивном костюме и кепке, ничем бы не выделялся среди других мальчишек в пору летних каникул. Зато Илья, когда натянул великоватые ему болотные сапоги с отвороченными до колен голенищами, застегнул на поясе патронташ и перекинул через плечо ягдташ, удивил своим видом не только Павлика с Костей, но и деда, прожившего уже более семидесяти лет и немало повидавшего. Но Илья был доволен своим костюмом. Рисунок охотника, точно в таком одеянии, он видел в старой книжке с заманчивым названием «Охота по перу». Не хватало только ружья за плечами, а у ноги верной собаки. Не ружья, как известно, тетка не имела, охотничьей собаки тоже. А дворняжка по кличке Шарик, охранявшая теткин двор, не подходила для охоты ни ростом, ни видом. Да и ошейника у тетки не оказалось.

          — Игнашку-то выследили? — любуясь Илюхиным одеянием, улыбаясь спросил дед.

          — Не... Когда он из деревни выехал, мы дали ему за кривун завернуть, а потом сами на оморочку и за ним. А он как в воду нырнул, ни лодки, ни Игната, — объяснил Гошка.

          — Ладно. Игната мы с вами, с такими отчаянными мужиками, выведем на чистую воду.

          — А мы знаем, где его перемет на уток стоит, — подал голос Костя.

          — И я перемет этот поутру видел, — сказал дед. — Только недосуг было им заниматься. Я «браконьеров» вот этих выслеживать пошел, для того и ружье прихватил.

          Илья и Гошка опять в один голос принялись клясться, что никакие они не браконьеры, а наоборот... В это время в безоблачном небе, в той стороне, где осталась Морошка, снова, чуть не задевая за кусты, проплыл вертолет. А когда стрекотание его стихло, Павлику показалось, что он услышал далекий звук горна.

          — Костя, горн! Слышишь?

          Ребята привстали на цыпочки, прислушиваясь, но звук не повторился. «Показалось», — подумал Павлик, и все-таки вынул из рюкзака свой горн и протяжно затрубил. В ответ издалека-издалека донесся еле слышный сигнал.

          — Нас ищут! — заликовал Костя.

          — Так мы пойдем, — обратился Павлик к деду, — пора нам.

          — А я вам рыбу в садке храню, — огорчился старик. — Отнесли бы в лагерь.

          — Спасибо, — поблагодарил Павлик. — Мы сейчас к реке. Там же наши. Это Никита, наш горнист, трубит.

          — Ну ладно, идите, — согласился и дед. — А если своих не встретите, то я через час с лодкой буду. У залива меня поджидайте...

          Предыдущая глава  В содержание   Следующая глава



          ГЛАВА ПЯТАЯ


          Весело ли жилось первобытным людям? Гроза. Таинственный огонек. Кто кричал? Как печка ловила сомов.

          Где-то в небе летали космические корабли и спутники, а вдоль Морошки брели «первобытные люди».

          Оказывается, нашим далеким предкам жилось не очень-то легко. Чуть не на каждом шагу их подстерегали неожиданные препятствия. Первым таким препятствием стала не широкая, но бурная речушка, впадавшая в Морошку.

          Хорошо обыкновенному, ну, не первобытному человеку. Надо ему перебраться через реку — пожалуйста, он построит мост или сделает лодку. А каково первобытному?! У него даже порядочного железного топора нет, а пилы — тем более. Один выход — плыви. А куда рюкзак денешь или лагерный горн? Да еще речка так стремительно несется, так бурлит и вода в ней такая холодная, что думать о плавании не хочется.

          Постояли Ко и Па на берегу и задумались.

          — Что делать будем? — растерянно спросил на чистом русском языке первобытный человек Ко.

          — Пойдем вверх, может, где-нибудь она поуже станет, тогда переберемся, — отозвался Па.

          Пошли первобытные люди. По дороге Па часто нагибался и рвал какие-то продолговатые зеленые листья. Когда у него набрался целый пучок, он затолкал его в свой первобытный вещевой мешок. В другом месте Па заметил поляну, усыпанную красными звездочками саранок. Не сказав ни слова, он побежал туда. Сын Леопарда рассердился и закричал:

          — Ты что, цветов не видел? Не до цветов нам сейчас. Переправу искать надо, а он букетики собирает. Да и где ты видел, чтобы первобытный человек цветы нюхал?

          Павлик действительно ни разу за свою жизнь не видел первобытного человека, нюхающего цветы. Несмотря на это, он ответил:

          — Иди помогай!

          Ко подошел и увидел, что Па вырвал из земли белые, похожие на дольки чеснока, корни саранок.

          — Помогай, — повторил он.

          — Зачем это?

          — Мы же первобытные, — ответил Па. — Скоро надо будет ужинать, а у нас, кроме конфет и печенья, никаких витаминов нет. А эти корешки вкусные.

          Сын Леопарда недоверчиво выкопал один корешок, отломил дольку, повертел ее в руках и бросил.

          — Еще отравимся, — сказал он.

          — Не отравимся, — возразил Па, продолжая вырывать клубни.

          Копать корни саранок Ко отказался. Вот если бы попался пещерный медведь, с ним можно было бы сразиться. А то корешки! Ко уселся на кочку, поджидая, когда его товарищ окончит свое пустое занятие. Но Па не спешил. Он набил клубеньками полные карманы, и только тогда путешественники побрели дальше.

          Солнце уже начинало склоняться к закату, а так как первобытные люди тоже иногда любили поесть, то неудивительно, что Ко и Па решили подкрепиться.

          Ко достал кулек с конфетами и печеньем, Па вымыл в реке клубеньки саранок, и ребята уселись на берегу. Конфеты слиплись в один сплошной комок. Ко объявил, что это мясо бизона. Пока он разрезал его ножичком, откуда-то налетели пчелы.

          — Могут ужалить, — справедливо решил отважный Ко, — давай отойдем подальше. Здесь, наверное, их гнездо.

          Он когда-то читал, что первобытные люди добывали мед диких пчел, но говорить об этом своему соплеменнику Па не стал. Этот Па сразу загорится и кинется искать, где тут у пчел их гнездо и соты с медом. И тогда пчелы их обязательно искусают.

          Первобытные люди прошли еще метров сто. Огляделись. Пчелы поблизости не летали.

          — Давай здесь, — предложил Ко.

          Все было хорошо, пока Ко не развернул конфеты (или мясо бизона — это одно и то же). Как только он их развернул, над головами ребят стала кружиться пчела, потом она улетела и быстро вернулась с подругой, а за подругой появилась еще подруга, а потом все новые и новые. Пчелы загудели вокруг мальчишек, и особенно много их вертелось вокруг Кости.

          — Да что вам надо?! — замахал руками Ко и сразу жестоко поплатился: какая-то рассерженная пчела больно ужалила его в руку.

          Бывшие пионеры, а ныне первобытные люди, подхватили свои вещи и побежали. К счастью, пчелы их не преследовали. Но удивительное дело: как только ребята опять остановились и развернули конфеты, раздалось угрожающее жужжание. На этот раз Костя не стал ожидать, когда его опять укусят, а сразу пустился бежать.

          — Давай есть на ходу, — предложил Па. — Это они на конфеты летят.

          — Давай, — согласился Ко. — Наверное, первобытные люди тоже кое-когда на ходу ели, если, например, их преследовали шакалы.

          Есть на ходу было не совсем удобно, но зато безопасно. Ребята съели и конфеты, и печенье (хотя отложили их как неприкосновенный запас), и корешки саранок. Правда, Ко сначала только посматривал, как Па аппетитно пережевывает белые дольки, но вскоре убедился, что с приятелем ничего не происходит, и сам стал их есть.

          А речушка все бурлила и бурлила навстречу путникам... Никто не догадался перебросить через нее мостик, пусть самый плохонький, или просто бревно, по которому удалось бы перебраться на другую сторону. Никто не забыл на берегу лодки. Да ведь этот «никто» и не знал, что здесь появятся первобытные люди.

          Усталые поднялись Ко и Па на бугорок и увидели неподалеку большое озеро.

          — Дальше не пойдем, — заявил Па. — Сделаем здесь шалаш, переночуем, а завтра вернемся к Морошке. Может, там кто-нибудь проедет и увидит нас.

          Только сказал это Па, как в той стороне, где осталась Морошка, застучал лодочный мотор.

          — Давай сейчас возвращаться, — заторопился Ко.

          — Сейчас не успеем. Видишь, солнце садится. Пока светло, надо сделать шалаш, а то где спать будем?

          — Как ты его сделаешь? У нас ни топора, ни лопаты нет.

          — Вот и хорошо, — засмеялся Павлик. — Первобытные тоже жили без лопат.

          Костя покорно поплелся за приятелем к берегу озера. Там он нехотя, подчинившись Павлику, стал ломать тальник. А Павлик сооружал шалаш так умело, как будто был первобытным мастером по строительству шалашей. Наломав веток, он заострил каждую с обеих сторон и повтыкал в землю так, что получились дуги. Потом переплел дуги продольными прутьями и набросал сверху веток и травы.

          Через полчаса шалаш был готов.

          Павлик собрался рыбачить. Косте он наказал развести костер. Когда Павлик скрылся за высокими кочками, Костя решил немного полежать. Спина у него, обожженная еще на плоту, горела, рука, которую ужалила пчела, болела, хотя Костя и прикладывал к ней по совету Павлика сырую землю, ноги устали. Какой уж здесь костер! Бывший капитан «Бор-Боса» улегся на траве возле шалаша, но скоро его оттуда прогнали осмелевшие к вечеру комары. Костя перебрался в шалаш и не заметил, как задремал. Разбудила его знакомая песенка:

                        Эх, лингданданя.
                        На отмели поутру
                        Мечет сазан икру...

          Большое желтое солнце опускалось где-то за Морошкой; казалось, что оно шевелится, словно позевывает. Рядом с шалашом весело потрескивал жаркий костерок, возле него на корточках сидел Павлик. В обеих руках он держал над костром прутья, а на концах прутьев покачивались косатки.

                        Воду косатка пьет,
                        Словно соску сосет, —

          напевал он вполголоса.

          Поджаренные косатки аппетитно пахли, и Костя выбрался из шалаша.

          — Доставай соль, — командовал Павлик, — ужинать будем.

          — У меня нет соли, — виновато ответил знаменитый путешественник Костя.

          — Поищи в моей сумке, у меня есть.

          Костя перерыл все имущество Павлика, уколол палец крючком, но соли не нашел.

          Павлик не поверил, долго искал сам, наконец сказал:

          — Мы же мясо солили на плоту, помнишь? Куда же она девалась?.. Ну ладно, будем есть без соли.

          Он снял с палочки жирную косатку и с аппетитом стал ее есть, закусывая листьями, которые нарвал дорогой.

          — Это же черемша, — протянул он Косте несколько листьев, — бери. Что ты на меня так смотришь?

          Костя попробовал горькую черемшу, пожевал несоленую косатку и решил: «Нет, все-таки первобытным людям жилось не так уж хорошо. Даже, наверное, мясо мамонта без соли не очень вкусное».

          Подкрепившись, ребята забрались в шалаш, подложили под головы вместо подушек свои рюкзаки и скоро, прижавшись друг к другу, задремали.

          Разбудили их раскаты грома и шелест дождя о ветки. Потом гром загрохотал прямо над шалашом, и припустил проливной дождь. Одна за другой холодные капли стали просачиваться сквозь ненадежную крышу и капать на шеи, спины и ноги скрючившихся искателей приключений. Капли еще можно терпеть, но скоро они превратились в струи и промочили и Борисова и Киле. Хорошо, что гроза ушла куда-то в сторону. Дождь перестал, но оставаться в промокшем насквозь шалаше было нельзя: чуть только кто-нибудь из приятелей шевелился и прикасался к стенкам, как на него сразу сползали затаившиеся в ветках капли, а то и сбегала целая струйка.

          — Сейчас я разожгу костер, — на радость Косте сказал Павлик и полез в карман за спичками. Но спички отсырели, и ни одна из них не зажигалась.

          — Костя, у тебя есть спички? — спросил Павлик.

          — Что я, курящий, что ли?

          — Как же ты в поход собирался? Компас взял, карту не забыл, а спичек у тебя нет.

          Костя хотел ответить, что настоящие путешественники могут разжечь костер увеличительным стеклом, или высечь искру из кремня, или найти еще десять способов получения огня, но промолчал: а вдруг Павлик скажет: «Ну вот давай — добывай огонь, раз ты такой умный!»

          Ребята выбрались из шалаша. Из-за обрывков пробегавших по небу туч светила луна. Разбуженные громом и дождем лягушки, чтобы скоротать ночь, решили повеселиться и в болоте за озером старательно выквакивали свою лягушечью песню. Что-то темное притаилось под каждым кустом. Костя поежился и окончательно перестал завидовать первобытным людям. И вдруг путешественники увидели на другом берегу озера поблескивающий сквозь деревья огонек. Мальчики разом подтолкнули друг друга и показали в сторону огонька.

          — Далеко, — определил Павлик. — Это только кажется, что близко. Но далеко — недалеко, а идти все-таки надо — шалаш промок. — Он подумал еще немного и окончательно решил: — Пошли!

          Костя осторожно натянул лямки рюкзака на свои пострадавшие от загара плечи и двинулся за Павликом.

          Если наши первобытные предки бродили по ночам, то им действительно завидовать нечего. Мальчишек сразу же промочила до пояса сырая трава. Кочки, словно живые, лезли под ноги. Кому-то понадобилось как раз там, где шли Борисов и Киле, понарыть ям, в которые то и дело оступались ноги. Комары, изголодавшиеся во время дождя, свирепо пищали, подбадривая друг друга на разбойные дела, и впивались там, где их трудно было пришлепнуть.

          Костя еле поспевал за Павликом и несколько раз просил его идти потише. Павлик шел тише, но ему очень хотелось быстрее добраться до таинственного огонька, где, наверное, сидели в тепле люди, и он незаметно для себя ускорял шаг. А тут еще впереди в камышах кто-то противно и пронзительно замычал. Ребята от неожиданности присели. Наступила такая тишина, что Костя услышал, как у него стучит сердце.

          — Что это? — шепнул он.

          — Это... Это... Не знаю, — тоже шепотом ответил Павлик.

          — Может, вернемся? — предложил Костя. Оставленный ими отсыревший шалаш казался ему сейчас уютным и надежным убежищем. Павлик колебался. Огонек впереди все еще мерцал, словно указывал дорогу. Осторожно приподнявшись, Павлик поднес к губам горн и, вдохнув побольше воздуха, громко затрубил. Горн теперь был у ребят единственным оружием, и он сделал свое дело: в камышах послышалась возня, плеснула вода, и, замычав по-бычьи, в небо взлетела большая птица.

          — Выпь, — облегченно сказал Павлик. — Пошли, первобытный Костя.

          — Иди ты со своим первобытным! — рассердился Костя.

          А выпь уже кричала где-то на другом берегу, и хотя мальчишки знали, что это простая болотная птица, слушать ее все-таки не хотелось.

          Ночью дорога всегда кажется длинней, а очертания самых обычных березок — необычными. Путешественники сначала приглядывались к кустам, не затаилась ли там какая-нибудь опасность, но потом осмелели, попривыкли и старались только идти побыстрей и меньше падать. Дважды из-под ног у них испуганно взлетали птицы, пугая ребят, один раз с писком юркнул в траву какой-то зверек. А мальчики все шли и шли. Огонек то прятался за деревьями, то снова мерцал. Наконец приятели почувствовали под ногами тропинку, а огонек превратился в маленькое освещенное оконце.

          — Избушка! — шепнул Павлик.

          Мальчики с минуту потоптались на месте, приглядываясь и прислушиваясь. В избушке стояла тишина.

          — Пошли, — позвал Павлик.

          — Пошли, — согласился Костя.

          Но никто из них не двинулся с места.

          — Пошли, — опять сказал Павлик.

          — Пойдем, — из-за спины Павлика не очень твердо выразил свое согласие Костя.

          Ребята сделали несколько шагов и снова остановились.

          В это время свет в окошке заморгал и потух. Этого друзья никак не ожидали. Павлик взглянул на товарища и решительно зашагал к избушке. Костя хотел остаться на месте, — ведь бывает же, что один человек идет в разведку, а второй ждет. Но стоять одному в темноте еще страшней, чем идти к неизвестно чьему убежищу, и Костя догнал Павлика.

          В темноте можно было подумать, что это та самая знаменитая избушка на курьих ножках, без окон, без дверей, про которую отлично знают из сказок все дети, потому что найти в ней дверь оказалось действительно непростым делом. Приятели обошли избушку вокруг, но входа не обнаружили. Тогда они стали щупать стены — и опять двери не нашли.

          Подумав, Киле решился и постучал в оконце. В избушке как будто только этого и ждали: Павлик еще продолжал стучать, а рядом с окошком, весело заскрипев, распахнулась дверь.

          — Ну, ну, айда, парнишки, заходите, — пригласил человек, открывший дверь.

          Он чиркнул спичку и, когда ребята вошли, зажег свечу.

          — Закутай дверь плотней, — сказал человек Косте, — а то гнус налетит.

          Костя догадался, что «закутай» значит «закрой», и поспешно прикрыл дверь.

          Хозяин избушки был бородат и лыс.

          — А я вас давно приметил, — он окинул ребят настороженным взглядом. — Загасил свечу, вижу —  у землянки мальцы топчутся. Что, думаю, за полуночники? Откудова вы такие нарядные?

          Костя и Павлик переглянулись и прыснули от смеха. За эту ночь они промокли и изрядно вымазались. Посмотрела бы на них Ида Сергеевна, какие они «нарядные»!

          — Из лагеря мы, — объяснил Костя и, как воспитанный человек, добавил: — Здравствуйте!

          — И вы будьте здоровы, — улыбнулся старик. — Как же вы с Утиной протоки сюда попали?

          Мальчики, поправляя друг друга, стали рассказывать о своих приключениях. Правда, они умолчали, что путешествовали на фрегате «Бор-Бос», а сказали, что плыли просто на плоту. Не узнал дед и о первобытных людях. Но это не меняло дела.

          — Так, так, — произнес старик, когда приятели кончили свой рассказ. — Есть-то, поди, хотите?

          Костя и Павлик переглянулись, разом проглотили слюну, а Костя спросил:

          — Соль у вас, дедушка, есть?

          — Соль-то? Соль найдется. Да тебе она зачем?

          — Да вон Павлик кормил меня косатками без соли...

          — Ну, у меня еда соленая, — сказал дед и поставил на стол котелок с ухой.

          Уха была еще горячая, крепко приправленная диким луком и, конечно, соленая. Путешественники вооружились деревянными ложками и без лишних церемоний навалились на уху.

          Даже повариха тетя Настя, а ей приходилось кормить пионеров и с плохим, и с хорошим, и с очень хорошим аппетитом, окажись она здесь, удивилась бы несказанно. Да и сами едоки с изумлением взглянули друг на друга, когда их ложки застучали о дно котелка. Неужели это они вдвоем съели столько ухи? И гости виновато посмотрели на своего хозяина.

          — Ничего, — понял их замешательство дед. — Рыбешка у меня имеется. А не будет — поймаем. У меня ее, рыбу-то, даже печка ловит, — и старик махнул в сторону неуклюжей печи, сложенной в углу избушки.

          Мальчишки недоверчиво заулыбались: шутит, мол, дед. А старик, заметив, что его ночные гости сомневаются, продолжал:

          — Правда, правда. Прошлым летом, в большую воду, эта печка пять сомов поймала. Да каких сомов, во! — и дед широко развел руки. — Если жарить, то каждый на два противня дели — в самый раз будет. И как все случилось... Разлилась матушка-Морошка и мою избенку затопила. Сошла вода, я и думаю: поеду, посмотрю, цела ли изба? Приезжаю, смотрю — стоит. Дверь открыл, захожу. Слышу, кто-то в печке ворочается. Заглянул — батюшки! В печке сомы. Я их оттуда кочергой. Во как! — старик, довольный, усмехнулся. Заметив, что глаза у ребят слипаются, он поднялся. — Ну, закусили— и ладно, а сейчас спать. Завтра я отвезу вас на тот берег. Лодчонка у меня есть, а там сами действуйте, Я бы вас и до лагеря довез, да мне домой к бабке надо, потеряла, поди. Я ведь здесь только рыбачу, а живу с бабкой в деревне.

          Мальчики поблагодарили хозяина и улеглись в углу на ворохе свежего сена. Оно пахло зелеными лугами, земляникой и летом. У Павлика в глазах сразу побежали волны, а на них запрыгал поплавок. Костя же хотел придумать, как будет оправдываться перед Идой Сергеевной, но не успел, потому что мгновенно уснул.

          Старик почистил висевшее на стене двуствольное ружье, разулся, посмотрел в темное окошко, дунул на свечу и тоже улегся на сене. И ему приснилось, что он пионер, носит красный галстук и трубит на горне, а его бабка сидит на завалинке и грозит ему пальцем.

          Предыдущая глава  В содержание  Следующая глава



          ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ


          Опять в лагере. Мотор деда Антипа. На острове и в Краснокуровке. Никита, ау!

          Первым вернулся в лагерь Терешка. Когда подошло время обеда и ребята еще у сухого дерева на берегу развернули еду, Терешка очень удивился. Удивился он тому, что пионеры ели, а тети Насти не было. Еда и тетя Настя для Терешки были чем-то единым, как, например, Никита — и звук горна, Павлик — и запах рыбы, Семен Петрович — и велосипед. Он не мог представить обед без тети Насти, потому что только она кормила его в лагере. Побегав и поскулив, Терешка прижал уши и припустил в лагерь.

          Когда он, запыхавшийся, примчался к своей будке, возле нее стояла миска с восхитительно пахнущей похлебкой, а на газете лежала куча превосходных костей. Пес радостно взвизгнул и принялся грызть кости — похлебку он оставил на второе.

          Часа через два уныло приплелся первый отряд, и сразу началась суматоха.

          Физкультурник Семен Петрович оседлал велосипед, попробовал звонок — звонок работал, и Петрович второй раз в этот день покатил в колхоз «Рыбак» — просить лодку, чтобы искать Борисова и Киле.

          Начальник лагеря закрылся в своем кабинете с Ваней Конденсатором, чтобы, как предположил Никита, который все еще скакал на одной ноге, «побеседовать по душам».

          Первый отряд отправился обедать. Остывший борщ всем показался очень вкусным.

          Вожатая шестого отряда Аня, как наседка, ходила вокруг корпуса, где после обеда спали ее питомцы. Она боялась, что шестой отряд, услышав шум, проснется и захочет идти разыскивать пропавших путешественников. А ведь малышей не отговоришь. Не поведешь же их второй раз на медицинский осмотр.

          Когда наконец вернулся Семен Петрович, Аня побежала к начальнику лагеря, чтобы предупредить его, что она отложила своему отряду подъем. Пусть лучше спят, а то опять взбунтуются.

          Вскоре на Утиной протоке затарахтел мотор, и возле лагеря остановилась лодка, которой управлял дедушка Антип. Моторную лодку деда Антипа колхозные ребята дразнили: «Трах-трах-трах! Пшик-пшик!» Мотор на лодке стоял такой старый, что даже самый лучший ученый ни за что бы не узнал, в каком году он выпущен.

          Наверное, это был прадедушка всех моторов.

          Характером он обладал скверным (мотор, конечно, а не дед), он никак не хотел заводиться. Когда дед крутил ручку, мотор делал вид, что подчиняется, и тарахтел, но как только дед разгибался, мотор громко чихал на все и останавливался.

          Однако дед Антип считался упрямым дедом и говорил:

          — Ничего, повоюем до победного конца! — и снова крутил ручку.

          Помучив как следует деда, мотор в конце концов заводился, и тогда, его невозможно было остановить. Однако дед в таких случаях с ним не церемонился: он направлял лодку на берег, нос лодки выскакивал на сушу, а дед выпускал бензин. Перехитрив таким образом мотор, дед шел домой нести службу колхозного сторожа.

          Семен Петрович слышал кое-что о моторе деда Антипа, но все колхозные лодки ушли на рыбалку, выбирать было не из чего, время не ждало, и он уговорил деда ехать разыскивать ребят.

          Через несколько минут в лодке сидели Семен Петрович, врач Май Петрович и Никита. Никиту взяли для того, чтобы он дорогой подавал сигналы.

          Так как дед на этот раз мотор не останавливал, лодка лихо развернулась и скоро тарахтела где-то за тальниками.

          День клонился к вечеру, и в кустарниках на берегах Утиной протоки свистели, щелкали и заливались на все голоса птицы. Когда моторка проезжала мимо, они на минуту смолкали, а потом разом продолжали свой концерт.

          Вскоре лодка вылетела на быстрое течение Морошки. Упругая волна накатилась на косу и оставила после себя темный след.

          Хотя Ваня Конденсатор и говорил, что видел, как плот поворачивал за кривун, Семен Петрович решил сначала осмотреть остров. Наконец-то Никите дали возможность показать, на что он способен. Пока лодка объезжала вокруг островка, Никитка трубил во всю мочь. Потом дед Антип выбрал пологий берег и направил на него нос своего суденышка. Мотор, как вы знаете, добровольно не останавливался и тарахтел, пока взрослые, оставив Никиту в лодке, обшаривали кусты.

          На острове ни Кости, ни Павлика не оказалось, и лодка помчалась дальше. Никита время от времени поднимал горн и подавал сигналы. Семен Петрович и Май Петрович смотрели один на левый, другой на правый берег. Мотор исправно стучал, и дед, довольный, посматривал на своих пассажиров.

          Миновали кривун с сухим деревом, проехали бурную речушку, впадавшую в Морошку, Май Петрович в третий раз осмотрел сумку с йодом, бинтами, градусником, касторкой, ватой, рыбьим жиром и другими вещами, необходимыми для оказания первой помощи, а плота и мальчишек нигде не было.

          — Чего там, — успокаивал дед Антип, — дальше Краснокуровки не уплывут. Большое село, там их заметят.

          — Как бы не свалились с плота, — беспокоился Май Петрович и вопросительно смотрел на деда Антипа.

          — Не должны бы, — рассуждал дед, однако спрашивал: — А плавать они умеют?

          — Умеют, — вставлял свое слово в разговор старших Никитка. — А плыть на плоту — это Костя придумал, я его знаю...

          В Краснокуровку приехали под вечер. Антип, как всегда, выбрал берег пониже и крикнул: «Держись!», но мотор, к его удивлению, остановился, и лодка мягко ткнулась в песок.

          Посторонний человек по наивности решил бы, что здесь все в полном порядке: лодка причаливает к берегу, и мотор выключили. Но так мог подумать только человек, не знавший норова дедушкиного мотора. Сам дед этим происшествием был серьезно озадачен. Он покрутил заводную ручку, повернул краник, снял какую-то крышку и обнаружил, что кончился бензин.

          — Шабаш, — произнес дед Антип. — Плавание окончено.

          Краснокуровка взбегала своими улочками и огородами на пологую сопку. Где-то наверху проходила главная улица со школой, сельским Советом и магазином «Сельпо». Туда и направились оба Петровича, чтобы разузнать, не слыхали ли здесь про великих путешественников Костю Борисова и Павлика Киле. Потому что люди, которые собираются у «Сельпо», обычно все знают. Дед Антип взял бачок для бензина и пошел вдоль берега, мимо катеров, барж и перевернутых лодок. Он решил навестить своего дружка-приятеля Егорыча и занять у него горючего для мотора.

          Никита остался сторожить лодку. Он сидел и смотрел, как на середине реки мальчик и девочка рыбачат прямо с лодки. Лодка у них, наверное, стояла на якоре. Клевало у ребят хорошо. То один, то другой дергал удочку и снимал с нее каких-то рыбин. Вдруг мальчик приподнялся и принялся вытягивать заброшенную к другому берегу закидушку. Девочка вскочила и схватила сачок. Оба они склонились над кормой, и вот девочка завизжала и вытянула из воды сачок с большой белой рыбиной.

          — Сазан! — звонко, на всю округу сообщила она.

          Мальчик вытянул за веревку камень, который вместо якоря держал лодку на месте, и сел за весла, как будто именно этого сазана они и собирались поймать, а теперь, раз дело сделано, можно возвращаться домой.

          Лодка причалила неподалеку от Никиты, и он разглядел, что оба удачливых рыбака — девочки, только одна, что повыше ростом, была в кепке и шароварах. Рыболовы уложили карасей в сетку, а сазана понесли в сачке. При этом они ни разу не взглянули на Никиту, как будто каждый день видели известных пионерских общественников и горнистов.

          Никитка слез с моторки и стал швырять камушки в воду. Сначала он бросал «на рекорд» — кто забросит дальше. Так они состязались иногда с Костей Борисовым. Но так как сейчас Никита соревновался сам с собой, то он же и вышел победителем. Потом Никита принялся «печь блины» — бросать так, чтобы камушки отскакивали от воды. Дело это не простое, не всякому дается, и Никита больше трех «блинов» испечь не смог.

          Вот уже наступил и вечер, через огороды в деревне переругивались собаки, а никто из взрослых не подходил. Зато подошли две коровы. Одна из них напилась и улеглась на песочке. Вторая, хлебнув воды, уставилась на Никиту и начала что-то жевать.

          Горнист Никита — человек городской и до этого вечера никаких дел с коровами не имел. Сначала он с любопытством смотрел на корову и гадал, где же она достала жевательную резинку, а та, не переставая жевать, смотрела на него. Потом Никита замахнулся на корову горном, та мотнула головой и опять уставилась на мальчишку. Никите это не понравилось, он пересел подальше, а корова не сводила с него глаз и жевала. Тогда Никита закричал:

          — Пошла! Иди отсюда!

          Корова шлепнула хвостом по спине и продолжала жевать и разглядывать печальными глазами Никиту. Обеспокоенный Никита решил затрубить в горн, может быть, услышат Семен Петрович или Май Петрович и придут на помощь.

          Как только Никита, набрав побольше воздуху, затрубил, корова взбрыкнула задними ногами, задрала хвост и кинулась вверх по дороге; за ней легкой рысцой пустилась ее подруга, до этого нежившаяся на песке. Отважный горнист успокоился, а вскоре вернулись физкультурник и врач.

          Никто из краснокуровских жителей никакого плота на реке не видел, и никакие чужие мальчишки в течение дня в деревне не появлялись. На всякий случай председатель Краснокуровского сельсовета позвонил в деревни и леспромхозы вниз и вверх по реке и сообщил о пропавших пионерах. С Семеном Петровичем он договорился, что, если к утру ребята не вернутся в лагерь, он поможет в поисках. Пионеры пойдут по одному берегу Морошки, а охотники из Краснокуровки — по другому.

          Солнце давно село за дальние горы. Пора было возвращаться в лагерь, а дед Антип все не приходил. Что-то уж больно долго договаривался он с Егорычем о бензине. Семен Петрович и Май Петрович подождали немного и в сумерках пошли разыскивать дом деда Егора.

          Никитка опять остался один. Река теперь потемнела и угрюмо плескалась о борта лодки. На горе в деревне играла гармошка. Помигивая огоньками, прошел катер в сторону лагеря. Он уже скрылся, а волны от него все накатывались на берег и раскачивали лодку и на ней лагерного горниста. Никитке было неуютно и тревожно сидеть одному на пустынном берегу.

          Петровичи долго блуждали по Краснокуровке, запинались о камни, пока наконец не встретили бабку, и уж она-то показала им дорогу.

          К дому Егорыча вели ступеньки, вырубленные в земле.

          Пока физкультурник и врач поднимались по ним, они услышали, что в избушке кто-то громко разговаривает, только и слышалось: «А ты помнишь!», «Нет, а вот ты помнишь!»

          Дверь оказалась распахнутой настежь, и, заглянув в нее, Петровичи увидели деда Антипа и Егорыча. Друзья сидели друг против друга за столом, подливали себе чай из старинного самовара и оживленно беседовали, размахивая руками. Физкультурника и врача они встретили как самых лучших, самых близких и желанных гостей. Егорыч тотчас усадил их, одного по правую, другого по левую руку от себя и принялся потчевать медом из большой деревянной миски. Тут же выяснилось, что Егорыч — пасечник, что он уже, почитай, недели три не видел своего школьного товарища и партизанского друга деда Антипа. Он сразу же даст бензина, только пусть молодые люди и Антип послушают его повесть, которую он пишет уже пятый год.

          Услышав о повести, Антип сразу стал разыскивать фуражку и прощаться.

          — Ладно, Егорыч, будь здоров, — торопливо сказал он. — Там нас на лодке малец ждет. Продрог небось... Неси-ка поскорей бензин.

          Дорогой Антип жаловался:

          — Беда с Егорычем. Дел на пасеке немного, так он который уже год повесть сочиняет. Хорошо если бы про то, как мы партизанили, писал, а то про шпионов... Как приеду, так и читает. Я уже почти все наизусть выучил. Замучил вконец. А какой человек был…

          — Козлов! - подходя к лодке, окликнул Май Петрович.

          Никита не отозвался.

          Петровичи встревожились — не хватало еще, чтобы и он потерялся. Поставив бачок с бензином, Май Петрович обошел лодку, Семе Петрович заглянул под брезент, которым, уходя, накрыли мотор. Никиты не было.

          — Побоялся, наверное, в темноте сидеть и пошел нас искать, - предположил Семен Петрович.

          — Никита! Козлов!

          — Никита, а-у! — закричали врач и физкультурник.

          На их голоса сейчас же откликнулись большие и маленькие собаки во всех концах Краснокуровки. Когда их лай немного приутих, из-под соседней лодки выбрался лагерный горнист. Ожидая взрослых, Никита ругал про себя и Костю и Павлика, это из-за них приходится ему дрогнуть ночью, в чужом селе, а они, наверное, сейчас уже спят в лагере, ругал заодно деда Антипа и жалел себя. Потом Никита захотел спать, а чтобы на него в темноте не наступили коровы, если они вернутся, он забрался под перевернутую лодку.

          Мотор заводили долго и без всякой надежды на успех. Сначала ручку крутил Май Петрович за ним Семен Петрович потом, пока они отдыхали, Никита. Хозяин лодки говорил, что такого наказания, как этот мотор не пожелает своему самому большому врагу, если он у него будет. Несколько раз хотели бросить все и пойти ночевать к Егорычу, но дед Антип сразу вспоминал про повесть и отрицательно качал готовой.

          Неожиданно мотор завелся. Все повеселели и как-то сразу заметили, что взошла луна, что ночь тихая и ясная.

          — А ну-ка, горнист, давай отправление, — потребовал дед Антип.

          Никита приосанился, поднес горн к губам и с ужасом обнаружил, что мундштука у горна нет. Это был третий мундштук, утерянный Никитой за время лагерной жизни. «Такой уж он невезучий человек», — сказали бы в лагере его друзья. Все решили, что мундштук где-нибудь под лодкой, под той, где Никита прятался от коров. Но мотор нетерпеливо тарахтел, и искать пропажу не стали. Пришлось отъезжать без сигнала отправления.

          Скрылись огоньки Краснокуровки, над лодкой просвистела стайка куликов, потом с шумом пронесся табун уток, а у самого берега вывернулась и хлестнула хвостом по воде какая-то большая рыбина. Потянул ветерок, и, подгоняя путников, над тайгой за Краснокуровкой заполыхали молнии. Приближалась гроза.

          «Хорошо, если мальчишки уже в лагере, а то достанется им в эту ночь», — подумал Май Петрович и потрогал сумку с лекарствами.

          Никита тоже не завидовал приятелям. Сейчас он даже радовался, что порезал пятку и не пошел с Костей.

          Предыдущая глава  В содержание  Следующая глава



          ГЛАВА ТРЕТЬЯ


          Находка на берегу. «Бор-Бос» поднимает паруса. Фрегат не слушается руля. Земля!

          Наконец-то выполнено задание. Павлик выложил на песке стрелку из разноцветных камушков, а самые красивые спрятал в карман, для малышей из шестого отряда. Костя отсчитал пятьдесят шагов и повесил в зарослях калины вымпел.

          — Павлик! — крикнул он. — Видно тебе вымпел?

          — Ничего не видать.

          — Не видать — и хорошо. Теперь лови своих карасей!

          Обрадованный Павлик поскорее, пока Костя не передумал, стал доставать из вещевого мешка, набитого, как портфель у первоклассника, всякими полезными предметами, баночку с червями и закидушки. «У косы клевать не будет, — думал он, — отойду дальше и там брошу».

          Только порыбачить Павлику не пришлось. Начальник экспедиции действительно передумал. Повесив вымпел, он заскучал. Столько прошли — и никакого приключения. Другим путешественникам везет. Отойдут они от оазиса, а тут самум — песчаная буря — загудит, занесет песком верблюдов — одни горбы торчат. Или где-нибудь в степи окружат путника волки, глазищи горят. Десять волков, двадцать волков — только знай отстреливайся! А некоторые счастливые люди шагают по леднику, вдруг — бац — снежный обвал. Красота!

          Взгляд Кости лениво скользнул по берегу, и вдруг он заорал:

          — Фрегат, Павлик! Фрегат! Ура!

          Подскочив, Костя кинулся к реке. Конечно, никакого фрегата нигде поблизости не было. Да и откуда ему взяться на Морошке? Зато у кустов тальника к берегу прибило плот — два толстых бревна, прочно соединенных перекладинами и скобами. Видно, этот сплоток оторвало наводнением где-то от бона, которыми сплавщики перегораживают протоки, чтобы туда не заносило лес при сплаве.

          У Киле находка не вызвала особого восторга. Он пнул ногой бревно и сказал:

          — Два бревна. А где фрегат?

          — Да вот он, фрегат. Сейчас мы его оснастим. Срубим мачту, натянем парус и поплывем... Куда же мы поплывем?.. Поплывем на остров!

          — Слушай, Костя, — поскучнев, произнес Павлик, — ты же разрешил рыбу половить. Ты еще дорогой обещал: как повесим вымпел — будешь рыбачить.

          Но Борисов уже загорелся новой идеей.

          — Это кто тебе сказал, что я окончательно повесил вымпел? Я только примерил его, хорошо ли ему будет здесь висеть. Теперь вижу, висеть ему здесь плохо. Мы отвезем вымпел на остров и там его водрузим. От этого игра еще интереснее станет. Ребята поплывут через Морошку и начнут тонуть.

          А мы их будем спасать. Как аргонавты в старину. Ты слышал про аргонавтов? Они, может быть, тоже кого-нибудь спасали.

          Киле про аргонавтов ничего не знал, но сразу понял, что рыбалка отменяется. А ведь он только ради того, чтобы порыбачить на новом месте, и просился в поход.

          — Я уже червей наживил, — еще надеясь, что Костя уступит, сказал он. — Я хотел ребят косатками угостить.

          — И угостишь! Переплывем и рыбачь. Это я тебе обещаю. Честное слово землепроходца!

          Павлик недоверчиво посмотрел на товарища, а Костя продолжал:

          — Да ты знаешь, как на острове клевать будет! Эх ты! Да там такие сомищи, как поросята!

          Последние слова немного ободрили рыболова, и он стал помогать Косте. Вдвоем друзья пригнули к земле тополек, Борисов вырезал из него ровную палку для мачты, привязал к ней вымпел, а пониже — перекладину и воткнул мачту между бревен. Павлик отыскал на берегу шестик. Стрелку, выложенную Павликом, повернули в обратную сторону. Теперь она показывала на остров. Борисов выкопал из песка пакет, зачеркнул в нем приказ: «Отряд дошел до цели. Отсчитайте пятьдесят шагов в сторону, указанную стрелкой, и найдите вымпел». Вместо этого он собственноручно начертал: «Ищите вымпел на острове. Костя. Павлик».

          — Грузи вещи. Фрегат уходит в плавание!

          Но «фрегат» не хотел отплывать. Концы бревен завязли в прибрежной тине, их пришлось раскачивать и поддевать шестом.

          — Раз, два, взяли! — надрывался Костя.

          — Бор-бос, бор-бос! — налегая на шест, восклицал Павлик.

          — Еще, взяли! — толкал Костя.

          — Бор-бос! — вторил Павлик.

          Плот не двигался с места. Начальник экспедиции начал сердиться.

          — Да ты нажимай сильней! — кричал он.

          — Я и так давлю, как трактор, — оправдывался Павлик.

          И опять послышалось:

          — Раз, два, взяли!

          Когда плот все-таки немного сдвинулся, мальчики сели отдохнуть.

          — Павлик, — спросил Костя, — это ты по-нанайски говорил «бор-бос»?

          Киле кивнул.

          — А что это значит?

          — Ничего не значит.

          — Как ничего? Зачем же ты говорил?

          — Для красоты. Это как припев, понимаешь?

          И Павлик запел:

                         Эх, лингданданя,
                        В омуте темном сом
                        Щелкает ртом.

          — «Лингданданя» тоже ничего не обозначает. Это для красоты.

          — А, — удивился Костя. — Ну, давай снова толкать...

          Наконец плоту надоело мучать мальчишек, и он пополз по мокрой глине и закачался на волнах. Путешественники забрались на бревна. Костя подобрал шест.

          — Полный вперед! — крикнул он и стал отталкиваться.

          Плот заскользил по воде и, описав дугу, ткнулся в берег.

          — Ничего, поплывем кормой вперед, — сказал Борисов. — Он повернулся и снова оттолкнулся шестом.

             Но и на этот раз плот, порыскав из стороны в сторону, описал полукруг и боднул берег.

          — Вот тебе и «бор-бос», — огорчился Костя. — Фрегат не слушается руля.

          — Дай-ка я. Я умею. — Киле взялся за шест, уперся в дно, и плот направился на середину реки.

          — Так держать! — командовал начальник экспедиции.

          Киле умело управлялся с шестом, и неуклюжий плот уходил все дальше и дальше от берега.

             — Курс на остров! — радовался Костя. — Ты молодец, Павлик, я назначаю тебя баталером!

          — А что такое «баталер»? — поинтересовался Киле. — Это красивое слово тоже ничего не обозначает, как «бор-бос», да?

          Борисов задумался. «Баталер, баталер...» Где-то он читал про баталера, но сейчас забыл. Чтобы не показать своего замешательства, он ответил:

          — Интересно, чему вас учили в четвертом классе? Это такой морской командир, понятно? Держи правей!

             Чем дальше отходил плот от берега, тем сильнее становилось течение. Песчаная отмель кончилась, и Павлик нагибался, чтобы достать дно.

          Теперь Костя кричал:

          — Держи левее! Левее, а то мимо острова пронесет!

          Павлик старался изо всех сил. Он побаивался, что Костя лишит его такой красивой должности, как баталер, но шест уже почти не доставал до дна. Течение проносило плот мимо острова.

          — Левее! — орал Костя.

          — Чего ты кричишь? Я тоже баталер, — сказал Павлик. — Видишь, здесь глубоко. — Он изо всех сил погрузил шест и... выпустил его из рук.

          Испуганный баталер взглянул на своего капитана, но Костю происшествие даже обрадовало.

          — Ур-ра! Теперь у нас настоящее судно. Сейчас подымем парус!

          Костя стянул футболку, надел ее рукавами на перекладину мачты, отступил на шаг и объявил:

          — Вот и парусное оснащение. Годится, а?

          Но футболка трепыхалась от попутного ветерка, как будто она не парус, а простая тряпка. Тогда капитан выпросил у баталера кусок лески и привязал к подолу футболки две оттяжки. Футболка запарусила и теперь вполне удовлетворяла Борисова. Может быть, кое-кто принял бы Костин парус за то нехитрое сооружение, которое устанавливают на огородах, чтобы отпугивать воробьев, но что касается Кости, то он остался доволен.

          — Название, — озабоченно сказал он. — Надо придумать нашему фрегату название.

          — «Таймень», — подсказал Павлик. — Один катер так называется, и рыба такая есть.

          Костя отмахнулся:

          — Ты бы еще сказал «Пескарь» — тоже ведь рыба. — Надо придумать что-нибудь красивое.

          — Может, «Баталер»? — опять подсказал Киле. — Очень хорошее слово.

          — Постой, постой, — встрепенулся капитан. — Как ты говорил на берегу: «бор-бор», что ли?

          — Нет, — обиделся Павлик. — Почему ты не запомнил? Я же не забыл, что ты говорил: «Раз, два, взяли!», а я «бор-бос».

          — Правильно. Так и назовем фрегат: «Бор-Бос». Непонятно и красиво.

          Пока шло это очень важное для истории мореплавания совещание, фрегат «Бор-Бос», с парусным оснащением, не приписанный пока еще ни к какому порту, продолжал свое первое плавание. За кормой остался остров, слева и справа бежали зеленые берега Морошки, а прямо по носу вдалеке маячило сухое дерево.

          Что ни говорите, а это было уже настоящее приключение. И Костя запел свою любимую песню. Ее, бывало, он распевал с папой, когда они путешествовали по карте.

          Происходило такое путешествие обычно в воскресенье. Папа развертывал на столе карту мира. Потом Костя и папа поднимались на борт доброго быстроходного парусника и отплывали куда-нибудь на Соломоновы острова или остров Целебес. За кормой рыскали акулы, на горизонте кувыркались дельфины, а они, отмахиваясь от летающих рыб, пели:

                     Под волною осьминог
                     Растопырил восемь ног.
                     Над волнами альбатрос, альбатрос.
                     Нас обходит стороной
                     Крепкий ветер штормовой.
                     У штурвала не зевай, матрос!

          Бывало, конечно, парусник попадал в шторм или в мертвый штиль, когда паруса обвисали, хоть сам дуй на них, но Костя и папа не унывали и дружно напевали свою бодрую песню:

                     В самых теплых морях
                     Нам бросать якоря.
                     От жары пусть облупится нос.
                     Не страшна нам жара,
                     Мореходам — ура!
                     У штурвала не зевай, матрос!

          Капитан «Бор-Боса» пел бы и дальше — про коралловый атолл и про веселых коричневых папуасов, но баталеру плавание начало надоедать.

          — Костя, — спросил он, — а как мы пристанем? В лагерь пора. Нам и так попадет.

          — Пристанем, — заверил Костя, — со мной не пропадешь. Жалко только, что никто не видит, как мы плывем. А еще бы лучше, если бы Петя Азбукин нас сфотографировал. Эх, был бы кадрик!

          Экипаж «Бор-Боса» улегся на теплые бревна. Капитан — вперед головой, чтобы сразу увидеть необитаемый остров или дикарей, если они покажутся, баталер — головой назад, в ту сторону, где остался лагерь и рыбная протока Утиная. Хотя ему и нравилось быть баталером, но в лагере все-таки веселее.

          Плот не спешил, плыл потихоньку. Куда ему торопиться? Делать было нечего, и Павлик рассматривал отраженного в воде мальчишку. Мальчик этот Павлику нравился. Волосы черные, подстриженные «чубчиком», — такая уж мода в лагере; глаза узкие и в меру хитрые, ишь, как щурятся; лицо круглое и добродушное. Красивый парень...

          Прошло с полчаса, а «Бор-Бос» и не собирался приставать; он, как нарочно, шел по середине реки. Вот уже миновали сухое дерево, что стояло на кривуне. Теперь к самым берегам подступал густой лес.

          — Куда мы плывем? — поинтересовался Павлик.

          — Сейчас определимся...

          Костя достал карту и компас. И опять компас накрыл весь Хабаровский край, часть Приморья, четверть Якутии, всю Амурскую область и кусочек Кореи. Где-то там, под компасом, должна была находиться река Морошка, а на ней точка, в которой в эту минуту находился фрегат «Бор-Бос». Но, как мы знаем, на Костиной карте места для Морошки не нашлось, на ней даже Амур казался таким маленьким, что его можно было закрыть мизинцем.

          Поморщив лоб и подумав, Костя ответил:

          — Плывем на юг.

          Но это сообщение не удовлетворило Павлика.

          — А что там, на юге?

          — На юге? — капитан Костя отодвинул компас, полюбовался на зеленую и коричневую краску, покрывавшую большую часть карты, и сказал: — Тайга. Дремучая тайга и горы.

          — Зачем нам плыть в тайгу, не понимаю. — Павлик сел и посмотрел на Костю. — Что мы там будем делать?

          — В тайге-то? Вот чудак, а еще нанаец! Охотиться!

          — Охотиться сейчас нельзя. Сейчас лето, звери линяют, — возразил Павлик. — Да у нас и ружей нет.

          — Первобытные предки тоже ружей не имели, — нашелся капитан, — а они, счастливчики, даже на мамонтов охотились. Давай лучше обедать.

          Костя достал из рюкзака конфеты, их он берег специально для путешествия с того дня, когда на открытие лагеря приезжал папа. Кроме конфет, у него в качестве неприкосновенного запаса имелась еще пачка печенья. Все современные путешественники имеют неприкосновенный запас. Павлик извлек из своего рюкзака кусок вареной баранины, два огурца, добрый ломоть хлеба и четыре пирожка. Два пирожка он оставил с ужина, а еще два выпросил у поварихи тети Насти.

          Весь экипаж «Бор-Боса» любил сладости, но на этот раз ребята даже не притронулись к конфетам и печенью. Зато пирожкам, огурцам и мясу оказали такое внимание, что от них остались только крошки. Их Костя смел в воду на радость любопытному чебаку, который уже давно кружился вокруг плота.

          Позавтракав и сразу пообедав, команда фрегата похлебала воды из Морошки и опять улеглась на палубе.

          — Костя, ты совсем поспел, — взглянув на спину капитана, сказал Павлик.

          — Как это — поспел? — не понял Костя.

          — Ты красный, как помидор. Очень сильно загорел.

          Костя действительно стал весь красный, на розовом лице выделялись только веснушки и белые брови. Капитан потрогал плечи и руки и торопливо отвязал футболку. Фрегат лишился паруса, теперь на его мачте трепыхался только вымпел.

          Через некоторое время Костя почувствовал, что спина и плечи нестерпимо горят. Казалось, что от солнца не защищает и футболка. А фрегат плыл и плыл в неизвестном для капитана направлении.

          Отличная возможность попасть в дремучую тайгу все меньше нравилась Борисову. А потом и совсем перестала нравиться. Он взглянул на Киле, который сидел, свесив ноги в воду, и вздохнул:

          — Давай будем руками подгребать к берегу.

          Павлик, ни слова не говоря, лег на бревно и начал грести ладошками. То же сделал и Костя.

          Мореплаватели то и дело поглядывали на нос плота, не начал ли он поворачивать, а плот плыл себе вперед, не обращая внимания на усилия своей команды.

          — Хоть бы проехал кто, — произнес Костя. — Да только зачем здесь порядочным людям плавать, чего они в тайге не видели? Это ты виноват, не мог меня отговорить...

          Павлик промолчал, но грести бросил. Костя совсем приуныл. Ему уже не хотелось приключений. Вообще об этих приключениях приятнее читать в книжках, чем испытывать их самому.

          — Я, наверное, порыбачу, — вдруг оживился Киле. Через несколько минут он уже забросил леску в воду.

          Про реку Морошку даже в газетах писали, что она кишмя кишит рыбой. Может быть, это так, но сейчас почему-то рыба не клевала. То ли потому, что солнце стояло еще высоко, а рыба лучше ловится утром и вечером, то ли потому, что в этот день Павлику вообще не везло.

          Наш знакомый любопытный чебак, если бы был голодный, может быть, и проглотил бы крючок с червяком, но он вдоволь наелся крошек и теперь спокойно плыл в тени плота, не обращая внимания на приманку.

          Рыболов сидел, изредка подергивая леску, до тех пор, пока у него не зарябило в глазах, но не поймал даже синявки. Борисов ковырял перочинным ножичком бревно, а фрегат, даже без паруса, бежал в неведомые дали.

          Смотав удочку, Павлик вдруг заметил, что левый берег стал ближе.

          — Смотри! — обрадованно воскликнул он, — нас несет к берегу!

          Костя крикнул что-то непонятное, но радостное. Берег действительно приближался. Правда, это был левый берег, а лагерь стоял на правом, но путешественники обрадовались и этому: неважно, правый или левый — лишь бы твердая земля.

          Теперь все зависело от «Бор-Боса», вернее от течения. Оно ведь могло потянуть плот на середину реки. Команда фрегата растянулась на палубе и заработала руками, помогая течению.

          — Эх, весло бы, — сказал Павлик, — или бы шестик...

          — Греби, греби, — командовал Костя, к которому опять вернулась бодрость. — Лево на борт!

          Но Павлик перестал грести. Он смотрел на мачту.

          — Ур-ра! — вдруг воскликнул он и, подскочив к мачте, выдернул ее. — Вот и руль! Теперь мы пристанем.

          С шестом дело пошло лучше. Павлик, загребая им, подводил плот к берегу.

          Когда плот был уже метрах в десяти от желанной земли, его отбросило немного течение какой-то бурной протоки или речушки, впадавшей в Морошку. Но плотик миновал устье этой речушки и опять стал приближаться к заветному берегу. Киле изо всех сил греб шестом. Костя лежал на животе, загребал рукой и приговаривал:

          — Ну «Бор-Боска», ну хороший, давай приставай.

          И вот плот заскользил вдоль обрывистого берега. Здесь негде было причалить, но Павлик уже доставал шестиком дно. Теперь-то он не позволит плоту уплыть на середину, что бы ни приказывал капитан.

          Метров через сто показался заливчик. Павлик направил в него плот и, выбрав место, пристал к берегу.

          — Земля! — закричал Костя.

          — Земля! — закричал Павлик.

          Подхватив свои рюкзаки, путешественники соскочили на берег.

          От радости Павлик затрубил в горн, а Борисов оттолкнул ногой плот.

          — Прощай, «Бор-Бос», — сказал он, скрестив руки (так со скрещенными руками изображен в одной книге путешественник Арсеньев). — Если бы к тебе приделать руль, да мотор, да поставить сверху хоть маленькую каютку, чтобы иногда укрываться от солнца, ты был бы хорошим кораблем. Прощай, «Бор-Боска».

          — Я что, больше не баталер? — забеспокоился Павлик.

          Костя немного подумал и сказал:

          — Ну его, это море. Теперь мы будем первобытными людьми. Правда, здорово? Мы станем пробираться в свое племя, как ульмары Нао, Гав и Нам. Ты читал «Борьбу за огонь»?

          — Может, лучше мы будем пробираться в свой пионерский лагерь? Там же, наверное, нас ругают.

          — Чудак ты, — снисходительно улыбнулся Костя. — Конечно, пойдем в лагерь, только будем считать, что пробираемся в свое племя. Так же интереснее. Как ты не понимаешь! Я буду сын Леопарда Нао, а ты — Гав. Нет, лучше я буду Ко, а ты Па.

          — А почему это Па? Баталер — красивее.

          — Ну, Па — все равно, что Павлик, только сокращенно. Первобытным людям некогда было выговаривать длинные слова, А я — Ко — значит, Костя. Понял?

          — Понял, — ответил Павлик. — Ладно, первобытными так первобытными...

          И первобытные люди Ко и Па, надев рюкзаки, зашагали к берегу Морошки, чтобы вернуться в свое племя, вождем которого, наверное, была Ида Сергеевна.

          План Борисов придумал простой: дойти по берегу до того места, где в Морошку впадает протока Утиная, и там вовсю трубить в горн. Вот и горн пригодится, не зря таскали.

          В лагере их, конечно, уже ищут. Кто-нибудь окажется на берегу, услышит сигнал бедствия и пришлет лодку. Зато потом они хорошенько поужинают. Надо только тете Насте сказать, что совсем нет аппетита. Тетя Настя сразу натащит всяких вкусных вещей. Все ребята знают эту слабость своего повара. Она ничего не пожалеет, чтобы вернуть человеку пропавший аппетит.

          Костя даже представил, как тетя Настя, всегда такая чистенькая и румяная, стоит рядом в накрахмаленной белой косынке и, спрятав руки под белый фартук, счастливо улыбается. Словно это не она кормит, а ее угощают. Ей всегда приятно видеть, как потерянный аппетит очень быстро возвращается к ее сорванцам.

          Самое же главное начнется, когда Никита просигналит отбой и прибежит, запыхавшись, со своим горном. Ребята улягутся и начнут расспрашивать Костю, где это он странствовал? «Только не перебивать!» — предупредит Костя и начнет рассказывать о своих приключениях, о том, как они с Павликом боролись с бешеным речным течением. Тут уж зевать некогда. Зазевался — беда. А потом, — скажет он, — мы попали в каменный век. Стали первобытными людьми! Об этом тоже можно здорово рассказать!

          Ох, наверное, и весело жилось этим самым первобытным предкам!

          Предыдущая глава  В содержание  Следующая глава



          ГЛАВА ВТОРАЯ


          Почему запоздал завтрак. Радиописьмо. Переполох. Приказ № 1. Следы Вани Конденсатора. Где Костя с Павликом?

          Поварихе тете Насте приснилось, что она проспала и весь лагерь остался без завтрака. Тридцать малышей из шестого отряда ревут во все тридцать голосов. Вожатые лежат в обмороке. Цепной пес Терешка воет. Нанайский мальчик Киле ест сырую рыбу. А старшие (так в лагере звали первый отряд) забрались на черемуху и самовольно, вместе с птицами, объедают эту вязкую ягоду. И самое страшное — им ничего не скажешь, они же, бедняжки, голодные.

          Тетя Настя открыла глаза, сразу зажмурилась и ужаснyлacь. Обычно она просыпалась, когда первый солнечный луч только касался края подушки, а сейчас он добрался до ее глаз, ослепительный и горячий. Это значило, что всегда аккуратная повариха проспала лишних двадцать минут.

          — Подъем! — скомандовала сама себе тетя Настя. Быстро, как солдат, в две минуты собралась и побежала отпустить с цепи Терешку. Она очень удивилась, что Терешка не рвется, не лает и никак не выражает своего недовольства. Обычно эта дисциплинированная собака не терпела опозданий и всегда поднимала недовольный лай, если ее не отцепят вовремя.

          Вообще Терешка имел странный характер. Ночью, на цепи, это был лютый, злой пес. Что там чужие, — он и своих не подпускал к тем дверям, на которых висели замки. Но стоило утром отцепить его, как свирепый пес превращался в добродушную и очень терпеливую собаку, которая позволяла малышам таскать себя за уши, бегала со старшими на речку, любила плавать и умела играть в прятки. Зато, как только после спуска флага Никита трубил отбой, Терешка кидался к своей будке. Здесь он ложился и ждал, чтобы его посадили на цепь. Тетя Настя пристегивала ночного стража лагеря к цепи и поскорее отходила, потому что Терешка буквально на глазах терял свое добродушие: шерсть на нем ершилась, и он начинал рычать.

          В это же утро Терешка спал как младенец. Тетя Настя ахнула и вспомнила, что вчера она забыла прицепить его к цепи. То-то ночью он ни разу не залаял и не разбудил ее.

          Конечно, и Ваня Конструктор не смог бы так безнаказанно бегать в радиорубку и подкрадываться к окну Раи Тузиковой, если бы пес сидел на цепи.

          Между тем лагерь просыпался. Весело затрещали дрова на кухне. Вожатые побежали умываться на протоку, хотя пионерам это категорически запрещалось, потому что, как говорила ребятам Ида Сергеевна, «для умывания в цивилизованном обществе имеются умывальники».

          Наконец настало время будить Никиту. Никита вскочил, подтянул трусы, сунул руку под подушку потом под матрас, но горна там не оказалось. Тогда горнист торопливо стал перетряхивать одеяло, простыни, подушку, заглянул для чего-то в банку с красными саранками и полез под кровать. Под кроватью, кроме пылинок, плавающих в солнечном свете, и стоптанных сандалий, принадлежавших самому Никите, никаких предметов не оказалось. Никита переполз под Костину кровать, — под ней не было даже сандалий. Славный горнист пополз дальше.

          Когда Ида Сергеевна, собственными глазами наблюдавшая, как босые пятки Никиты исчезли под кроватью, через несколько минут заглянула туда, — ни пяток, ни их хозяина там не оказалось. Ида Сергеевна заморгала пушистыми ресницами и осторожно позвала:

          — Никита! — Под кроватью стояла угрожающая тишина. — Никита! — пугаясь, погромче окликнула Ида Сергеевна. — Никита!

          И тогда в дальнем углу комнаты кто-то громко чихнул, и вслед за тем Петя Азбукин истошно закричал и стал колотить полотенцем бедного лагерного горниста, выбиравшегося из-под кровати.

          Оказалось, что Никита нечаянно толкнул свесившуюся с кровати ногу Пети Азбукина, а Пете со сна показалось, что это совсем не Никита, а кто-то — кто его знает, кто. Да и вообще Петя не любил, чтобы его спящего трогали за ногу.

          Крик Пети Азбукина поднял остальных ребят. Все они были очень хорошими компанейскими ребятами и, узнав, в чем дело, принялись искать пропавший горн. Скоро в палате мальчиков первого отряда поднялась пыль, полетели перья из чьей-то плохо зашитой подушки, но горн не находился. Никита заглянул в печку. Петя Азбукин предложил верный способ обнаруживания пропавших горнов. По этому способу требовалось стать на одну ногу, зажмурить глаза и хорошенько крутнуться, потом открыть глаза и идти пять шагов туда, куда глаза глядят. Сева вспомнил проверенный способ: по нему следовало плюнуть на ладошку, шлепнуть сверху другой рукой... Ида Сергеевна недослушала, сказала, что это предрассудки, и побежала докладывать о чрезвычайном происшествии начальнику лагеря.

          Начальник лагеря подумал всего одну минуту и принял решение будить пионеров без горна. Вожатые кинулись по корпусам. На зарядку лагерь вышел с опозданием на двадцать минут. Это огорчило все взрослое население лагеря, кроме тети Насти. Ей как раз не хватало этих самых двадцати минут, чтобы доварить завтрак.

          Кое-как отряды построились и стали ждать, когда из репродуктора раздастся хрипловатый голос физкультурника Семена Петровича. Два дня назад Семен Петрович простудил горло, не мог громко подавать команды и поэтому записал с помощью Вани Иванова всю зарядку на магнитофонную пленку. А уж с пленки можно передавать зарядку как угодно громко. Сам же Семен Петрович становился перед лагерем и, не открывая рта, под свой собственный голос показывал необходимые упражнения.

          На этот раз он тоже замер перед строем пионеров и нетерпеливо косил глаза на динамик. Но в динамике что-то долго шуршало, скрипело, наконец хрюкнуло, и голос Вани Конденсатора произнес: «Рая!» Потом наступила пауза, как будто Ваня думал. Затем опять послышалось: «Нет, лучше Раиса. Ра-и-са... Так... Я ухожу из лагеря на-все-гда. Так... Прощай. Ваня. Нет, лучше И. И. — Иванов Иван... Так».

          Почуяв неладное, Семен Петрович кинулся к радиоузлу. Туда же бежала из столовой, где она сегодня дежурила, Рая Тузикова. В комнатке радиоузла сидел Ванин помощник Петя Азбукин. Он растерянно вертел ручки, пытаясь выключить динамик.

          Оказалось, что Ида Сергеевна, не найдя Вани, поручила включить зарядку Пете, а он поставил не ту катушку с пленкой. Семен Петрович заменил пленку и опять побежал на линейку. Еще по дороге он услышал свой простуженный голос и увидел ребят, вразнобой делавших упражнения.

          Так неудачно начался этот лагерный день.

          Вани Иванова сразу как-то не хватились. И только после завтрака, когда Рая нашла под своей подушкой записку, в которой фиолетовым по белому Ваня сообщал, что он ушел, лагерь всполошился. Ида Сергеевна и начальник лагеря несколько раз перечитали этот документ, но в нем говорилось только следующее: «Раиса! Я ухожу из лагеря навсегда. Прощай. И. И.» Включили еще раз пленку с Ваниным голосом, и догадались, что, наверное, Иванов забыл выключить магнитофон, когда сочинял это послание.

          Ваня мог уйти из лагеря только в колхоз «Рыбак» — других дорог из лагеря в населенный мир не было. Физкультурник Семен Петрович сел на велосипед, попробовал звонок — звонок работал, и Семен Петрович запылил вдоль Утиной протоки.

          Обследование Ваниной кровати ничего не дало. Она была заправлена. Правда, как всегда, не очень аккуратно, но заправлена. Тогда начальник лагеря и Ида Сергеевна стали осторожно допрашивать Ваниных друзей и Раю.

          — Заблудится, — в один голос сказали ребята.

          — Кто заблудится? Почему заблудится? — испугалась Ида Сергеевна.

          — Ваня заблудится. Он неприспособленный, — ответили ребята.

          — А может, он где-нибудь приемник разбирает? — высказался Азбукин. — Сидит под кустом и разбирает.

          Больше от ребят ничего узнать не удалось.

          Обычно бойкая Рая Тузикова бледнела и краснела, но так и не смогла объяснить, почему именно ей оставил Ваня записку.

          На всякий случай обыскали все ближние кусты: может быть и правда Ваня где-нибудь сидит и ладит приемник. Принимал участие в этих поисках и Терешка, хотя он единственный из всего лагеря видел, как уходил Ваня.

          Когда все кусты как следует обшарили, вернулся Семен Петрович. Он выбил одну спицу из велосипедного колеса, а Вани не нашел.

          Ох, сколько забот навалилось на лагерь! Искать беглеца надо? Надо. Давно пора начинать задуманную игру, ведь Костя и Павлик унесли вымпел и будут на берегу Морошки ждать ребят. Срочно требовалось чем-то занять малышей. Они, пользуясь суматохой, без присмотра старших разбрелись по кустам. А горнист Никита, кроме того, должен был найти казенное имущество — горн.

          На чрезвычайном совещании вожатые решили:

          Первому отряду начинать игру.

          Второму и третьему — организовать новые поиски Вани Иванова.

          Шестому отряду читать сказку «Конек-Горбунок» — она длинная и надолго займет малышей.

          Горнисту Никите, учитывая особую ситуацию, выдать новый горн, а поступок его обсудить позднее.

          Остальным отрядам заниматься по расписанию.

          И вот, поджав ногу с порезанной пяткой, Никита протрубил сбор.

          Ида Сергеевна, не успев позавтракать и как следует прийти в себя после всех волнений, вскрыла перед строем пакет и дрожащим голосом прочитала:

          «Приказ № 1

          Ровно в 10 часов утра первому отряду выступить в поход на поиски красного вымпела.

          Двигаться нужно по течению протоки Утиной до метки (ленточка на дереве). Под меткой найти конверт № 1. Дальше следовать так, как сказано приказе № 2».

          Через 20 минут следопыты были готовы выступить в поход. Получили у тети Насти бутерброды, надели рюкзаки, выслали разведку и простились с Никитой. Но тут неожиданно взбунтовался шестой отряд.

          Этот отряд единогласно, воздержалась только маленькая Луша, решил тоже стать следопытами и разыскивать вымпел. «А сказку про Конька-Горбунка можно прочитать завтра», — заявили малыши. В бунте шестого отряда косвенно оказалась виновата его вожатая Аня. Она усадила своих питомцев слушать сказку рядом с линейкой, где Ида Сергеевна зачитывала приказ.

          Уговорить шестой отряд мог не каждый. Он славился на весь лагерь своей сплоченностью и настойчивостью. Частенько, когда в стороне от лагеря догорал веселый жаркий костер, Аня, построив своих малышей, спрашивала:

          — Ну, как, ребята, пойдем, — по дороге или по тропке?

          И шестой отряд в один голос отвечал:

          — По тропке!

          А что это означало? А вот что: по дороге идти совсем неинтересно, она ровная, да еще посыпана песочком, а по сторонам горят лампочки.

          Зато по тропке! О! По тропке надо спуститься в овраг, да перебраться по камням через ручей, да мимо темных кустов... Страшно, правда? Но шестой отряд, все как один, кроме трусихи Луши, рос очень смелым и ходил только по тропке.

          А однажды ночью между лагерем и колхозом «Рыбак» остановились на привал солдаты. Утром в пять часов солдат-горнист протрубил «подъем». Шестой отряд решил, что это горнит Никита, и поднялся. Поднялся и выстроился на линейке. Стоит отряд, а в лагере все спят. И вожатая Аня спит, и врач, и повар тетя Настя. Даже Терешку еще не спускали с цепи.

          Если бы через полчаса Павлик Киле не побежал проверять закидушки, которые он с вечера наживил лягушатами, так бы и стоял шестой отряд до подъема всего лагеря.

          Хорошо, что Павлик догадался, скомандовал малышам: «Кругом!» — и увел шестой отряд досыпать.

          Попробуй уговори такой дружный и отчаянный отряд. Неожиданно помог врач, студент Май. Отчество у него, как и у физкультурника, было Петрович. Поэтому девушки вожатые называли их обоих «Петровичи». Май Петрович предложил повести шестой отряд на внеочередной медицинский осмотр. Малыши любили, когда их выстукивал и выслушивал врач, и все, даже Луша, согласились. А молодой врач Май Петрович любил возиться с малышами, так что интересы и врача и детей совпали.

          Аня построила своих питомцев и гуськом повела в медпункт. А повеселевшая Ида Сергеевна подала наконец команду:

          — Шагом марш! — и для убедительности добавила: — Пошли, ребята.

          Хорошо в ясный солнечный день, пока еще не навалилась жара, шагать по лесной тропинке. С треском разлетаются в стороны кузнечики и стрекозы. Загадочно, в два коленца, высвистывает свое «спасибо» золотая птица иволга. Правда, жалко, что она из отряда воробьиных, вот была бы из попугаевых — это интересней.

          Скрылась впереди разведка. Трещит кустарник под ногами бокового охранения. Слушает, притаившись в густой листве, молодой лупоглазый совенок пионерскую песню:

                         Ярче, ярче разгорайся,
                           Наш костер,
                        Выше, пламя, поднимайся
                           На простор.
                        Выше, пламя, поднимайся,
                        Громче, песня, раздавайся.
                       Пионеры собираются на сбор!

          Не хватает в этом месте звонкого голоса горна. Остался горнист Никита в лагере, — и надо же 6ыло ему порезать пятку! Ну, ничего, барабанщик Сева Понимаешь старательно выбивает дробь. А «Понимаешь» Севу называют потому, что он, где надо и где не надо, говорит «понимаешь». Знает свою беду Севка, да ничего поделать не может. А во всём виноват Севкин дядя полярник. Прилетел он в отпуск на Большую землю и удивил племянника этим словом.

          — Приехал, понимаешь, — сказал он Севке утром, — а белого медвежонка тебе не привез. Очень уж, понимаешь, шустрые они, никак не поймаешь.

          И так за каждым словом — «понимаешь» да «понимаешь». Стал Севка, когда дядя уходил навестить друзей, передразнивать его да и привык к дядиному слову — вот как опасно дразниться. И сейчас он, отбарабанив, говорит соседу:

          — Эх, понимаешь, нет Никиты. Мы бы с ним дали!

          А отряд поет:

                         Выходите, запевалы,
                           В первый ряд.
                        Песню дружную подхватит
                           Наш отряд.
                        Песню дружную подхватит,
                        А хороших песен хватит
                        У ребят, неунывающих ребят.

          Первую метку — лоскуток на дереве — разведчики пробежали (они думали, что висеть будет настоящая лента, такая, какую заплетает Рая Тузикова в свою косу). Ее углядела глазастая Настя и подняла тревогу. За это упущение командира разведки Петю Азбукина сместили, а на его место поставили Настю.

          Торжественно вскрыли конверт № 1. В нем лежал приказ:

          «Отряд идет правильно. Дальше следовать в том же направлении до новой метки».

          Без труда нашли и вторую метку с новым приказом, а глазастая Настя посмотрела на помятую траву и поломанные ветки и сообщила:

          — Здесь кто-то бултыхнулся в воду.

          Не поверили ребята Насте. Они же не знали, что в этом самом месте свалился Костя в протоку. Свалился за одну секунду до отлета на неведомую планету.

          Теперь требовалось отыскать стрелку, — так говорилось в новом приказе.

          Бежит тропинка по родной земле, лучше которой нет на всей планете, ведет ребят к речке Морошке. Осторожно шагает впереди внимательная разведка. Стреляет глазами по сторонам Настя, боится пропустить стрелку. И вдруг у релки, где пахнет медом и грибами, заметила Настя следы. Это один человек прошел, — наверное, Костя. Это второй человек прошел, чем-то одуванчик сбил, — наверное, Павлик Киле. А это что за человек шагал, следы Кости и Павлика притоптал? Устал человек, чемоданчик поставил, сидел на нем, — вон как уголки чемоданчика в землю вдавились — и какие-то кружки прутиком чертил.

          Подошел отряд, все стали смотреть на Настину находку. Петя Азбукин вперед протиснулся, на следы чемоданчика посмотрел, на кружки взглянул.

          — Да это же Ваня Конденсатор на своем чемодане сидел. Видите, схему какого-то приемника начертил. А раз здесь схема — Ваня близко!

          Обрадовались ребята: значит, пропавший Ваня с Костей и Павликом ушел. Ох и поругают они его! «Проработаем на совете», — подумала Ида Сергеевна, хотя больше других обрадовалась, что Иванов нашелся. А Рая Тузикова ни с того ни с сего попросилась в разведку. Мальчикам все равно: «Иди», — говорят.

          А девочки промолчали, только переглянулись и заулыбались, как будто что-то знают. А что им знать?..

          Дальше шагает отряд. Вот и тенистая тропинка, где над головой лианы амурского винограда сплелись. И хотя попадают сюда косые солнечные лучи — прохладно на тропинке и сумрачно. На что уж славились на весь отряд своей смелостью разведчики, и те поближе к Иде Сергеевне жмутся. И вдруг закричали разведчики, ахнула вожатая, загомонил весь первый отряд и кинулся к песчаной косе, к сверкающей Морошке.

          Такое уж это место веселое. И я не раз там радостно кричал и, разбежавшись, прыгал на мягкий песок.

          До самой воды добежала Настя и тут вспомнила, что она главная разведчица.

          — Стойте, ребята! — кричит. — Ой, стойте! Следы затопчете.

          А ребята раздеваются, в воду лезть хотят. Кое-как Ида Сергеевна навела порядок. Стали смотреть следы — все истоптано, будто здесь медведи с медвежатами плясали.

          — А вот и метка! — воскликнул Петя Азбукин и показал на затоптанную стрелку.

          Обрадовались следопыты, начали искать пакет, а Петю тут же решили опять перевести в разведку— Настиным помощником.

          Пакет № 3 отыскали быстро. Зачитала Ида Сергеевна приказ:

          «Отряду идти по направлению, указанному стрелкой, до новой метки — стрелки, выложенной галькой на песке».

          — Куда же пойдем? — спрашивает вожатая. — Стрелку-то затоптали. Как теперь узнать, куда она показывала?

          И правда, как? Огляделись ребята. Вниз по течению тянется коса. Может, по ней ушли Костя с Павликом? Вправо от косы уходит релка. А что если на ней в каком-нибудь дупле спрятан вымпел, а Костя, Павлик и Ваня красной смородиной да черемухой лакомятся? Позади бормочет узкая в этом месте протока Утиная. А вдруг через нее перебрались Борисов и Киле и там повесили вымпел?

          — Разделимся на три отряда! — предлагает Сева.

          — Вдоль релки пойдем, там спелой черемухи много, — советует Петя, а сам «Сменой» Морошку снимает и Настю — начальника разведки.

          — Нет, — возражает Настя, — сначала следы поищем. Может, остались следы.

          — Правильно, следы поищем, — поддерживает! Рая. «Вдруг Ванины следы опять попадутся», — это она так подумала, а вслух не сказала. Зачем все свои мысли высказывать вслух.

          — Давайте искать следы, — согласилась Ида Сергеевна. — Только не все сразу, а то мы тут все перетопчем. Пусть сперва разведчики ищут.

          Повела Настя разведчиков к протоке. Это совсем рядом. Вот и место, где протока впадает в Морошку. Никаких следов нет на сыром песке. Только какой-то зверек от куста к воде пробежал, а обратно не выбежал.

          — Смотрите, собачонок утонул! — удивился Петя.

          Нагнулась Настя над следами:

          — Это выдра. Видишь, перепонки между пальцами.

          Попятился Петя от воды:

          — А она, эта выдра, кусается?

          — Может цапнуть, - отвечает разведчица.

          — Она что, утонула?

          — Что ты! — успокоила Петю Настя. — Выдра под водой подолгу плавает. У нее даже вход в нору под водой начинается.

          — И откуда ты, Настя, про выдру знаешь? — удивился Азбукин. - Может, выдумываешь все?

          — Дедушка рассказывал, — говорит Настя. — Я каждое лето у дедушки в хорских лесах на зообазе гощу. У него там и выдры бывают, и дикие кабаны, и медведи. Там у меня даже друг был — медвежонок Тошка, только увезли его сейчас. С дедушкиной зообазы зверей по зоопаркам забирают.

          Вдруг на тропинке кто-то взвизгнул, радостно заскулил и через кусты — прыг к разведчикам. Смотрят ребята — да это Терешка! Сам из лагеря прибежал, не заблудился.

          Помчались разведчики с Терешкой на косу, к отряду.

          Обрадовались пионеры псу. Обежал Терешка всех, обнюхал, а Севу-барабанщика даже лизнуть ухитрился. Потом как припустит Терешка по косе.

          — Разведчики, не отставай! - крикнула Настя и помчалась вприпрыжку за Терешкой.

          Немного отбежали, смотрят, у самой воды на песке следы. Только не поймешь, дети здесь прошли или взрослые — осыпались следы.

          Направился отряд по следам. Солнце все жарче припекает. Искупаться бы сейчас, да нельзя — вымпел искать надо. А Рая Тузикова и про вымпел думает, и про Ваню не забывает. Интересно, если бы ушел Ваня и ей записку не оставил, наверное, не очень бы беспокоилась Рая. Ну ушел и ушел. Эти мальчишки и не такое выкинуть могут. А теперь забота у Раи: куда он забрел? И почему ей написал? Может, потому, что она председатель совета отряда, или еще почему... Чудак этот Ваня.

          Еле поспевает Рая за быстроногой Настей. Вдруг — стоп! Два следа вдоль берега потянулись, а один в сторону, к молодым тополькам свернул. Остановилась Настя. Тузикова отдышалась, под ноги посмотрела, а на сыром песке нацарапано: «Рая». Догадалась она, кто это написал, и, пока не увидели остальные, стерла надпись ногой.

          Пробираются следопыты по рощице, слышат, кто-то похрапывает. Смотрят, накрыл человек тюбетейкой лицо, чемоданчик под голову — и спит. Да это же Ваня! Сдернул Петя с Вани тюбетейку.

          — Вставай, — кричит, — беглец несчастный! Его весь лагерь ищет, а он спит. Семен Петрович из-за тебя спицу выбил, а ты спишь! Вот будет тебе!

          Сел Ваня, щурится от солнца, смотрит на разведчиков, на лохматого Терешку и спрашивает:

          — Это как я здесь очутился?

          — А мы почем знаем, — говорит Настя.

          — Ты же из лагеря ушел! — радостно подсказал Петя.

          — А... — припомнил Ваня, встал и тут только Раю увидел. Покраснел. — Ладно, — говорит, — пошли в лагерь.

          — Ишь ты какой! — рассердилась Настя. — А вымпел кто искать будет?

          — Какой еще вымпел? — не понимает Ваня. Меня нашли — и хватит. Я бы сам давно вернулся, да не знал, в какую сторону идти.

          Рассказали ребята Ване про игру и повели его к вожатой.

          — Так, Иванов. Почему ты дисциплину нарушил — мы в лагере разберемся, — строгим голосом произнесла Ида Сергеевна. — А теперь помогай нам разыскивать вымпел. Пойдешь с разведчиками, начальником у тебя будет Настя.

          — Ну, чего это Настя будет мной командовать!— возражает Ваня. — Я не хочу.

          Набросились на него девочки:

          — Да это же Настя тебя разыскала! А то бы ночевал здесь.

          — Тогда пусть я у нее буду помощником, что ли.

          — Помощник у нас есть — Петя Азбукин.

          Пришлось Ване согласиться идти в разведку рядовым. А Рая Тузикова из разведки вышла,

          — Плохой, — заявила, — из меня разведчик. Я в следах совсем не разбираюсь.

          Вот и пойми этих девочек: сама же просилась...

          Стала Ида Сергеевна думать, кого бы послать в лагерь, чтобы сообщить, что Иванов нашелся. Не хочется никому возвращаться, добровольцев не находится. Да тут, к счастью, зазвенел у протоки звонок и выкатил на косу Семен Петрович. Показали ему Ваню, потрогал его Семен Петрович для верности и поехал успокаивать начальника лагеря.

          Опять пошла разведка по следам, по тем, что вдоль Морошки тянулись. Вот и коса кончилась. Дальше идти труднее — берег обрывистый, трава высокая и никаких тропок-дорожек нет.

          Огляделись разведчики, и, надо же, все сразу у самой воды стрелку из камушков заметили. И показывает эта стрелка на остров, что посреди Морошки зеленеет. Откопали пакет, отдали Иде Сергеевне, а в нем старый приказ зачеркнут карандашом, а внизу написано:

          «Ищите вымпел на острове! Костя, Павлик».

          — Да что они, с ума сошли! — рассердилась Ида Сергеевна. — Как же мы через реку переправимся? Вот я этому Косте-путешественнику покажу! Давайте, ребята, покричим:

          — Костя! Ко-стя!

          — Па-авлик! — понеслось над рекой.

          Тишина на острове, никто не откликается. Устали пионеры кричать, а Костя и Павлик даже голоса не подали.

          — Как же они туда переплыли? — удивляется Ида Сергеевна.

          Прошлась Настя вдоль берега и говорит:

          — На бревнах. Вот здесь два бревна прибило к берегу, а они их сталкивали.

          — И не на бревнах вовсе, а на плоту, — вмешался вдруг Ваня.

          — А ты откуда знаешь?

          — Видел я.

          — Что же ты раньше не сказал?

          — Я же не знал, что это Костя с Павликом. Только они на остров не попали, их по течению понесло. Когда я на берег вышел, плот уже вон туда, за кривун, где сухое дерево стоит, уносило.

          Посмотрел отряд вдоль реки. Далеко кривун. Может, километр до него, а может быть, и больше.

          — Пошли догонять, — скомандовала Ида Сергеевна. — Они там, наверное, к берегу пристали.

          Поднялись пионеры на высокий берег. Здесь трава такая вымахала — Иде Сергеевне по пояс, ребятам, кто повыше — по грудь, а кто ростом не удался — и по горлышко.

          — Как же, понимаешь, здесь идти, когда никакой дороги нет? — жалуется Сева.

          — Мы пойдем один за другим и дорогу протопчем, — отвечает Ида Сергеевна.

          — А вдруг зверь, волк, например?.. — сказал кто-то и вздохнул.

          — Мы песню запоем. Всех волков распугаем. Потом с нами Терешка.

          — А если устанем?

          — Сядем на берег, ноги свесим и отдохнем, — улыбается вожатая.

          И ребята заулыбались, запели песню и пошли к сухому дереву.

          Терешка сначала впереди бежал, потом давай по траве носиться, мышей-полевок гонять. Ваня Иванов, когда в путь-дорогу тронулись, весело чемоданчиком размахивал, а тут уставать начал, на плечо чемоданчик поставил. Сева сперва лихо барабанил, теперь сбиваться стал, сдвинул барабан за спину и говорит:

          — По дороге, понимаешь, легче идти, чем без дороги, правда?

          — Правда, — отвечает Петя. — И по дороге легче и по косе легче, а по траве тяжелей, это ты здорово заметил.

          — Сам додумался, — отозвался Сева.

          Шагает отряд, а сухое дерево как будто все дальше отодвигается.

          Высоко поднялось солнце, печет, как в Африке. От травы и то жар идет. Вот когда на солнце облако набежит — прохладней становится. Следят следопыты за другим берегом Морошки. Радуются, когда на нем темнеет трава. Это значит — легла на нее тень от облака, сейчас она скользнет по реке и накроет отряд. И верно, бежит тень по воде, вот она уже на этом берегу. Ух, хорошо, можно панамки снять. Только быстро проплывают облака — и опята зной.

          Много раз запинались ребята о кочки и корни, падали и по очереди и без очереди, а кто и нарочно, два раза отдыхали, а все-таки дошли до сухого тополя. Стали смотреть по реке — не видно плота, на видно Борисова и Киле. Приуныл отряд.

          — Ну что ж, мои отважные следопыты, — говорит Ида Сергеевна. — Доставайте свои завтраки, кушайте, отдыхайте — и в лагерь пойдем. Теперь мы дорогу протоптали, быстро вернемся. А за Костей и Павликом на лодке придется плыть, так их не догонишь.

          Ребята достали из пакетов бутерброды и другую еду, которой их снабдила повариха тетя Настя, уселись в кружок и едят дружной компанией, а Ваня в сторону отошел. Дело понятное: пирожки, что Ваня с собой прихватил, он, несмотря на грустные мысли и всякие переживания, еще дорогой съел и не заметил как. Подкрепляются и мальчики и девочки, а про Ваню как-то забыли. И съели бы так все, да только видят, Рая Тузикова скучная сидит, теребит свою косу и все в сторону поглядывает. Чего бы ей оборачиваться? Посмотрели туда и видят: сидит одиноко Ваня Иванов и травинку грызет. Как же не позвать товарища? Позвали Ваню и отдали ему все, что осталось, — остатки сладки.

          Предыдущая глава  В содержание  Следующая глава



          ГЛАВА ПЕРВАЯ


          С чего все началось. Ваня Конденсатор. Отбытие Кости Борисова в космос. Ваня идет в другую сторону. Река Морошка.

          Конечно, Костя вчера сделал ошибку, когда согласился взять с собой Павлика Киле...

          До восхода солнца оставался еще добрый час. За Утиной протокой в колхозе «Рыбак» спросонья голосили петухи. Все шесть отрядов пионерского лагеря организованно досматривали свои ребячьи сны. А Павлик растормошил Костю и сейчас, посматривая, как он собирается, преспокойно сидел на своем рюкзаке.

          — И что у тебя, бессонница, что ли? — ворчал Костя, не попадая рукой в рукав рубашки. — Встали бы перед подъемом и пошли. Видишь вон, как Никита посапывает. Спит человек и горя не знает... Как это ты еще в час ночи не проснулся?

          — В час рано, — невозмутимо ответил Павлик. — Я просыпался, да темно было. Я и в три просыпался — тоже темно. А сейчас что, сейчас уже светает. В протоке рыба вовсю плещется. Надо идти...

          Позавчера, когда на совете дружины решили провести игру «Отважные следопыты», Косте и его другу Никите поручили самое главное: хорошенько спрятать от следопытов вымпел и самим не заблудиться. Вожатая Ида Сергеевна так и заявила:

          — Вымпел спрячут Костя Борисов и Никита Козлов. Костя у нас будущий путешественник. Он, ребята, в лагерной библиотеке все книги про путешествия успел прочитать. И «Путешествие на «Кон-Тики» и «Путешествие на «Скорлупке». А Никита хороший горнист и вообще общественник. Вымпел надо спрятать далеко, километра за три от лагеря. Мне кажется, что, если мы пошлем Костю и Никиту, они задание выполнят и сами не потеряются. Как вы думаете, ребята?

          Ребята закивали стрижеными головами. Девочки с интересом посмотрели на Костю и Никиту, а Рая Тузикова встала и отрапортовала:

          — Первый отряд поддерживает! Борисова у нас еще в школе Дерсу Узала называли. — Она что-то шепнула Насте, и обе прыснули в ладошки.

          С Никитой, конечно, идти было бы лучше, все-таки приятель, на одной парте в шестом классе сидели, а Павлик что — мелкота, четвертый класс. Но Никита, кроме того, что был горнистом и общественником, славился среди друзей как страшно невезучий человек. Вожатая об этом не знала, а Костя знал. Никита не раз терял мундштук от горна. Недавно на рыбалке от него ушел целый кукан чебаков. Однажды кто-то положил ему под подушку куклу, и, понятно, весь отряд сочувственно расспрашивал, когда он, при своей занятости, успевает играть в куклы. А вчера Никита порезал пятку и весь день скакал на одной ноге. С порезанной пяткой даже такой путешественник, как Ливингстон не отправился бы в дебри Центральной Африки. Пришлось искать замену и Никите. Тут подвернулся этот Павлик, Прослышав о готовящейся игре (наверное, девчонки разболтали), он целый день ходил то за Идой Сергеевной, то за Костей и все канючил:

          — Костя, ну что тебе, жалко?.. Давай я пойду. Я уже все, что надо, в рюкзак собрал.

          — Ида Сергеевна, пошлите меня. Честное слово, я больше не буду, по ночам закидушки проверять и заплывать далеко не буду. Ну вот честное пионерское!

          Первым сдался Костя. По правде сказать, Киле просто не давал ему прохода. Тут даже сравнение, что он бродил за ним, как тень, не годится. Какая там тень! Во-первых, от тени можно уйти в тень, а во-вторых, она молчит. Павлик же ходил и бубнил, и все одно и то же. И будущий путешественник Костя Борисов сдался. Ида Сергеевна колебалась до ужина. Потом отозвала Костю и сказала:

          — Ладно, Борисов. Пусть идет... На твою ответственность. Ясно? А то никакой тайны не будет — весь лагерь узнает, что мы задумали.

          После ужина Костя намекнул Павлику, что это он уговорил Иду Сергеевну.

          — Только потому, что я взял тебя под свою ответственность, она и согласилась. Так что слушаться меня беспрекословно! — Это слово любил говорить Костин папа, и Костя повторил его дважды. — Да смотри не проспи.

          Павлик заулыбался, козырнул и побежал догонять свой отряд.

          «Все равно проспит, — подумал Костя. — Ну, ладно, я его пораньше разбужу. Будет знать, что такое настоящее путешествие».

          Но Павлик проснулся первым, и Костя, чтобы скрыть свое смущение, ворчал на него до тех пор, пока не надел рюкзак.

          — Ну, правое плечо вперед! Только, чур, не отставать. А компас достал? — проговорил Костя, с гордостью пощелкав по стеклу своего компаса.

          Этого необходимого каждому настоящему следопыту прибора у Павлика не оказалось, и Борисов только рукой махнул:

          — Эх ты, горе-путешественник! Карта-то хоть у тебя есть?

          Но и карты у Киле не было.

          — Ладно, пошли, — сердито сказал Борисов.

          — Костя, — нисколько не обижаясь, шепнул Павлик, — давай горн прихватим, а? — И он, хитро прищурившись, кивнул на горн, торчащий из-под Никитиной подушки.

          — Зачем? — удивился командир похода.

          — Дудеть по дороге будем. Идти веселей. Давай, а?

          Сначала Костя хотел отказаться, но потом подумал: «Пусть-ка Никитка поищет. Вот будет смех: лагерный горнист проспал свой горн!»

          — Давай, бери, — согласился он.

          Так скромно началось это пока еще малоизвестное путешествие, в летописи которого скоро появятся и первобытные люди, и славный фрегат «Бор-Бос», и веселые ловцы жемчуга. Но все это дальше. А пока ребята вышли на песчаную дорожку, по которой обычно бегали купаться в протоку, поежились от утреннего холодка и зашагали навстречу опасностям, прямо в темные заросли тальника.

          Примерно через двадцать минут после того, как на Костю и Павлика набросились поджидавшие их у протоки комары, дверь одного из лагерных домиков приоткрылась. В образовавшуюся таким образом щель выглянула чья-то голова. Убедившись, что лагерь мирно спит, человек, которому принадлежала голова, выскользнул из двери. Держась в тени, он направился к другому домику, над крылечком которого висела табличка: «Радиоузел», а пониже мелом было написано: «Посторонним вход воспрещен. Штраф 100 рублей».

          По-видимому, человек этот не был посторонним, потому что его не остановило объявление о штрафе в целых сто рублей. Он без всякого ключа снял огромный замок и скрылся в домике. Еще через несколько минут он так же бесшумно повесил замок на прежнее место и, старательно обогнув будку, где проживал лагерный пес Терешка, стал подкрадываться к дому девочек. Левой рукой он придерживал что-то под майкой, а в правой держал сложенную в четыре раза половинку тетрадной страницы.

          Известно, что люди, за редким исключением, для того чтобы войти в здание, пользуются дверью. Человек в майке пренебрег этим довольно старым способом. Он обошел корпус и присел у окна. Осмотревшись, человек шлепнул комара, пищавшего возле шеи, и, привстав, осторожно потянул раму. Она поддалась и бесшумно открылась. Еще раз осмотревшись, человек лег животом на подоконник и засунул бумажку под подушку спавшей у окна Раи Тузиковой. А через минуту он шагал к протоке.

          У берега протоки человек сошел с дорожки прямо в высокую густую траву. Не обращая внимания на то, что его тапочки и ноги сразу стали мокрыми от обильной росы, он направился к старой коряжине. Здесь, разбросав хворост, достал чемоданчик, положил в него два пирожка, которые до этого прятал под майкой, пощупал на дне чемодана какие-то винтики, мотки проволоки и железки, закрыл чемоданчик и, вздохнув, выбрался на тропу.

          Человек этот, хотя и поступал странно, не был какой-нибудь подозрительной личностью. Имя и фамилия у него были самые заурядные — Ваня Иванов. Но ребята еще в городе прозвали его Ваня Конденсатор, или Ваня Конструктор. Так с этими научными прозвищами он и прибыл в лагерь и носил их здесь, нисколько не обижаясь. Конечно, Ваня не был еще настоящим конструктором, для этого ему пока не хватало лет и некоторых необходимых знаний. Оба прозвища он получил потому, что увлекался радиотехникой. Многие жильцы большого дома, в котором проживал Ваня, частенько просили его посмотреть замолчавший радиоприемник. И Ваня никому не отказывал. После его ремонта многие приемники потом действительно работали на радость владельцам. Самое же удивительное заключалось в том, что после каждого такого ремонта у Вани всегда почему-то оставались лишние детали. Свой домашний приемник Ваня налаживал уже несколько раз, и, хотя лишних деталей набралась целая коробка, приемник все-таки работал. Родной Ванин дед, которого премировали когда-то этим приемником, всякий раз удивлялся.

          — Ну и ну! Наш Иван опять утер нос инженерам, — говаривал он. — Давай, внук, выбрасывай. И когда у тебя один футляр, без всех этих побрякушек, заговорит, повезем его в Москву. Знай наших...

          И дед вздыхал, вспоминая, как в годы его отрочества некоторые мальчишки мастерили простые детекторные приемники, в которых были антенна, наушники, моток проволоки и, кажется, больше ничего.

          Может быть, когда-нибудь после очередного ремонта, у Вани действительно останется один говорящий футляр, но пока в приемнике имелись и лампы, и конденсаторы, и сопротивления, и прочие внутренности.

          В лагерном радиоузле Ваня был одной из ведущих персон, и, может быть, поэтому узел работал исправно.

          Выйдя на тропу и, как мы знаем, вздохнув, Ваня, размахивая чемоданчиком, зашагал прямо на всходящее над тропинкой солнце. Тропинка шла вдоль берега протоки, но самой протоки за густой стеной тальника, а рос он и на берегу и по колено в воде, не было видно. Только по частым всплескам рыбы можно было догадаться, что протока рядом.

          Когда здесь час назад проходил Павлик, рыбацкое сердце его разрывалось на части. Он все время хотел предложить Косте бросить раз-другой закидушку, но не отваживался — очень уж занятый вид был у командира. Костя шел впереди и оглядывал окрестности, приложив к глазам полусжатые кулаки, — другой оптики у него, к сожалению, не было. Он останавливался только для того, чтобы многозначительно посмотреть на компас, и шагал дальше.

          В одном месте тальник раздвинулся, уступив место травянистому берегу.

          — Определимся, — произнес Костя и достал из кармана рюкзака карту.

          Опустившись на одно колено, начальник экспедиции (так Костя мысленно стал называть себя) разложил карту, а сверху поставил компас.

          Карта, которой пользовался Костя, имела один маленький недостаток: когда начальник экспедиции поставил на нее компас, под ним скрылся весь Хабаровский край, большая часть Приморья, четверть Якутии, вся Амурская область и даже кусочек Кореи. Короче говоря, это была обычная физическая карта СССР из учебника географии. Для Утиной протоки и бурной речки Морошки, в которую она впадает, на карте не нашлось места. Но это путешественника не смущало.

          Павлик в картах еще не особенно разбирался. Правда, на той, большой, что висела в классе, он свободно находил, например, Африку и Америку, но что обозначает слово «определимся», точно не знал. Отмахиваясь попеременно то веткой, то горном от комаров, которые на восходе солнца становятся особенно свирепыми, он предоставил Косте право определяться, сколько тот хочет. В это время, разбив в воде перевернутое отражение тальника, у самого берега шумно плеснулся сом. Мелкие рыбешки, выскакивая из воды, кинулись в разные стороны. От набежавших кругов зашатались бородатые корни стоящих в воде талин, и Павлик не выдержал:

          — Костя, я кину, а?

          — Что кинешь?

          — Закидушку.

          — Некогда. Нагни лучше ветку и привяжи к ней ленточку, все-таки польза от тебя будет.

          Борисов достал из кармана белую тряпку, оторвал от нее лоскут, подал Павлику, а сам спрятал у корней дерева конверт, на котором значилось: «№ 1».

          Поднявшееся над рекой солнце подсушило траву, комары попрятались, и идти стало веселее. Павлик посердился немного на товарища за то, что он не разрешил ему порыбачить, и перестал. Он сбивал горном пушинки на редких одуванчиках и напевал нанайскую песню:

                      Эх, лингданданя,
                     В омуте темном сом
                     Щелкает ртом.

                     Эх, лингданданя,
                     На отмели поутру
                     Мечет сазан икру.

          Костя тоже любил петь песни. Точнее, не всякие песни, а одну. Но сейчас он не думал о песнях — он мечтал о всевозможных необычных приключениях. Вот, например, заблудились бы они и, вместо того чтобы возвращаться в лагерь с ребятами (они в десять часов выйдут по их следу), переночевали бы в лесу. А утром Костя вывел бы Павлика, напуганного и уставшего, к воротам лагеря. Здорово, конечно! Но заблудиться было очень трудно. Протока Утиная неуклонно вела к реке Морошке, а на берегу Морошки им надо спрятать вымпел, разыскивать который пойдет первый отряд.

                      Эх, лингданданя,
                    Выдра, как щука, ныряет,
                     Рыбу пугает... —

          продолжает напевать Павлик, а сам думает, как хорошо он сегодня порыбачит, когда они спрячут вымпел. Ребята подойдут не скоро, им ведь надо будет искать метки, и он успеет забросить несколько закидушек. Крупную рыбу можно надеть на сдевок и опустить в воду, пусть пока плавает, потом он подарит ее поварихе тете Насте. Из косаток он приготовит шашлык и угостит проголодавшихся друзей.

          Когда, обдумав все возможности, Костя понял, что заблудиться при всем желании не удастся, он стал мечтать о другом. Спрятав вымпел, усядутся они где-нибудь в укромном месте отдохнуть, и вдруг... Костя даже вздрогнул, так его взволновала собственная фантазия. И вдруг сверкнет яркий свет, загрохочет гром и на землю опустится огромный золотой шар. Павлик зажмет уши и закроет глаза, а Костя встанет, поправит красный галстук и твердым шагом пойдет прямо к шару. Он-то знает, что этот шар — космический корабль с далекой, неизвестной планеты. Как только Костя приблизится к шару, раздвинется невидимая дверь и навстречу Косте выйдет начальник космической экспедиции. Они станут друг против друга — представитель чужой планеты и представитель Земли Костя Борисов — и протянут друг другу руки. И если даже у инопланетянина вместо рук окажутся щупальцы, Костя, не раздумывая, пожмет протянутый щупалец.

          Внутри корабля раздастся величественная музыка, а киноаппараты пришельцев увековечат эту историческую встречу.

          И тут неожиданно выясняется, что космонавтам с чужой планеты ни минуты больше нельзя оставаться на Земле. Какие-то земные микробы, а может газы, начинают разъедать стенки их корабля. Цвет его из золотого становится коричневым. В этот трагический момент Костя решается на героический поступок: он жестами объясняет пришельцам, что летит с ними. Благодарные инопланетяне прижимают руки к своим животам, чтобы показать, как они восхищены его решением.

          А вокруг шара уже собрались ребята из лагеря, они удивлены и ничего не понимают. Костя произносит свою прощальную речь. Девочки плачут, вожатые безуспешно его отговаривают. Петя Азбукин, всегда жалеющий пленку, на этот раз непрерывно щелкает «Сменой». Даже Ваня Конденсатор восхищенно смотрит не на Раю Тузикову, а на него — Костю Борисова. Под дружные аплодисменты, переходящие в овацию, Костя заходит в шар. Слышится щелчок...

          — Тур-ду-ту-ту! Тур-ду-ту-ту!!! — раздается над ухом Кости.

          Это Павлик, которому надоело напевать свою рыбацкую песню, решил опробовать горн.

          От неожиданности Костя-астронавт шарахнулся в сторону и кубарем покатился с высокого берега протоки. Затрещали какие-то сучки, и Борисов плюхнулся в воду. К счастью, у берега тянулась мель. Все обошлось благополучно, если не считать, что перепуганные пескари, стайкой гревшиеся на отмели, после Костиного полета целый час искали друг друга, так далеко они разбежались.

          Сигналы горна не только напугали Костю, но ввели в заблуждение и Ваню Конденсатора. Как известно, Ваня шел по той же дороге, но он не знал, что впереди шагают Костя и Павлик. Тем более он не знал, что у них есть горн. Направлялся Ваня в колхоз «Рыбак». Оттуда он собирался на попутном катере уехать домой в город.

          Второпях Ваня не спросил ни у кого про дорогу в колхоз и пошел совсем в другую сторону. Так он шел да шел, а колхоз «Рыбак», до которого было всего два километра, не показывался. Ваня стал колебаться. Если бы он интересовался географией, то безусловно знал бы, что в «Рыбак» надо идти не на восток, а на запад. Но география представлялась Ване очень сложной наукой. Там надо было знать страны света, азимуты, меридианы, градусы, глобусы, автобусы... Хотя нет, автобусы географу знать не обязательно. Ио все равно в географии все, по мнению Вани, до невозможности запутано.

          То ли дело радиотехника. Случился, например, обрыв катушки гетеродина длинных или средних волн. Все ясно: надо установить блок переменных конденсаторов на самую низкую частоту поддиапазона, подать на вход сигнал соответствующей частоты и перемещать подвижную часть катушки до появления сигнала. В общем, просто, и никаких меридианов.

          Ваня не раз объяснял это деду и соседям, и те понимали, потому что задумчиво кивали головами.

          Но сейчас Ваня столкнулся с географией один на один. Здесь не мог помочь лежавший в чемоданчике вольтметр, бесполезной была даже принципиальная схема новейшего супергетеродина, хотя она имелась у Вани. А география окружала его со всех сторон. По левую руку бежала протока Утиная, по правую простирался луг и дальние релки. Где-то был восток, а совсем с противоположной стороны — запад. Наш путник прошел еще немного и, справедливо решив, что два километра давно кончились, хотел повернуть обратно. И он поступил бы совершенно правильно. Но тут впереди что-то протрубило. Сначала Ваня решил, что это звук горна и он, значит, почему-то идет обратно к своему лагерю, — кто же может еще горнить в этих местах, как не Никита? Но, поразмыслив, Ваня догадался, что этого быть не могло, потому что он двигался все время вперед. Тогда Ваня подумал, что слышит гудок какого-то катера на колхозной пристани. А раз так — надо идти в прежнем направлении. Постояв немного, он так и сделал, не зная, что удаляется и от лагеря и от колхоза «Рыбак».

          Из лагеря Ваня ушел тайком. Если бы у него спросили, почему он так поступил, Ваня, пожалуй, не смог бы дать вразумительного ответа. Разве скажешь, что хотел досадить Рае Тузиковой? Будущий выдающийся радиоконструктор сам не представлял, за что он хочет ей досадить. Просто ему хотелось, чтобы она знала, что он ушел из-за нее, и еще ему хотелось, чтобы эта девчонка немного попереживала и раскаялась. Хотя в чем Рая должна раскаиваться, Ваня тоже не смог бы толком объяснить.

          Одно было известно всем девочкам первого отряда: только Рая могла заставить Ваню включить в неурочное время приемник или проиграть через усилитель пластинку. А сам Ваня знал: прикажи ему Рая залезть на самую высокую березу — и он бы залез, хотя очень боялся высоты. Но, к счастью, такая мысль ни разу не приходила в Раину голову.

          Вот и ушел из лагеря непонятый человек, по прозвищу Ваня Конденсатор, да ушел-то не туда, куда думал…

          Выжав трусы, Костя забыл про пришельцев с далекой планеты и их золотой шар и набросился на Павлика. Он, совсем несолидно для начальника экспедиции, размахивал кулаками и так кричал, как будто Киле был глухой или стоял на другом берегу реки. Но этого Павлика ничем нельзя было пронять. Он присел на корточки, подпер подбородок руками и внимательно слушал. Со стороны могло показаться, что Павлику нравится, как Борисов его ругает. Устав, Костя пригрозил, что отправит его обратно, если он еще хоть раз загорнит без разрешения.

          Павлик сказал: «Ладно!» — и ребята пошли дальше.

          Скоро должна была показаться Морошка. Песчаные релки, поросшие черемухой, дикими яблонями, тополями и амурским бархатом, подошли к самой тропинке. Разлапистые зеленые, с красными прожилками листья дикого винограда свешивались над головами путешественников. Потом тропа нырнула под зеленый навес перекинувшихся с дерева на дерево виноградных плетей. Запахло медом, грибами, хотя их время еще не подошло, и газированной водой, хотя ей тоже неоткуда было здесь взяться, — ближайший киоск  «Прохладительные напитки» находился за сто пятьдесят километров, в городе, из которого приехали пионеры.

          И вдруг за кустом боярышника дорожка ткнулась в песчаную осыпь и пропала. Перед глазами ребят блеснула, засверкала сотнями солнечных зайчиков, потянула прохладой бурная речка Морошка. Павлик не удержался и затрубил в горн. Костя радостно заорал, как будто он самый рядовой пионер, а не начальник экспедиции, прыгнул на горячий песок и побежал к воде.

          Первый этап путешествия окончен!

          Побарахтавшись на песчаной косе, мальчики решили искупаться. Это явно противоречило строгим указаниям Иды Сергеевны. Все пионеры из лагеря обычно купались в спокойной Утиной протоке. Так далеко от лагеря еще никто не ходил. Но коса манила таким отборным, чистым песком, будто кто-то его специально просеивал сквозь сито, она так полого уходила под воду, вода в Морошке оказалась такой прозрачной, а солнце так припекало, что тут уж никак не удержишься.

          На песок полетели рюкзаки и сандалии, рубашки и шаровары, и весь личный состав экспедиции с криками кинулся в воду. Но Морошка недаром текла с синих гор, не зря ее питали ледяные ключи. Так же стремительно, как в воду, личный состав экспедиции, ошалело озираясь, бросился на берег: даже здесь, у косы, вода была холодна как лед. Вот она какая, эта Морошка-река!

          Отдышавшись и согревшись, ребята выстругали из ветки стрелку, установили ее так, что она показывала вниз по течению реки, закопали рядом конверт № 2. И отправились искать подходящее место для вымпела.

          Песчаная коса, которую в городе назвали бы пляжем, протянулась вдоль берега метров на триста. Справа к ней примыкала высокая, густо заросшая лесом релка. Сейчас там, наверное, спела-переспевала черемуха, потому что лакомки-скворцы, надрываясь от крика, кружились над релкой суматошными стаями.

          Киле заикнулся, что неплохо бы попробовать, какая здесь черемуха — такая, как у лагеря, или вкуснее, но начальник экспедиции рассердился:

          — Повесим вымпел, тогда я, может быть, разрешу, — отрезал он и нахмурился, при этом его усыпанное замечательными веснушками лицо выразило строгость и непреклонность. — А сейчас — вперед!

          Вперед так вперед. Исполнительный Павлик послушно поплелся за командиром. А рядом с ребятами по горячей песчаной косе зашагали две тени. Одна — длинная и сухонькая. И хотя на черном лице ее не было веснушек и строгого выражения, — это была Костина тень. Вторая тень была коротенькая и толстая, шагала вразвалочку и два раза тайком показала кулак той тени, что шла впереди, — наверно потому, что ее хозяину не дали порыбачить.

          Что касается Вани Конденсатора, то ему именно в эту минуту пришла в голову превосходная идея. От деда, а потом от старших ребят в Доме пионеров он слышал, что раньше мастерили детекторные приемники в спичечном коробке. «Ну, хорошо, - подумал тогда Ваня, — детектор можно спрятать внутрь коробка, а куда денешь катушку?» И вот сейчас Ваня нашел место для катушки — ее ведь можно намотать вокруг коробка!

          Мысль эта оказалась настолько заманчивой, что Ваня забыл на время и про Раю Тузикову, и про колхоз «Рыбак», и про родного деда. Он сел на чемоданчик и стал прутиком чертить на дорожке схему этого забытого приемника.

          Мы не будем мешать изобретателю, — пусть думает. Пифагор тоже думал. Говорят, что он точно так же, как и Ваня, прутиком на земле, доказывал всем желающим свою знаменитую теорему. А вот когда Ваня Иванов встанет, география опять его подведет. Наш конструктор забудет, в какую сторону он шел — туда или сюда.

           В содержание Следующая глава



          «Бор-Бос» поднимает паруса


          ГЛАВА ПЕРВАЯ

          С чего все началось. Ваня Конденсатор. Отбытие Кости Борисова в космос. Ваня идет в другую сторону. Река Морошка.

          ГЛАВА ВТОРАЯ

          Почему запоздал завтрак. Радиописьмо. Переполох. Приказ № 1. Следы Вани Конденсатора. Где Костя с Павликом?

          ГЛАВА ТРЕТЬЯ

          Находка на берегу. «Бор-Бос» поднимает паруса. Фрегат не слушается руля. Земля!

          ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

          Опять в лагере. Мотор деда Антипа. На острове и в Краснокуровке. Никита, ау!

          ГЛАВА ПЯТАЯ

          Весело ли жилось первобытным людям? Гроза. Таинственный огонек. Кто кричал? Как печка ловила сомов.

          ГЛАВА ШЕСТАЯ

          Беспокойная ночь. Дрессировка Терешки. Поиски начались.

          ГЛАВА СЕДЬМАЯ

          Записка. Утки на перемете. Браконьер. Двое в черных трусах.

          ГЛАВА ВОСЬМАЯ

          Лающий мальчик. Ловцы жемчуга. Горн. В лагерь — на вертолете. Новый день.



          Мы в соцсетях:



          Библиотека предлагает:

          X

          Забронировать книгу:

          С помощью этой формы Вы можете забронировать книгу в нашей библиотеке. Забронированное издание не выдается другим пользователям в течение 5 дней. Время обработки заявок – один рабочий день.




          X

          Продлить книгу:

          С помощью этой формы Вы можете продлить книгу в нашей библиотеке на 14 дней (не более двух раз). Время обработки заявок – один рабочий день.